Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Закладка краеугольного камня экспозиционного зала во дворе Толстой Маргариты — завершение процесса музеефикации башни, который растянулся почти на… восемьдесят лет.

Возраст одной из характернейших и узнаваемых памятников фортификационного зодчества столицы уверенно приближается к половине тысячелетия.

Самый радикальный вариант «реставрации» Толстой Маргариты предложил в 1924 году архитектор А. Владовский.

Самый радикальный вариант «реставрации» Толстой Маргариты предложил в 1924 году архитектор А. Владовский.

Музейный период его биографии — куда как короче: отсчитывать его принято с 1978 года, когда отреставрированная Толстая Маргарита распахнула свои двери перед влюбленными в морскую старину и романтику.

Меньше вспоминают о том, что у истории этой была предыстория. Началась она ровно за полвека до того, как над входом в башню зажегся кованый фонарь в виде стилизованной каравеллы.

Если быть хронологически точным — осенью 1938 года, когда строению, до того на протяжении почти четверти столетия бесхозному, впервые была предначертана музейная судьба.

Тюремные функции башне пришлось выполнять с Северной войны до 1917 года.

Могла бы она быть, впрочем, и совсем иной: идей использования былому главному укреплению Больших Морских ворот выдвигалось в свое время, без преувеличения, в избытке.

Невольная служба

Официально демилитаризована Толстая Маргарита была одновременно с иными башнями городской стены — во второй трети XIX века.

Расставаться с военной службой в пользу гражданской — начала значительно раньше: практически сразу же после Северной войны, когда в ней были поселены каторжники, пригнанные для работ по модернизации ревельской гавани.

Тюремные функции выпадало исполнять башне и в следующем столетии: около 1830 года в ней, вроде бы, разместилась главная гауптвахта — военная тюрьма для солдат гарнизона, уличенных в совершении тех или иных проступков.

По всей вероятности, использовалась она сто с небольшим лет назад и просто как казарма: автор опубликованного в «Ревельских известиях» фельетона жалуется от лица Толстой Маргариты, мол, она и сама не рада, что в брюхе ее стучит военный барабан.

Образованная часть горожан соглашалась: памятнику архитектуры стоило подыскать более подходящее использование. Не зря же именно Толстую Маргариту — наряду с Кик-ин-де-Кёк — местные власти постановили сберечь для потомков еще в 1870 году.

Проку от постановлений было немного: через четырнадцать лет к Маргарите пристроили четырехэтажный тюремный корпус, еще через одиннадцать — устроили камеры срочной следственной тюрьмы внутри самой башни.

Арестанты ее были выпущены на свободу в дни Февральской революции. Сама же древняя постройка, в пылу революционного угара, была подожжена — естественно, в качестве «символа ненавистного самодержавия».

В невольной роли такового — с обуглившимися проемами пробитых в толще стен зарешеченных окон — Толстая Маргарита встретила обретение Эстонией государственной независимости.

Разруха внутри

«Ветрам северным открыто,
Кругло-каменное брюхо,
У тебя внутри — разруха!,
Маграрита, Маргарита!,
Ты — разбитое корыто»,  — сокрушался об одноименной башне автор стихотворного фельетона, опубликованного «Вестями дня».

К моменту публикации — октябрю 1926 года — памятник архитектуры стоял в заброшенном состоянии вот уже свыше семи лет, вызывая тревогу не только у газетных стихоплетов, но и у ценителей таллиннской старины, и у городских властей.

О том, что здание, встречающее всякого прибывающего гостя «черным гнилым зубом», необходимо привести в порядок, соглашались, пожалуй, все. И всё же никак не могли определиться — кто именно, на какие средства и каким образом должен взяться за дело.

От военного ведомства Толстая Маргарита переходила на баланс Министерства просвещения, от него — к Министерству транспорта, затем — к строительному отделу городской управы. И каждый видел будущее башни на свой собственный манер.

Поначалу военные планировали отреставрировать ее для нужд создаваемого Музея Освободительной войны, но решили, что и помещения для масштабной экспозиции тут тесноваты, и благоустройство средневековой постройки слишком накладно.

Потом подумали, что лучше будет разместить здесь… квартиры для малоимущих жителей столицы, а если желающих поселиться в бывших тюремных стенах не найдется — приспособить башню под склад или универсальный магазин.

Самый амбициозный проект был, пожалуй, выдвинут летом всё того же 1926 года: Толстую Маргариту решили, выражаясь языком современной эпохи, перестроить в многофункциональный коммерческо-развлекательный комплекс.

«Внутри здания предлагается разместить большой зал для собраний или выставок, — писала «Waba maa». — Зал с верхним светом — для выставки картин, несколько помещений — для культурно-просветительных целей.

Планируется устройство кинотеатра под демонстрацию научных и образовательных лент. Его доход, вместе с арендой подвального буфета, позволит выручить средства для эксплуатации народного учреждения».

Без крыши

Недостатка в идеях в двадцатые годы не наблюдалось: юмористы заверяли, что папка проектов-предложений скоро окажется толще, чем увековеченная в названии башни толщина самой Маргариты.

Не хватало главного — денег. А когда они в городской казне, вроде бы, начали маячить на горизонте, грянул мировой экономический кризис — и башне пришлось дожидаться своего часа еще лет восемь-девять.

Благоприятные времена настали в середине тридцатых годов: эстонская экономика оправилась от шокового удара, авторитарный режим Константина Пятса начал уделять всё большее внимание внешнему облику столицы.

«За последние годы поток туристов возрос, — отмечалось в письме, отправленном Таллиннским историческим обществом в городскую управу в 1937 году. — Он влечет за собой рост желающих осмотреть Толстую Маргариту не только снаружи, но и изнутри.

До сих пор, однако, это не представляется возможным по причине как полной неблагоустроенности внутреннего пространства башни, так и технического состояния всей постройки, которая угрожает посетителям обрушением штукатурки и камней».

В письме говорилось, что в случае приведения в порядок фортификационного комплекса, в бывшем четырех- этажном тюремном здании во дворе и в надвратном ходе можно было бы разместить музейные витрины, а внутри Маргариты — лапидарий.

Необходимость создания последнего, по сути — хранилища резных камней, мотивировалась тем, что в с ходе развития столицы всё больше с средневековых зданий заменяется современными и долг горожан — сохранить детали утрачиваемого.

Аргументы были приняты. Осенью 1938 года было принято решение о передаче Больших морских ворот будущему Городскому музею. Строительный отдел выделил на проведение первоначального этапа работ двадцать пять тысяч крон.

На эту, внушительную по тогдашним временам, сумму сделать удалось немало. Прежде всего — замуровать появившиеся на фасаде башни в «тюремный» период ее биографии проемы окон. Еще — восстановить черепичное покрытие крыши.

О самой крыше речь не шла. реставраторы тридцатых годов решили ограничиться воссозданием внешнего вида башни, внутри же создав атриум под открытым небом, позволявший любоваться конструкциями стен.

В таком виде Толстая Маргарита приняла первых музейных посетителей — случилось это в августе 1940-го.

* * *

Строительный кран, с минувшего лета застывший над комплексом предвратного укрепления Больших Морских ворот, свидетельствует: Толстая Маргарита и ее ближайшие окрестности переживают метаморфозу.

Пространственное решение интерьеров башни, которое они приобрели в результате реконструкции 1978-1980 годов, сохранится. Экспозиционные же площади — существенно увеличатся: за счет перекрытия потолком музейного дворика.

Сюда уже в октябре следующего года переберется один из самых масштабных экспонатов Морского музея: остов средневекового когга, найденный при строительных работах на территории бывшего парка аттракционов в Кадриорге.

Такой перспективе можно только порадоваться. Равно как и тому, что вновь доступной для музейных посетителей станет еще одна достопримечательность — каменная резная доска XVI столетия, посвященная переходу замка Тоомпеа под власть шведов.

Она ценна вдвойне: и как памятник политической истории полутысячелетней давности, и как единственный экспонат лапидария Городского музея, открывшегося в стенах Толстой Маргариты восемьдесят лет назад.

 

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!