А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Хроники Таллина
Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Столетие государственной независимости Латвии — повод попробовать отыскать в городском пространстве Таллинна «рижский след».

Поиски, при желании, будут краткими: достаточно приглядеться к силуэту города, украшающему стеклянный задник многих остановок общественного транспорта в центре столицы, и обнаружить, что это не Таллинн, а именно Рига.

Но курьезной оплошностью безымянных дизайнеров дело, конечно же, не ограничивается: архитекторы-рижане начали работать в наших краях задолго до того, как города-соседи стали столицами независимых государств.

Под небесами

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Первым мастером, работающим, что называется, «на два города», был, если верить легендам, строитель Олевисте: по ночам, говорят, он умудрялся возводить рижанам звонницу Петровской церкви.

Документальных свидетельств тому, понятное дело, не сохранилось. Как не обнаружилось пока что и подтверждений тому, что между Ревелем и Ригой ганзейских времен шел какой-либо архитектурный обмен.

Причин тому, надо полагать, было несколько. Заложенная немцами Рига всегда тяготела к традициям собственно немецкого зодчества. Основанный датчанами Ревель — к его варианту, адаптированному скандинавскими зодчими.

Играла свою роль и разница в наиболее распространенном строительном материале: рижане строили из традиционного для городов балтийского побережья Германии кирпича, предки современных таллиннцев — из плитняка.

Там же, где особенности исходного сырья решающей роли играть не могли, сотрудничество между мастерами двух соседних городов велось. Если даже и не в Средневековье, то на заре Нового времени — практически однозначно.

Убедиться в этом проще простого: достаточно обратить взор к шпилю таллиннской ратуши. Ведь самую первую фигурку ландскнехта для ее флюгера выковал в 1530 году некий Керстен Пелсер — мастер, прибывший из Риги.

Собственно, в Ревель он был вызван не ради столь незначительного, по болышому-то счету, заказа: специалист по возведению церковных башен, Пелсер был привлечен к ремонту шпиля церкви Олевисте.

Справился рижанин, работавший вместе с четырьмя земляками-подмастерьями и с этим заданием, увенчав отреставрированную колокольню, опять-таки, флюгером: крестом и ангелом.

Жаль только, что в отличие от Старого Тоомаса, вот уже трижды возрожденного в изначальном виде, даже изображения работы Пелсера для церкви Олевисте до нас не сохранилось.

Приметные и неизвестные

Был ли «отец» Вана Тоомаса урожденным рижанином или же просто прибыл в Ревель со стороны Риги — сказать со стопроцентной точностью не удастся, возможно, уже никогда.

Зато доподлинно известно имя уроженца Магдебурга, состоявшегося как талант именно в Риге, но активно поработавшего и над украшением Таллинна, — скульптора Августа Фольца.

Стоит посмотреть практически на любой таллиннский фасад, возведенный на рубеже ХIХ-ХХ столетий и украшенный скульптурами — и почти безошибочно определите в них работу мастерской Фольца.

Именно ее владельцу таллиннцы обязаны фигурами семи кариатид-муз, взирающих на улицу Г. Отса с высоты третьего этажа Таллиннской реальной школы — возведенного в 1884 году Петровского реального училища.

Молодящийся нарумяненный старичок с лорнетом на карнизе Российского посольства на улице Пикк тоже создание Фольца. Равно как и черная кошка, крадущаяся по карнизу того же здания, обращенного на улицу Хобузепеа.

Буквально напротив расположена художественная галерея «Дракон»: и подарившие ей название мифологические существа, и вполне реалистичные лягушки, и фигуры египтянок отлиты из бетона под руководством рижского ваятеля.

Встречаются упоминания, что Фольц был также создателем кариатиды, встречающей входящих в особняк по адресу: бульвар Эстония, 15, и крылатых орлов над витринами нынешнего торгового центра WW Passaaž.

Документальных подтверждений этому, впрочем, не найдено. Как и авторству Фольца применительно к фонтану на развилке улицы Виру и Пярнуского шоссе — предшественнику теперешнего.

Создал Фольц и еще одну скульптуру — стильную, колоритную, яркую, но подавляющему большинству таллиннцев практически неизвестную — в силу ее расположения.

Речь идет о драконе, охраняющем спуск в подвалы исторического здания Кредитной кассы Эстляндского рыцарства аккурат под винтовой лестницей нынешнего Банка Эстонии.

Любовь к старине

Само банковское здание, расположенное на углу бульвара Эстония и истока бульвара Сакала, к рижской теме в таллиннском пространстве города отношение имеет самое прямое.

Прямое настолько, что даже сами рижане, увидев его, «опознают» уменьшенную копию здания Латвийской академии художеств — прежнего Коммерческого училища Рижского биржевого комитета.

Ошибиться немудрено: оба здания похожи друг на друга, словно брат и сестра. Но «родственники» это не прямые. Манера одна — неоготика. Архитекторы — разные: в Риге — Вильгельм Бокслаф, в Таллинне — Август Рейнберг.

Архитектор талантливый и плодовитый, работавший как в родной Риге, так и в столичном Санкт-Петербурге, Рейнберг безошибочно умел выбрать наиболее подходящий той или иной постройке стиль — и блистательно стилизовал его.

Сложно сказать, почему профессиональное чутье словно бы изменило ему в Таллинне: обращение к архитектурным традициям Средневековья объяснить просто, но выбор для строительства не традиционного ревельского плитняка, а кирпича — труднообъяснимо.

Возможно, зодчий не решился экспериментировать с малознакомым для него камнем. А может — заказчики надоумили: хотели показать соседям-рижанам, что, мол, и мы ничем вас не хуже. А может, и получше: угловая башня щедро украшена мозаикой.

Куда как больший респект к историческим традициям именно ревельского зодчества продемонстрировал в своей работе земляк и старший коллега Рейнберга по ремеслу — искусствовед, архитектор, реставратор Вильгельм Нойманн.

Так, разрабатывая проект банка Георга Шеэля на углу площади Вана-Тург и улицы Суур-Карья, Нойманн почти в точности скопировал фронтон ближайшего памятника эпохи готики — так называемого «Дома епископа».

Более того — в новое здание рижский мастер включил наиболее ценные архитектурные детали стоявшего на том же месте подлинного средневекового дома: входную дверь с порталом, коньковый камень крыши.

Под руководством Нойманна были построены самые молодые ворота таллиннской крепостной стены: архитектурно оформленный под рыцарскую старину проезд на улице Суур-Клоостри.

Провел рижский зодчий и первую научную консервацию руин монастыря ордена Святой Биргитты. И даже оставил на штукатурке одной из стен автограф, различимый и поныне.

Внутри и снаружи

Не ко всем таллиннским работам рижских архитекторов время отнеслось одинаково бережно.

Так, в годы Второй мировой войны утрачен был мясной павильон Нового рынка, чьи фундаменты вновь обнажились во время благоустройства парка Таммсааре: строил его рижанин Вильгельм фон Стрик.

Зато все невзгоды минувшего столетия удалось пережить в целости и сохранности зданию, возведенному не просто уроженцу или жителю Риги, а архитектору-латышу. Причем — в самом сердце столицы Эстонии.

Речь, как не трудно догадаться идет о здании по адресу: площадь Вабадузе, 5 — Русском театре. Построен он был в 1926 году для самого фешенебельного на тот моменз зрелищного учреждения Таллинна; — кинотеатра «Глория-Палас».

Не зная предыстории, сложно предположить, почему творцом его стал рижанин Фридрих Скуиньш архитектор, к числу наиболее востребованных и популярных на тот момент, пожалуй, всё же не относившийся даже в своих родных краях.

Его, выражаясь современным языком, «творческое портфолио» к середине двадцатых годов 6ыло не особо весомым, но имелся в ней один несомненный козырь — кинотеатр «Сплендид палас», сооруженный в Риге для киномагната Василия Емельянова.

Синематографом Емельянова восхищалась пресса. Его показывали гостям латвийской столицы. Среди них однозначно был и один из зарубежных компаньонов рижского предпринимателя — таллиннский кинопрокатчик Леон Фалыштейн.

Желание обзавестись в Таллинне чем-то подобным (а может, превосходящим рижский аналог и в пышности и по великолепию, скоре всего, и подсказало ему обратиться с заказом к архитектору рижского «Сплендид-Паласа».

Таллиннский кинотеатр получился у Скуиньша даже более впечатляющим — особенно по части интерьеров. Фасад же, напротив вышел в целом неплохим, но для главной площади столицы явно суховатым.

* * *

Более восьмидесяти лет минуло со дня открытия «Глория-Паласа» без малого тридцать — с восстановления ЭР и ЛР государственной независимости. За этот период, увы новых работ архитекторов-рижан в Таллинне, к сожалению, не появилось.

Хочется сказать «не появилось пока»: ведь пока жива в народе присказка «Ei saa me läbi Lätita» — «Без Латвии нам не обойтись», надежда в то, что архитектурный диалог между столицами-соседями возобновитеься.

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!