А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Столетие государственной независимости Латвии — повод попробовать отыскать в городском пространстве Таллинна «рижский след».

Поиски, при желании, будут краткими: достаточно приглядеться к силуэту города, украшающему стеклянный задник многих остановок общественного транспорта в центре столицы, и обнаружить, что это не Таллинн, а именно Рига.

Но курьезной оплошностью безымянных дизайнеров дело, конечно же, не ограничивается: архитекторы-рижане начали работать в наших краях задолго до того, как города-соседи стали столицами независимых государств.

Под небесами

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Первым мастером, работающим, что называется, «на два города», был, если верить легендам, строитель Олевисте: по ночам, говорят, он умудрялся возводить рижанам звонницу Петровской церкви.

Документальных свидетельств тому, понятное дело, не сохранилось. Как не обнаружилось пока что и подтверждений тому, что между Ревелем и Ригой ганзейских времен шел какой-либо архитектурный обмен.

Причин тому, надо полагать, было несколько. Заложенная немцами Рига всегда тяготела к традициям собственно немецкого зодчества. Основанный датчанами Ревель — к его варианту, адаптированному скандинавскими зодчими.

Играла свою роль и разница в наиболее распространенном строительном материале: рижане строили из традиционного для городов балтийского побережья Германии кирпича, предки современных таллиннцев — из плитняка.

Там же, где особенности исходного сырья решающей роли играть не могли, сотрудничество между мастерами двух соседних городов велось. Если даже и не в Средневековье, то на заре Нового времени — практически однозначно.

Убедиться в этом проще простого: достаточно обратить взор к шпилю таллиннской ратуши. Ведь самую первую фигурку ландскнехта для ее флюгера выковал в 1530 году некий Керстен Пелсер — мастер, прибывший из Риги.

Собственно, в Ревель он был вызван не ради столь незначительного, по болышому-то счету, заказа: специалист по возведению церковных башен, Пелсер был привлечен к ремонту шпиля церкви Олевисте.

Справился рижанин, работавший вместе с четырьмя земляками-подмастерьями и с этим заданием, увенчав отреставрированную колокольню, опять-таки, флюгером: крестом и ангелом.

Жаль только, что в отличие от Старого Тоомаса, вот уже трижды возрожденного в изначальном виде, даже изображения работы Пелсера для церкви Олевисте до нас не сохранилось.

Приметные и неизвестные

Был ли «отец» Вана Тоомаса урожденным рижанином или же просто прибыл в Ревель со стороны Риги — сказать со стопроцентной точностью не удастся, возможно, уже никогда.

Зато доподлинно известно имя уроженца Магдебурга, состоявшегося как талант именно в Риге, но активно поработавшего и над украшением Таллинна, — скульптора Августа Фольца.

Стоит посмотреть практически на любой таллиннский фасад, возведенный на рубеже ХIХ-ХХ столетий и украшенный скульптурами — и почти безошибочно определите в них работу мастерской Фольца.

Именно ее владельцу таллиннцы обязаны фигурами семи кариатид-муз, взирающих на улицу Г. Отса с высоты третьего этажа Таллиннской реальной школы — возведенного в 1884 году Петровского реального училища.

Молодящийся нарумяненный старичок с лорнетом на карнизе Российского посольства на улице Пикк тоже создание Фольца. Равно как и черная кошка, крадущаяся по карнизу того же здания, обращенного на улицу Хобузепеа.

Буквально напротив расположена художественная галерея «Дракон»: и подарившие ей название мифологические существа, и вполне реалистичные лягушки, и фигуры египтянок отлиты из бетона под руководством рижского ваятеля.

Встречаются упоминания, что Фольц был также создателем кариатиды, встречающей входящих в особняк по адресу: бульвар Эстония, 15, и крылатых орлов над витринами нынешнего торгового центра WW Passaaž.

Документальных подтверждений этому, впрочем, не найдено. Как и авторству Фольца применительно к фонтану на развилке улицы Виру и Пярнуского шоссе — предшественнику теперешнего.

Создал Фольц и еще одну скульптуру — стильную, колоритную, яркую, но подавляющему большинству таллиннцев практически неизвестную — в силу ее расположения.

Речь идет о драконе, охраняющем спуск в подвалы исторического здания Кредитной кассы Эстляндского рыцарства аккурат под винтовой лестницей нынешнего Банка Эстонии.

Любовь к старине

Само банковское здание, расположенное на углу бульвара Эстония и истока бульвара Сакала, к рижской теме в таллиннском пространстве города отношение имеет самое прямое.

Прямое настолько, что даже сами рижане, увидев его, «опознают» уменьшенную копию здания Латвийской академии художеств — прежнего Коммерческого училища Рижского биржевого комитета.

Ошибиться немудрено: оба здания похожи друг на друга, словно брат и сестра. Но «родственники» это не прямые. Манера одна — неоготика. Архитекторы — разные: в Риге — Вильгельм Бокслаф, в Таллинне — Август Рейнберг.

Архитектор талантливый и плодовитый, работавший как в родной Риге, так и в столичном Санкт-Петербурге, Рейнберг безошибочно умел выбрать наиболее подходящий той или иной постройке стиль — и блистательно стилизовал его.

Сложно сказать, почему профессиональное чутье словно бы изменило ему в Таллинне: обращение к архитектурным традициям Средневековья объяснить просто, но выбор для строительства не традиционного ревельского плитняка, а кирпича — труднообъяснимо.

Возможно, зодчий не решился экспериментировать с малознакомым для него камнем. А может — заказчики надоумили: хотели показать соседям-рижанам, что, мол, и мы ничем вас не хуже. А может, и получше: угловая башня щедро украшена мозаикой.

Куда как больший респект к историческим традициям именно ревельского зодчества продемонстрировал в своей работе земляк и старший коллега Рейнберга по ремеслу — искусствовед, архитектор, реставратор Вильгельм Нойманн.

Так, разрабатывая проект банка Георга Шеэля на углу площади Вана-Тург и улицы Суур-Карья, Нойманн почти в точности скопировал фронтон ближайшего памятника эпохи готики — так называемого «Дома епископа».

Более того — в новое здание рижский мастер включил наиболее ценные архитектурные детали стоявшего на том же месте подлинного средневекового дома: входную дверь с порталом, коньковый камень крыши.

Под руководством Нойманна были построены самые молодые ворота таллиннской крепостной стены: архитектурно оформленный под рыцарскую старину проезд на улице Суур-Клоостри.

Провел рижский зодчий и первую научную консервацию руин монастыря ордена Святой Биргитты. И даже оставил на штукатурке одной из стен автограф, различимый и поныне.

Внутри и снаружи

Не ко всем таллиннским работам рижских архитекторов время отнеслось одинаково бережно.

Так, в годы Второй мировой войны утрачен был мясной павильон Нового рынка, чьи фундаменты вновь обнажились во время благоустройства парка Таммсааре: строил его рижанин Вильгельм фон Стрик.

Зато все невзгоды минувшего столетия удалось пережить в целости и сохранности зданию, возведенному не просто уроженцу или жителю Риги, а архитектору-латышу. Причем — в самом сердце столицы Эстонии.

Речь, как не трудно догадаться идет о здании по адресу: площадь Вабадузе, 5 — Русском театре. Построен он был в 1926 году для самого фешенебельного на тот моменз зрелищного учреждения Таллинна; — кинотеатра «Глория-Палас».

Не зная предыстории, сложно предположить, почему творцом его стал рижанин Фридрих Скуиньш архитектор, к числу наиболее востребованных и популярных на тот момент, пожалуй, всё же не относившийся даже в своих родных краях.

Его, выражаясь современным языком, «творческое портфолио» к середине двадцатых годов 6ыло не особо весомым, но имелся в ней один несомненный козырь — кинотеатр «Сплендид палас», сооруженный в Риге для киномагната Василия Емельянова.

Синематографом Емельянова восхищалась пресса. Его показывали гостям латвийской столицы. Среди них однозначно был и один из зарубежных компаньонов рижского предпринимателя — таллиннский кинопрокатчик Леон Фалыштейн.

Желание обзавестись в Таллинне чем-то подобным (а может, превосходящим рижский аналог и в пышности и по великолепию, скоре всего, и подсказало ему обратиться с заказом к архитектору рижского «Сплендид-Паласа».

Таллиннский кинотеатр получился у Скуиньша даже более впечатляющим — особенно по части интерьеров. Фасад же, напротив вышел в целом неплохим, но для главной площади столицы явно суховатым.

* * *

Более восьмидесяти лет минуло со дня открытия «Глория-Паласа» без малого тридцать — с восстановления ЭР и ЛР государственной независимости. За этот период, увы новых работ архитекторов-рижан в Таллинне, к сожалению, не появилось.

Хочется сказать «не появилось пока»: ведь пока жива в народе присказка «Ei saa me läbi Lätita» — «Без Латвии нам не обойтись», надежда в то, что архитектурный диалог между столицами-соседями возобновитеься.

Возможно, самое рижское по облику здание Таллинна — бывшая Кредитная касса Эстляндского рыцарства, построенная рижанином Августом Рейнбергом.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!