А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина
Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно тридцать лет назад легендарному ледоколу «Суур Тылл», вернувшемуся, наконец, в родную гавань, было возвращено его нынешнее имя.

Поскольку в последнее время об этом музейном корабле появляются публикации (к сожалению, не всегда совсем точные по фактам и событиям), читатели «Столицы» вправе знать его подлинную историю.

Особенно — той ее части, которая связана с возвращением корабля-ветерана. Особенно — из первых уст: автору этих строк в конце восьмидесятых годов довелось быть матросом в составе перегонной команды, доставившей ледокол в Таллинн.

На мирной службе

Начало возвращения исторического ледокола в Таллинн. Момент отхода из Ломоносова: впереди буксир «Тюлень», в белых варежках слева у брашпиля вместе с другими членами экипажа «Волынца» — автор статьи.

Начало возвращения исторического ледокола в Таллинн. Момент отхода из Ломоносова: впереди буксир «Тюлень», в белых варежках слева у брашпиля вместе с другими членами экипажа «Волынца» — автор статьи.

Биография ледокола после Второй мировой войны была насыщенной и яркой. С окончанием боевых действий Второй мировой войны нынешний «Суур Тылл» — в ту пору «Волынец» — остался в составе вспомогательных судов военно-морского флота. Задачей его стало — приводить в СССР крупные трофейные суда.

Так, в 1947 году им был приведен и поставлен на банку Неугрунд в качестве судна-мишени печально известный бывший немецкий -броненосец «Шлезвиг-Гольштейн», атаковавший польский полуостров Вестерплятте, дав сигнал к началу Второй мировой.

29 апреля 1949 года военная служба «Волынца» подошла к концу. Корабль демобилизовали, разоружили и назначили на него вольнонаемную команду. Он спустил военно-морские флаг и пойс, подняв флаг вспомогательного флота ВМС.

С декабря 1950 года по декабрь 1952-го ледокол прошел капитальный ремонт в Финляндии, на заводе «Раума-Репола». В ходе работ корабль был переведен на жидкое топливо — до того, как известно, топки его работали на каменном угле.

После этого ледокол вернулся к выполнению своих прямых обязанностей ледокола и косвенных — буксировщика больших кораблей. Работы «Волынцу» неизменно хватало — самого разнообразного профиля и различной степени сложности.

Например, он снимал с камней транспортный рефрижератор «Калининград», обеспечивал разборку на металлолом линкора «Октябрьская Революция» (бывший «Гангут») и броненосца береговой обороны «Выборг» (бывший «Вяйнемёйнен»).

В 1956 году корабль обеспечивал работы спасательных судов, занятых подъемом подлодки М-200, погибшей от столкновения с эсминцем «Статный» неподалеку от Суурупи. Братская могила подводников находится в Палдиски.

Двойной подход

Даже для времени своей постройки нынешний «Суур Тылл» не был образчиком новшеств технической мысли. Однако собственный вклад в кораблестроительный прогресс он, косвенно, внес — когда в Ленинграде строился первый в мире арктический атомоход «Ленин», «Волынец» обеспечивал его строительство.

Более того — однажды спас от беды: накануне спуска «Ленина» на воду моряки с «Волынца» обнаружили рядом с арктическом флагманом возгорание, объявили тревогу и вместе с подоспевшими пожарными потушили огонь.

Позднее «Волынец» обеспечивал переход атомохода «Ленин» из Ленинграда в Таллинн. На нашем рейде старый ледокол бывал не раз, но базировался он в другом месте — сперва в Кронштадте, а потом в порту Ломоносов (т.н. Рамбове).

Как вспоминает морской историк Владимир Коппельман, неоднократно ходивший на «Волынце», в те годы этот ледокол для эстонцев, живших, служивших или работавших в Ленинграде, был больше чем просто судно, и люди помогали кораблю чем могли.

Дело в том, что по поводу нашего ледокола имелись две разные точки зрения: советские историки называли его «кораблем-предателем» за уход от большевиков в 1918 году, а моряки и не связанные с идеологией люди — берегли и любили его.

Такая двойственность имела достаточно серьезные последствия. К семидесятилетию ледокола сотрудники Морского музея Бруно Пао вместе с Владимиром Коппельманом подготовили посвященную кораблю выставку на двух музейных стендах.

Год на дворе стоял 1984-й, и резонанс этого поступка был весьма громким: письма от «старых большевиков» долетели аж до редакции газеты «Правда». Красной нитью через них проходил вопрос: зачем славят корабль-предатель?

Директору музея даже пришлось пообщаться с товарищами из ЦК КПЭ, объясняя, что никакой «антисоветской подоплеки» в экспозиции, посвященной ледоколу-ветерану, нет и быть не может…

Приказ адмирала

Через два года после этих событий ледокол отправили в город Приморск под Выборгом, чтобы он, как паровой отопитель, обеспечивал строительство тамошней военно-морской базы.

«Командировка» несколько затянулась. А затем «сверху» пришло распоряжение демонтировать с судна всё навигационное оборудование, постепенно подготавливая былой ледокол к выводу из эксплуатации.

В 1988 году в пристройке к башне Толстая Маргарита раздался телефонный звонок. Звонил в Морской музей Эстонии тогдашний капитан «Волынца» Олег Ильяшенко и сообщил, что командованием принято окончательное решение о списании ледокола.

Музей отреагировал незамедлительно — была образована рабочая группа. Директор Анте Пярна, его заместитель по научной работе Яак Саммет и Владимир Коппельман тут же стали готовить документы для немедленного возвращения ледокола в Эстонию.

Прошению музея был дан ход, и за подписью тогдашнего заместителя Председателя Совета Министров ЭССР Айна Сойдла письмо музея легло на стол главнокомандующего военно-морского флота СССР адмирала Владимира Чернавина.

Главком ответил согласием: директивой от 12 июля 1988 года он отдал приказ составить соответствующие документы Главному штабу ВМФ. Бумагами ледокола занималась Историческая группа штаба флота.

В. Коппельман вместе с капитаном-наставником Эстонского морского пароходства Роландом Лейтом и групповым механиком «Эстрыбпрома» Юлиусом Лийвом выехали в Приморск осмотреть старый ледокол.

Вскоре «Волынец» вернулся в гавань вспомогательных судов Балтийского флота в Ломоносове. Командование считало, что старый ледокол амортизирован настолько, что его пора отправлять на слом.

Но забегая вперед, надо сказать, что паровые машины и механизмы нашего ледокола вполне работоспобны и сегодня, замены требуют лишь котлы и некоторые трубопроводы.

Путь домой

3 октября 1988 года сотрудники Морского музея — В.Коппельман и автор этих строк выехали из Таллинна в Ломоносов, чтобы в штабе дивизиона заняться документами по имуществу ледокола.

Передающей стороной была комиссия от Ленинградской военно-морской базы. Когда все спорные вопросы были решены и ранее снятое оборудование возвращено на борт, стало ясно, что в принципе всё готово для перехода в Таллинн. В. Коппельман остался на месте, а я вернулся в Эстонский Морской музей с некоторыми документами на подпись.

Еще через неделю для приемки и перегона «Волынца» в Таллинн, в Ломоносов прибыли музейные сотрудники — Яак Саммет, историки Мати Ыун, Урмас Дрезен и я. Весь день мы посвятили ознакомлению с судном и подготовкой к переходу: нужно было принять всё по списку и возвратить на борт то, что было уже снято на берег.

Команда ледокола состояла из пожилых ветеранов технического флота и молодых вольнонаемных парней, которые проходили альтернативную службу. Все они дело свое знали, судно любили, работали хорошо. Так что сработались мы с ними легко.

От Ломоносова до Таллинна «Волынец» дошел за тридцать один час.

«Волынец» развел пары, запустил машины и был готов идти своим ходом, но военный флот выделил для буксировки ледокола морской буксир МБ-171 «Тюлень», и на следующий же день, 11 октября 1988 года, в 17.20 наш маленький караван начал свой путь.

Величественно и неторопливо тронувшись вслед за буксиром, под долгий протяжный рев сирен и свистки всех находившихся в тот момент в гавани судов, старый ледокол отвечал хриплым басом своего парового
гудка…

На переходе морем из Ломоносова в Таллинн музейная группа вахт не несла, но работы хватало всем: мы сразу начали прибирать корабль, расчищать места для будущих экспозиций.

Два дня спустя, 13 октября, в половине первого ночи мы прибыли на линию Таллинн—Хельсинки, а с рассветом бросили якорь на Таллиннском рейде. Весь переход занял тридцать один час.

В течение перехода мы преодолели сто семьдесят пять морских миль со средней скоростью 5,7 узла — совсем неплохо для корабля, который недавно спешили списать за ветхостью.

* * *

На следующий день «Волынец» перевели в самый дальний угол Рыбного порта в Копли, где музей принялся его ремонтировать, приводя внешний вид ледокола к довоенному.

21 ноября 1988 года приказом №15 директора Морского музея легендарному ледоколу возвратили его нынешнее имя — «Суур Тылл», с включением судна в состав музея филиалом. В конце августа 1991 года на нем официально подняли флаг Эстонии.

И здесь хочется в пояс поклониться всем морякам ледокола «Царь Михаил Фёдорович» — «Волынец» — «Вяйнамёйнен» — «Суур Тылл», которые на протяжении без малого ста пяти лет заботились, берегли свой корабль, продолжая это делать и сегодня.

Роман Маткевич
Морской музей Эстонии
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!