Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно тридцать лет назад легендарному ледоколу «Суур Тылл», вернувшемуся, наконец, в родную гавань, было возвращено его нынешнее имя.

Поскольку в последнее время об этом музейном корабле появляются публикации (к сожалению, не всегда совсем точные по фактам и событиям), читатели «Столицы» вправе знать его подлинную историю.

Особенно — той ее части, которая связана с возвращением корабля-ветерана. Особенно — из первых уст: автору этих строк в конце восьмидесятых годов довелось быть матросом в составе перегонной команды, доставившей ледокол в Таллинн.

На мирной службе

Начало возвращения исторического ледокола в Таллинн. Момент отхода из Ломоносова: впереди буксир «Тюлень», в белых варежках слева у брашпиля вместе с другими членами экипажа «Волынца» — автор статьи.

Начало возвращения исторического ледокола в Таллинн. Момент отхода из Ломоносова: впереди буксир «Тюлень», в белых варежках слева у брашпиля вместе с другими членами экипажа «Волынца» — автор статьи.

Биография ледокола после Второй мировой войны была насыщенной и яркой. С окончанием боевых действий Второй мировой войны нынешний «Суур Тылл» — в ту пору «Волынец» — остался в составе вспомогательных судов военно-морского флота. Задачей его стало — приводить в СССР крупные трофейные суда.

Так, в 1947 году им был приведен и поставлен на банку Неугрунд в качестве судна-мишени печально известный бывший немецкий -броненосец «Шлезвиг-Гольштейн», атаковавший польский полуостров Вестерплятте, дав сигнал к началу Второй мировой.

29 апреля 1949 года военная служба «Волынца» подошла к концу. Корабль демобилизовали, разоружили и назначили на него вольнонаемную команду. Он спустил военно-морские флаг и пойс, подняв флаг вспомогательного флота ВМС.

С декабря 1950 года по декабрь 1952-го ледокол прошел капитальный ремонт в Финляндии, на заводе «Раума-Репола». В ходе работ корабль был переведен на жидкое топливо — до того, как известно, топки его работали на каменном угле.

После этого ледокол вернулся к выполнению своих прямых обязанностей ледокола и косвенных — буксировщика больших кораблей. Работы «Волынцу» неизменно хватало — самого разнообразного профиля и различной степени сложности.

Например, он снимал с камней транспортный рефрижератор «Калининград», обеспечивал разборку на металлолом линкора «Октябрьская Революция» (бывший «Гангут») и броненосца береговой обороны «Выборг» (бывший «Вяйнемёйнен»).

В 1956 году корабль обеспечивал работы спасательных судов, занятых подъемом подлодки М-200, погибшей от столкновения с эсминцем «Статный» неподалеку от Суурупи. Братская могила подводников находится в Палдиски.

Двойной подход

Даже для времени своей постройки нынешний «Суур Тылл» не был образчиком новшеств технической мысли. Однако собственный вклад в кораблестроительный прогресс он, косвенно, внес — когда в Ленинграде строился первый в мире арктический атомоход «Ленин», «Волынец» обеспечивал его строительство.

Более того — однажды спас от беды: накануне спуска «Ленина» на воду моряки с «Волынца» обнаружили рядом с арктическом флагманом возгорание, объявили тревогу и вместе с подоспевшими пожарными потушили огонь.

Позднее «Волынец» обеспечивал переход атомохода «Ленин» из Ленинграда в Таллинн. На нашем рейде старый ледокол бывал не раз, но базировался он в другом месте — сперва в Кронштадте, а потом в порту Ломоносов (т.н. Рамбове).

Как вспоминает морской историк Владимир Коппельман, неоднократно ходивший на «Волынце», в те годы этот ледокол для эстонцев, живших, служивших или работавших в Ленинграде, был больше чем просто судно, и люди помогали кораблю чем могли.

Дело в том, что по поводу нашего ледокола имелись две разные точки зрения: советские историки называли его «кораблем-предателем» за уход от большевиков в 1918 году, а моряки и не связанные с идеологией люди — берегли и любили его.

Такая двойственность имела достаточно серьезные последствия. К семидесятилетию ледокола сотрудники Морского музея Бруно Пао вместе с Владимиром Коппельманом подготовили посвященную кораблю выставку на двух музейных стендах.

Год на дворе стоял 1984-й, и резонанс этого поступка был весьма громким: письма от «старых большевиков» долетели аж до редакции газеты «Правда». Красной нитью через них проходил вопрос: зачем славят корабль-предатель?

Директору музея даже пришлось пообщаться с товарищами из ЦК КПЭ, объясняя, что никакой «антисоветской подоплеки» в экспозиции, посвященной ледоколу-ветерану, нет и быть не может…

Приказ адмирала

Через два года после этих событий ледокол отправили в город Приморск под Выборгом, чтобы он, как паровой отопитель, обеспечивал строительство тамошней военно-морской базы.

«Командировка» несколько затянулась. А затем «сверху» пришло распоряжение демонтировать с судна всё навигационное оборудование, постепенно подготавливая былой ледокол к выводу из эксплуатации.

В 1988 году в пристройке к башне Толстая Маргарита раздался телефонный звонок. Звонил в Морской музей Эстонии тогдашний капитан «Волынца» Олег Ильяшенко и сообщил, что командованием принято окончательное решение о списании ледокола.

Музей отреагировал незамедлительно — была образована рабочая группа. Директор Анте Пярна, его заместитель по научной работе Яак Саммет и Владимир Коппельман тут же стали готовить документы для немедленного возвращения ледокола в Эстонию.

Прошению музея был дан ход, и за подписью тогдашнего заместителя Председателя Совета Министров ЭССР Айна Сойдла письмо музея легло на стол главнокомандующего военно-морского флота СССР адмирала Владимира Чернавина.

Главком ответил согласием: директивой от 12 июля 1988 года он отдал приказ составить соответствующие документы Главному штабу ВМФ. Бумагами ледокола занималась Историческая группа штаба флота.

В. Коппельман вместе с капитаном-наставником Эстонского морского пароходства Роландом Лейтом и групповым механиком «Эстрыбпрома» Юлиусом Лийвом выехали в Приморск осмотреть старый ледокол.

Вскоре «Волынец» вернулся в гавань вспомогательных судов Балтийского флота в Ломоносове. Командование считало, что старый ледокол амортизирован настолько, что его пора отправлять на слом.

Но забегая вперед, надо сказать, что паровые машины и механизмы нашего ледокола вполне работоспобны и сегодня, замены требуют лишь котлы и некоторые трубопроводы.

Путь домой

3 октября 1988 года сотрудники Морского музея — В.Коппельман и автор этих строк выехали из Таллинна в Ломоносов, чтобы в штабе дивизиона заняться документами по имуществу ледокола.

Передающей стороной была комиссия от Ленинградской военно-морской базы. Когда все спорные вопросы были решены и ранее снятое оборудование возвращено на борт, стало ясно, что в принципе всё готово для перехода в Таллинн. В. Коппельман остался на месте, а я вернулся в Эстонский Морской музей с некоторыми документами на подпись.

Еще через неделю для приемки и перегона «Волынца» в Таллинн, в Ломоносов прибыли музейные сотрудники — Яак Саммет, историки Мати Ыун, Урмас Дрезен и я. Весь день мы посвятили ознакомлению с судном и подготовкой к переходу: нужно было принять всё по списку и возвратить на борт то, что было уже снято на берег.

Команда ледокола состояла из пожилых ветеранов технического флота и молодых вольнонаемных парней, которые проходили альтернативную службу. Все они дело свое знали, судно любили, работали хорошо. Так что сработались мы с ними легко.

От Ломоносова до Таллинна «Волынец» дошел за тридцать один час.

«Волынец» развел пары, запустил машины и был готов идти своим ходом, но военный флот выделил для буксировки ледокола морской буксир МБ-171 «Тюлень», и на следующий же день, 11 октября 1988 года, в 17.20 наш маленький караван начал свой путь.

Величественно и неторопливо тронувшись вслед за буксиром, под долгий протяжный рев сирен и свистки всех находившихся в тот момент в гавани судов, старый ледокол отвечал хриплым басом своего парового
гудка…

На переходе морем из Ломоносова в Таллинн музейная группа вахт не несла, но работы хватало всем: мы сразу начали прибирать корабль, расчищать места для будущих экспозиций.

Два дня спустя, 13 октября, в половине первого ночи мы прибыли на линию Таллинн—Хельсинки, а с рассветом бросили якорь на Таллиннском рейде. Весь переход занял тридцать один час.

В течение перехода мы преодолели сто семьдесят пять морских миль со средней скоростью 5,7 узла — совсем неплохо для корабля, который недавно спешили списать за ветхостью.

* * *

На следующий день «Волынец» перевели в самый дальний угол Рыбного порта в Копли, где музей принялся его ремонтировать, приводя внешний вид ледокола к довоенному.

21 ноября 1988 года приказом №15 директора Морского музея легендарному ледоколу возвратили его нынешнее имя — «Суур Тылл», с включением судна в состав музея филиалом. В конце августа 1991 года на нем официально подняли флаг Эстонии.

И здесь хочется в пояс поклониться всем морякам ледокола «Царь Михаил Фёдорович» — «Волынец» — «Вяйнамёйнен» — «Суур Тылл», которые на протяжении без малого ста пяти лет заботились, берегли свой корабль, продолжая это делать и сегодня.

Роман Маткевич
Морской музей Эстонии
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!