А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1308 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые.

Современному таллиннцу, не говоря уже о туристе, кажется, будто она появлялась здесь накануне зимних праздников всегда — сказочная, пахнущая хвоей, переливающаяся иллюминацией, живая.

Стройная, словно готический шпиль, главная елка столицы Эстонии, видится такой же вечной, как фасады окрестных зданий — слегка «подретушированные», но в основе своей безусловно средневековые.

Расставаться со сказкой — непросто. Но и быль не менее захватывающая: впервые установленная в конце двадцатых годов, таллиннская елка, вероятно, — старейшая в столицах Балтийского региона.

Заокеанская практика

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты «Rahvaleht» за 18 декабря 1928 года.

Спор о праве считаться «родиной елочки» ведется между Таллинном и Ригой давно, да только проку в нем мало.

Ритуал «несения дерева», равно как и лица, ответственные за его исполнение, фигурирует в документах Братства Черноголовых что рижского, что ревельского в XV-XVI столетий неоднократно.

Правда, к Рождеству, равно как и к Новому году, ритуал этот, скорее всего, отношения не имел: под основными «зимними праздниками» с массовыми гуляниями в ту пору подразумевали, как правило, Масленицу.

Украшение комнат в жилых и общественных зданиях хвойными деревцами ближе к концу декабря фиксируется впервые лет четыреста назад — в протестантских городах на границе современных Германии и Франции.

На балтийские берега обычай этот проник на рубеже ХVIII-ХIХ веков и был воспринят остзейскими немцами «на ура». Через полстолетия елка начинает прокладывать путь в дома латышей и эстонцев — вначале в городские, затем — на селе.

Однако устанавливать елку на улице или же украшать свечами ветви растущего где-нибудь на бульваре или в сквере хвойного дерева никому и в голову не приходило. Не только в Риге или Ревеле — даже в городах Германии.

Самая первая, по всей видимости, общественная елка была установлена не в Европе, а за океаном: в пригороде Лос-Анджелеса Пасадене. В 1909 году, тремя годами позже — в нью-йоркском парке Мэдисон-сквер на Манхэттене.

Через год ее аналоги зажглись в Чикаго, Филадельфии, Балтиморе. В Старый свет обычай устанавливать иллюминированную елку на главной площади города проник только после Первой мировой войны.

Неудивительно, что и первая попытка насадить новомодную традицию в Таллинне датируется началом двадцатых годов — и связана с деятельностью американской общественной организации.

Сорванная премьера

В декабре 1922 года таллиннская газета «Последние известия» сообщала: общество YМСА, или «Христианская ассоциация молодых людей», решила порадовать горожан к праздникам.

«По образцу многих городов Европы и Северной Америки» молодежная волонтерская организация решила установить в центре Таллинна «публичное рождественское дерево, иллюминировав его».

Благо, подходящее место в самом сердце столицы, по мнению американских активистов-общественников имелось очень подходящее: гранитный постамент от снятого в мае памятника Петру I.

Юридически «осколок» уничтоженного монумента принадлежал городским властям. К ним-то и обратились представители YМСА, пообещав взять на себя все расходы по установке ели и освещении ее электричеством.

Отцы города задумались, почесали затылки — да и ответили категорическим отказом. Причем мотивировали его вовсе не чуждой, неведомой доселе в Таллинне затеей, а беспокойством за… здоровье подрастающего поколения.

Зимы девяносто лет назад, конечно, тоже выпадали гнилыми да дождливыми, но декабрь 1922 года, надо понимать, оказался таким, как ему и полагается: со снегопадами, вьюгами, метелями, а главное — стабильной минусовой температурой.

Принимая во внимание погоду, школьный отдел городской управы решил: елка на площади обязательно превратится в магнит для детворы. А если школьники начнут водить вокруг нее хороводы с песнями, неизбежно застудят горло.

В таком случае, как посчитали чиновники, начало второго учебного полугодия, чего доброго, может оказаться во множестве столичных школ сорванным — в связи с массовыми заболеваниями ангиной.

Как среагировали на такую ревностную заботу о школьниках волонтеры YМСА, в газетах не писали. Но «премьера» главной таллиннской елки была отложена более чем на половину десятилетия.

Непонятый жест

«Город Таллинн и местные предприниматели достаточно рано озаботились созданием рождественского настроения, — писала в номере от 22 декабря 1928 года газета «Päevaleht». — Они установили на Ратушной площади елку, которая сверкает огнями по вечерам и всю ночь. В городах Германии подобные елки — дело само собой разумеющееся. У нас на новшество смотрят безразлично».

«Rahva Sõna» — печатный орган социал-демократов — отреагировал на нововведение куда как более агрессивно: заголовок материала «Мурашки от голода-холода под елкой на Ратушной площади» говорит об этом красноречиво.

Рождественскую ель на Ратушной площади таллиннцы в 1928 году просто не поняли. Вернуться к таллиннцам публичной елке удалось только восемь лет спустя — на Рождество 1935 года.

«По примеру и моде Берлина, Лондона, Парижа таллиннские предприниматели задумали повысить свою известность, — комментировало установку рождественской ели издание. — Что ж, самооценка у купцов высока, как и жажда славы!

Не стоит закрывать глаза на то, что по крайней мере две трети тех, кто вынужден покупать к праздникам подарки по завышенным ценам, находятся в когтях бедности и безработицы, что хватает у нас страждущих в детских домах и домах престарелых.

И потому это «древо радости» на площади перед ратушей вовсе не делает нас особенно-то и радостными. Ведь каждое пожертвование нуждающимся, пускай даже только в сто сентов, приносит больше радости, чем два десятка электроламп на ветвях».

Судя по всему, таллиннцы девяностолетней давности благое начинание действительно не оценили. Настроения их передал автор фельетона «Что народ болтает о елке на Ратушной», опубликованного опять-таки на страницах «Päevaleht».

«Один мужчина спрашивает: «Знаете, зачем ель тут взгромоздили?!» Другой отвечает: мол, это елка господ-коммерсантов. Третий возражает: «Вовсе нет! Это единственное дерево в наших лесах, которое еще не спилили на продажу!»

«А, выставили, значит, диковинку народу-то показать», — догадывается еще кто-то. И добавляет, что вокруг полицейский бродит, чтобы кто-нибудь такую ценность не спилил и не утащил домой ненароком».

Вдобавок ко всему газета «Rahvaleht» разразилась на первой полосе едкой карикатурой: первый дебют елки в городском пространстве Таллинна завершился, к сожалению, полным провалом.

Долгое возвращение

Возможно, во избежание неуместных ассоциаций с не самой, мягко скажем, успешной «премьерой», устанавливать ее с той поры на долгие годы стали не на Ратушной, а на площади Вабадузе.

Под стенами средневековой ратуши зеленая красавица вновь появилась в 1967 году — и стала героиней не только фоторепортажей, но и графического оформления первых полос новогодних выпусков газет.

Старый город в ту пору вообще входил в моду: совсем недавно он был принят под охрану государства как ценный и целостный архитектурный ансамбль, так что идея украсть его сердце к Новому году была очевидной.

Менее понятно, по какой причине традиция и на этот раз не прижилась: накануне наступления 1969 года таллиннские газеты, перечисляя установленные в разных районах столицы ели, о Ратушной площади, увы, не упоминают.

Окончательное, хочется верить, возвращение ее в самый центр Старого города состоялось более тридцати лет назад — в рамках проводившихся в последнюю декаду декабря 1986 года Зимних дней Старого города.

С тех она появляется здесь ежегодно. Причем — не только… зимой: в сентябре 1993 года украшенная гирляндами ель была установлена на Ратушной площади для съемок эстонско-американской ленты «Свечи во тьме».

Девяносто лет тому назад елка как элемент городского пространства была горожанами явно не понята, а потому и не оценена по достоинству.

Прошло без малого сто лет — и представить в наши дни Таллинн без украшенных к зимним праздникам елей на улицах и площадях едва ли возможно. А главное — никому, пожалуй, и в голову не придет.

Их свет, впервые вспыхнувший в декабрьской мгле далекого 1928 года, и по сей день светит горожанам. А значит не вполне успешный «дебют» общераспространенной ныне традиции можно признать полезным и нужным.

Илья Кадушин

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!