А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У елки на Ратушной площади Таллинна — достойный юбилей: ровно девяносто лет назад она была установлена здесь впервые.

Современному таллиннцу, не говоря уже о туристе, кажется, будто она появлялась здесь накануне зимних праздников всегда — сказочная, пахнущая хвоей, переливающаяся иллюминацией, живая.

Стройная, словно готический шпиль, главная елка столицы Эстонии, видится такой же вечной, как фасады окрестных зданий — слегка «подретушированные», но в основе своей безусловно средневековые.

Расставаться со сказкой — непросто. Но и быль не менее захватывающая: впервые установленная в конце двадцатых годов, таллиннская елка, вероятно, — старейшая в столицах Балтийского региона.

Заокеанская практика

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты "Rahvaleht" за 18 декабря 1928 года.

Самая первая елка на Ратушной площади Таллинна глазами популярного в довоенной Эстонии карикатуриста Гори (Велло Агори). Первая полоса номера газеты «Rahvaleht» за 18 декабря 1928 года.

Спор о праве считаться «родиной елочки» ведется между Таллинном и Ригой давно, да только проку в нем мало.

Ритуал «несения дерева», равно как и лица, ответственные за его исполнение, фигурирует в документах Братства Черноголовых что рижского, что ревельского в XV-XVI столетий неоднократно.

Правда, к Рождеству, равно как и к Новому году, ритуал этот, скорее всего, отношения не имел: под основными «зимними праздниками» с массовыми гуляниями в ту пору подразумевали, как правило, Масленицу.

Украшение комнат в жилых и общественных зданиях хвойными деревцами ближе к концу декабря фиксируется впервые лет четыреста назад — в протестантских городах на границе современных Германии и Франции.

На балтийские берега обычай этот проник на рубеже ХVIII-ХIХ веков и был воспринят остзейскими немцами «на ура». Через полстолетия елка начинает прокладывать путь в дома латышей и эстонцев — вначале в городские, затем — на селе.

Однако устанавливать елку на улице или же украшать свечами ветви растущего где-нибудь на бульваре или в сквере хвойного дерева никому и в голову не приходило. Не только в Риге или Ревеле — даже в городах Германии.

Самая первая, по всей видимости, общественная елка была установлена не в Европе, а за океаном: в пригороде Лос-Анджелеса Пасадене. В 1909 году, тремя годами позже — в нью-йоркском парке Мэдисон-сквер на Манхэттене.

Через год ее аналоги зажглись в Чикаго, Филадельфии, Балтиморе. В Старый свет обычай устанавливать иллюминированную елку на главной площади города проник только после Первой мировой войны.

Неудивительно, что и первая попытка насадить новомодную традицию в Таллинне датируется началом двадцатых годов — и связана с деятельностью американской общественной организации.

Сорванная премьера

В декабре 1922 года таллиннская газета «Последние известия» сообщала: общество YМСА, или «Христианская ассоциация молодых людей», решила порадовать горожан к праздникам.

«По образцу многих городов Европы и Северной Америки» молодежная волонтерская организация решила установить в центре Таллинна «публичное рождественское дерево, иллюминировав его».

Благо, подходящее место в самом сердце столицы, по мнению американских активистов-общественников имелось очень подходящее: гранитный постамент от снятого в мае памятника Петру I.

Юридически «осколок» уничтоженного монумента принадлежал городским властям. К ним-то и обратились представители YМСА, пообещав взять на себя все расходы по установке ели и освещении ее электричеством.

Отцы города задумались, почесали затылки — да и ответили категорическим отказом. Причем мотивировали его вовсе не чуждой, неведомой доселе в Таллинне затеей, а беспокойством за… здоровье подрастающего поколения.

Зимы девяносто лет назад, конечно, тоже выпадали гнилыми да дождливыми, но декабрь 1922 года, надо понимать, оказался таким, как ему и полагается: со снегопадами, вьюгами, метелями, а главное — стабильной минусовой температурой.

Принимая во внимание погоду, школьный отдел городской управы решил: елка на площади обязательно превратится в магнит для детворы. А если школьники начнут водить вокруг нее хороводы с песнями, неизбежно застудят горло.

В таком случае, как посчитали чиновники, начало второго учебного полугодия, чего доброго, может оказаться во множестве столичных школ сорванным — в связи с массовыми заболеваниями ангиной.

Как среагировали на такую ревностную заботу о школьниках волонтеры YМСА, в газетах не писали. Но «премьера» главной таллиннской елки была отложена более чем на половину десятилетия.

Непонятый жест

«Город Таллинн и местные предприниматели достаточно рано озаботились созданием рождественского настроения, — писала в номере от 22 декабря 1928 года газета «Päevaleht». — Они установили на Ратушной площади елку, которая сверкает огнями по вечерам и всю ночь. В городах Германии подобные елки — дело само собой разумеющееся. У нас на новшество смотрят безразлично».

«Rahva Sõna» — печатный орган социал-демократов — отреагировал на нововведение куда как более агрессивно: заголовок материала «Мурашки от голода-холода под елкой на Ратушной площади» говорит об этом красноречиво.

Рождественскую ель на Ратушной площади таллиннцы в 1928 году просто не поняли. Вернуться к таллиннцам публичной елке удалось только восемь лет спустя — на Рождество 1935 года.

«По примеру и моде Берлина, Лондона, Парижа таллиннские предприниматели задумали повысить свою известность, — комментировало установку рождественской ели издание. — Что ж, самооценка у купцов высока, как и жажда славы!

Не стоит закрывать глаза на то, что по крайней мере две трети тех, кто вынужден покупать к праздникам подарки по завышенным ценам, находятся в когтях бедности и безработицы, что хватает у нас страждущих в детских домах и домах престарелых.

И потому это «древо радости» на площади перед ратушей вовсе не делает нас особенно-то и радостными. Ведь каждое пожертвование нуждающимся, пускай даже только в сто сентов, приносит больше радости, чем два десятка электроламп на ветвях».

Судя по всему, таллиннцы девяностолетней давности благое начинание действительно не оценили. Настроения их передал автор фельетона «Что народ болтает о елке на Ратушной», опубликованного опять-таки на страницах «Päevaleht».

«Один мужчина спрашивает: «Знаете, зачем ель тут взгромоздили?!» Другой отвечает: мол, это елка господ-коммерсантов. Третий возражает: «Вовсе нет! Это единственное дерево в наших лесах, которое еще не спилили на продажу!»

«А, выставили, значит, диковинку народу-то показать», — догадывается еще кто-то. И добавляет, что вокруг полицейский бродит, чтобы кто-нибудь такую ценность не спилил и не утащил домой ненароком».

Вдобавок ко всему газета «Rahvaleht» разразилась на первой полосе едкой карикатурой: первый дебют елки в городском пространстве Таллинна завершился, к сожалению, полным провалом.

Долгое возвращение

Возможно, во избежание неуместных ассоциаций с не самой, мягко скажем, успешной «премьерой», устанавливать ее с той поры на долгие годы стали не на Ратушной, а на площади Вабадузе.

Под стенами средневековой ратуши зеленая красавица вновь появилась в 1967 году — и стала героиней не только фоторепортажей, но и графического оформления первых полос новогодних выпусков газет.

Старый город в ту пору вообще входил в моду: совсем недавно он был принят под охрану государства как ценный и целостный архитектурный ансамбль, так что идея украсть его сердце к Новому году была очевидной.

Менее понятно, по какой причине традиция и на этот раз не прижилась: накануне наступления 1969 года таллиннские газеты, перечисляя установленные в разных районах столицы ели, о Ратушной площади, увы, не упоминают.

Окончательное, хочется верить, возвращение ее в самый центр Старого города состоялось более тридцати лет назад — в рамках проводившихся в последнюю декаду декабря 1986 года Зимних дней Старого города.

С тех она появляется здесь ежегодно. Причем — не только… зимой: в сентябре 1993 года украшенная гирляндами ель была установлена на Ратушной площади для съемок эстонско-американской ленты «Свечи во тьме».

Девяносто лет тому назад елка как элемент городского пространства была горожанами явно не понята, а потому и не оценена по достоинству.

Прошло без малого сто лет — и представить в наши дни Таллинн без украшенных к зимним праздникам елей на улицах и площадях едва ли возможно. А главное — никому, пожалуй, и в голову не придет.

Их свет, впервые вспыхнувший в декабрьской мгле далекого 1928 года, и по сей день светит горожанам. А значит не вполне успешный «дебют» общераспространенной ныне традиции можно признать полезным и нужным.

Илья Кадушин

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!