Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли.

Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом с набранной готическим шрифтом энциклопедией, содержащей имя составителя геральдического сборника — с обязательной приставкой «фон» к фамилии.

Однако автор его — наш современник и зовут его Игорь Коробов. А книга, написанная им о членах Эстляндского рыцарства и их фамильных гербах, в скором времени появится на полках книжных магазинов и в собраниях любителей старины.

Нет никакого сомнения, впрочем, что оценят ее и профессиональные историки: за одно только то, по крайней мере, что изданий, аналогичных книге Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство», на русском языке никогда прежде не выходило.

Не только бароны

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Спорить нечего: прошлое остзейского, или же прибалтийско-немецкого дворянства к области магистральных исторических исследований до самого недавнего времени не относилось.

Если представители местных дворянских родов и упоминались в школьном курсе истории, то вскользь и почти исключительно в негативном ключе: бароны как угнетатели в массе своей.

О том, что среди них встречались не только крепостники-самодуры, но и выдающиеся фигуры, немало сделавшие как для своей малой родины, так и для всего региона в целом, стали говорить лет тридцать назад.

А вот о том, что баронов среди них было абсолютное… меньшинство, не догадываются, а точнее — не задумываются даже те, кто вполне заслуженно считает себя специалистами в прошлом Балтийского региона.

«Остзейцев часто называют «немецкими баронами», что на самом деле неправильно вдвойне, — поясняет составитель книги «Эстляндское имматрикулированное дворянство», — как по титулованию, так и по государственной принадлежности. — Стоит напомнить, что за всю многовековую историю Эстляндского рыцарства внесенный в матрикул или список родов титул барона носил приблизительно каждый пятый. Остальные были графами, князьями, герцогами и так далее, и тому подобное.

Большинство же из баронов было возведено в баронство вовсе не германскими правителями, а монархами Швеции, которое, кроме того, признавалось и в Российской империи. То есть бароны, строго говоря, были у нас шведские и российские.

Что касается понятия самого Эстляндского рыцарства, то тут тоже часто допускают ошибку. Важно понимать: оно не означает совокупность дворящживших на территории Эстляндской губернии — теперешней северной Эстонии.

Имеются, например, отдельные волости, котбрые относились к Лифляндской губернии, однако жившие в них или владевшие расположенными на ее территории мызами дворяне принадлежали, между тем, к Эстляндскому рыцарству.

То есть — были внесены в матрикул, список дворянских родов, чьи представители обладали всеми правами и привилегиями. В частности — избираться в ландтаг, высший орган местной власти в Эстляндской губернии.

Кроме того, оговорюсь сразу, были и дворянские роды, которые были в той или иной степени связаны с Эст-ляндией, но к имматрикулированному дворянству не относились, и я их в нынешней работе не касался».

Неизбежные открытия

Исследования по истории рыцарств нынешних Эстонии и Латвии испокон веков считались вотчиной немецких специалистов.

В последнее время интересоваться этой проблематикой стали и местные специалисты: в частности, работы по Эстляндскому дворянству и его геральдике были опубликованы на эстонском языке.

Из авторов, пишущих по-русски, как на территории Эстонской Республики, так и Российской Федерации, Игорь Коробов является безусловным первопроходцем. А на пути первопроходца — таков уж он по сути! — неизбежны открытия.

«Неспециалисту, особенно — в наши дни, совсем не очевидно, что между понятиями «быть принятыми в рыцарство» и «быть занесенным в матрикул» существовала разница, причем разница весьма существенная, — отмечает автор книги. — Заключалась она, прежде всего, в том, что человека могли принять в рыцарство задолго до того, как появилось понятие «имматрикулированное дворянство»: в Эстляндии, например, первый матрикул был составлен в середине XVIII века.

Тонкость тут заключается в том, что последующие геральдисты, равно как и позднейшие исследователи дворянских родов Эстляндского рыцарства, стали выносить т.н. «почетных членов» из общего списка местных дворян в отдельный.

Сейчас на немецких сайтах потомков остзейского рыцарства почетные члены, бывает, вообще не рассматриваются как часть местного дворянства, что, конечно же, на мой взгляд, является очевидной несправедливостью.

Особенно сложна ситуация с представителями русских дворянских родов, в разные периоды принятыми в Эстляндское рыцарство и получивших имматрикуляцию в качестве почетных членов, — ими никто толком не занимался.

Хотя категория эта достаточно многочисленная: стоит вспомнить хотя бы двенадцать человек, которые стали частью дворянства Эстляндии в эпоху правления Екатерины II по ее высочайшему повелению.

В отношении этих, условно говоря, «русско-эстляндских» дворян загадок до сих пор существует значительно больше, чем хотелось бы, — неизвестны порой даже их имена, не говоря уже о родословии.

То же самое справедливо и в отношении их геральдики: герб рода Пассеков, например, никогда не украшал собой главный зал дома Эстляндского рыцарства в Верхнем городе».

Наслаждение для ценителя

Открыв книгу Коробова, невольно ощущаешь себя стоящим под сводами вышгородской Домской церкви.

С одной только разницей: по стенам соборной церкви посетителя окружает неполная сотня рыцарских гербов. Здесь — в несколько раз больше.

И каждый из них снабжен описанием не только истории дворянского рода, но и справкой о наиболее известных его представителях — как в Эстонии, так и за рубежом.

«Знакомясь с предшествующими работами по истории Эстляндского рыцарства, я давно заметил одну характерную черту: каждый исследователь пытается освещать тему с наиболее близкого ему ракурса, — отмечает Коробов. — Для остзейских исследователей зачастую самым главным было отследить прошлое тех или иных чем-либо значимых для них родов. Современные эстонские авторы, естественно, делают акцент на связи с территорией нынешней Эстонии.

Пожалуй, никто прежде не пытался отследить тот след, который представители местных дворянских фамилий оставили на службе Российской империи. А ведь след этот и глубок, и обширен, а главное — исследован до обидного мало и бессистемно».

Листая справочник, понимаешь: книга эта, вне сомнения, станет подспорьем для тех, кто интересуется не только узкоспециальной темой дворянского родословия и геральдики, но куда как более широкому кругу исследователей и читателей.

Да-да, именно читателей: собранная и впервые ставшая доступной на русском языке информация изложена таким безупречным русским языком, что в какой-то момент начинаешь забывать о заявленном справочном характере издания.

Выше всяческих похвал и полиграфия: благодаря ей даже просто листать книгу — подлинное удовольствие. А уж разглядывать добротные иллюстрации с изображениями пышных дворянских гербов — наслаждение для взора ценителя.

Академический же специалист наверняка оценит тот справочный аппарат, которым снабжено издание: вопросы о том, как правильно транскрибировать остзейские фамилии на русском, разрешаются отныне раз и навсегда.

Хочется поблагодарить автора еще за два важных дела: составление перечня всех мыз Эстляндской губернии на трех языках: немецком, эстонском и русском. А также — за список глав Эстляндского рыцарства с XVI в. по XX век.

* * *

Игорь Коробов рассказывает: во время исследовательской работы ему доводилось встречаться с потомками эстляндских рыцарских родов, живущих в наши дни в Германии.

«Но я бы не сказал, что они выступали в роли информантов, — уточняет он. — Скорее — выражали благодарность за то, что в современной Эстонии есть те, кто продолжает разрабатывать историю остзейских дворян и былой Ливонии.

Конечно, я отвечал, что на самом деле отнюдь не являюсь таковым. И в работе с «Эстляндским имматрикулированным рыцарством» мне помогали многие — не преувеличиваю, но без их помощи книга бы никогда не стала такой, какова она есть.

Особенно хочется отметить редактора, а во многом и соавтора — Артура Модебадзе, спутника по мызным экспедициям Максима Луговского, Юрия Матузова, предоставившего первоначальный корпус гербов.

На начальном этапе книга активно, живо, а главное — и не без пользы, обсуждалась с председателем Общества охраны памятников русской истории и культуры в Эстонии, профессором Юрием Мальцевым.

Также выражаю благодарность Александру и Эстер Грюнбергам, Алексею Горневу, Герде Коробовой, Густаву Коробову, Артуру Лаасту, Светлане Подшиваловой, Елене Тамберг и Тоомасу Таамла».

Илья Кадушин
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







1 комментарий к записи “Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.”

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!