А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Хроники Таллина
Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы столетней давности.

Усомниться в целостности архитектурного ансамбля Старого Таллинна может разве что самый прожженный скептик.

Сказать то же самое о кварталах, расположенных за пределами средневекового ядра города, к сожалению, трудно: единством градостроительного ансамбля таллиннский «сити» похвастаться не может.

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Уместно ли вообще говорить о нем, если даже на центральных магистралях фронт каменной застройки то и дело прерывается то старомодным деревянным домом, то ультрасовременным билдингом из стекла и бетона?

Целостные массивы жилой застройки рубежа ХIХ-ХХ столетий в Таллинне, в отличие от соседних Риги, Стокгольма, Хельсинки или Санкт-Петербурга, в силу исторической специфики развития города сложиться попросту не успели.

Но это отнюдь не значит, что подобных попыток в былом Ревеле не предпринималось вовсе. Были, причем — достаточно успешные, наглядно иллюстрирующие стремление «заповедника ганзейской старины» шагать в ногу с молодым XX веком.

Островок того Таллинна, каким мог бы он стать, если бы не Первая Мировая война и последовавшая революция, сохранился в самом сердце современной столицы. Правда, немногие горожане о том догадываются — слишком уж изменился облик квартала.

Сам квартал, впрочем, сохранился — очерченный с южной стороны трассой нынешнего бульвара Рявала, с восточной — улицей Каубамая, с западной — Театральной площадью и наконец, с северной — бульваром, носящим имя театра и концертного зала «Эстония».

Бульварная витрина

Полтора столетия назад бульвара Эстония на карте города не было. Сам бульвар уже был — разбитый вдоль внешней линии укреплений ревельской крепости, упраздненной совсем недавно.

Назывался он в ту пору Променадным и всем видом своим располагал к неспешным прогулкам-променадам: обсаженный молодыми каштанами и липами, под сенью которых стояли постройки скорее дачного вида.

Пейзаж начал стремительно меняться на рубеже ХIХ-ХХ веков: город уверенно шагнул за былую крепостную стену, вытеснил туда же главное городское торжище, по периметру которого начали расти солидные каменные строения.

В мае 1911 года торговец мануфактурой Исаак Гиршович Рубинштейн обратился в городскую управу с просьбой позволить ему построить напротив Нового рынка трехэтажный жилой дом с мансардой и торговыми помещениями на первом этаже.

К прошению, как требовалось, прилагался проект, а также нотариально заверенное согласие владельцев двух земельных участков справа и слева от намечавшейся стройки: никаких возражений против начала строительных работ они не имели.

Против инициативы Рубинштейна возражать было особенно-то и нечего: домовладельцы-соседи уже успели обзавестись солидными каменными постройками, подобающими сердцу крупного губернского города.

Бульвар, носивший к тому времени имя Глиняного (по русскому и немецкому названию нынешних ворот Виру), превращался если не в лицо, то в парадную витрину административного центра Эстляндии.

Запланированный доходный дом был способен навести на эту витрину достойный блеск. Отцы города прошение купца-застройщика удовлетворили. Дело теперь было за подрядчиками и строителями.

Эхо севера

С готовыми реализовывать идеи зодчих в камне и дереве среди населения Таллинна вековой давности недостатка не было. С архитекторами же — напротив: круг их был не слишком широк.

Большую часть его составляли остзейские немцы, получившие профессиональное образование чаще всего в Рижском политехникуме, реже — в одном из профильных учебных заведений Санкт-Петербурга.

Одним из первых русских архитекторов Таллинна считается Александр Иванович Ярон, уроженец Петербурга, специальность военного инженера получивший в родном городе, диплом архитектора — в Берлине.

Теперешний бульвар Эстония явно импонировал зодчему. Здесь в 1909 году Яроном было возведено здание местного отделения госбанка Российской империи. Четыре года спустя он построил по соседству виллу, украшенную кариатидами у входа.

Первая постройка демонстрировала приверженность стилистике неоренессанса. Вторая тяготела к «античному» направлению в архитектуре модерна. Доходный дом Рубинштейна был спроектирован зодчим в духе северного модерна.

Направление это, рожденное гением финских архитекторов, нашло немало поклонников не только в Гельсингфорсе, но и в Петербурге, и Риге. Ревель тоже не оставался в стороне — благо, художественные вкусы были схожи.

Стиль, соединявший использование «дикого» природного камня с неоштукатуренным кирпичом, творчески переосмыслявший мотивы исторической архитектуры Северной Европы, активно применялся и Александром Яроном.

Достаточно взглянуть на один из характерных его образчиков — доходный дом на Нарвском шоссе, 27: его венчает треугольный фронтон с нишами, явно напоминающий фасады бюргерских жилищ ганзейской поры.

Почти такой же — хотя и несколько «смягченный» волнистым контуром в духе северного Возрождения — применил Ярон и при оформлении главного фасада дома Рубинштейна на Глиняном бульваре.

Из наследия ренессансной архитектуры Скандинавии были позаимствованы еще два мотива: вытянутый двухэтажный эркер и водруженная над черепичной крышей башенка под шлемом-кивером.

Процесс омоложения

Нет никаких сомнений: пойди история по иному сценарию, и зданий, схожих с домом Рубинштейна и стилистически, и функционально, могло бы появиться в Таллинне множество.

Судьба распорядилась иначе: после обретения Эстонией государственной независимости, когда в столице возобновилось каменное строительство, архитектурные вкусы успели перемениться.

Дом, получивший адрес: бульвар Эстония, 17, впрочем, продолжал оставаться достопримечательностью города, регулярно попадая то в объектив фотографов, то на почтовые открытки.

Гордо возвышаясь над кварталом, он привлекал внимание издалека: недаром именно на его крыше осенью 1939 года была установлена неоновая реклама производителя электролампочек — одна из первых в Таллинне.

В роковой для города вечер 9 марта 1944 года она, из соображений светомаскировки, понятное дело, включена не была. Но от попадания зажигательной бомбы красавец-дом это не спасло: всё, что могло гореть в здании, выгорело.

Каменная коробка стен, впрочем, выстояла, уцелела и была признана полностью пригодной для восстановления. Проектная документация для него была подготовлена пять лет спустя архитектором треста «Эстонпроект» Хенно Роопалу.

С точки зрения послевоенного СССР модерн в любых его проявлениях однозначно считался «упаднической архитектурой». О воссоздании изначального облика дома на бульваре Эстония не могло быть и речи: в моде была неоклассика.

У былого дома Рубинштейна срезали характерный волнистый фронтон, понизили высоту крыши, сменив черепицу жестью, до минимализма упростили формы эркера, удалили оформление первого этажа грубо отесанным доломитом.

Компенсировать утраты должна была тяжеловесная гипсовая композиция в виде гербового щита и склоненных к нему знамен, заметная на фотографиях здания, сделанных во второй половине пятидесятых годов.

В семидесятых она была снята для реставрации — да так никогда уже и не вернулась на фасад. Место ее уже в наши дни заняла коробка мансардного окна, появившегося при реставрации здания в 2001 году.

Тогда же облицовка фасадов темно-коричневой гранитной крошкой сменила цвет на нынешний, голубой. Здание стало заметнее и, одновременно, стало выглядеть еще более молодым.

* * *

Недолог час, когда квартал, очерченный трассой бульвара Эстония, улицей Каубамая, бульваром Рявала и Театральной площадью, преобразится самым радикальным образом.

Составленный проект детальной планировки предполагает возведение в его глубине жилых и коммерческих зданий высотой от восьми до двенадцати этажей, допускает снос былого Дома проектировщиков, пристройку к зданию Академической библиотеки.

О каких-либо преобразованиях в облике зданий, выходящих фасадами на парк Таммсааре, речи в проекте не идет. Возможно, оно и к лучшему: воссоздание утраченной в войну застройки в современном Таллинне, увы, крайне непопулярно.

Приходится признать: мы не Германия и не Польша, где многим восстановленным в экономные сороковые-пятидесятые годы по упрощенным проектам зданиям возвращают пышные фасады, которыми они обладали на заре двадцатого столетия.

Но по крайней мере мемориальный стенд с фотографией столетней давности, на которой былой дом Рубинштейна еще запечатлен во всей своей красе, на фасаде дома с нынешним адресом: бульвар Эстония, 5-а мог бы и появиться.

Илья Кадушин

«Столица»

 

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!