Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы столетней давности.

Усомниться в целостности архитектурного ансамбля Старого Таллинна может разве что самый прожженный скептик.

Сказать то же самое о кварталах, расположенных за пределами средневекового ядра города, к сожалению, трудно: единством градостроительного ансамбля таллиннский «сити» похвастаться не может.

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Уместно ли вообще говорить о нем, если даже на центральных магистралях фронт каменной застройки то и дело прерывается то старомодным деревянным домом, то ультрасовременным билдингом из стекла и бетона?

Целостные массивы жилой застройки рубежа ХIХ-ХХ столетий в Таллинне, в отличие от соседних Риги, Стокгольма, Хельсинки или Санкт-Петербурга, в силу исторической специфики развития города сложиться попросту не успели.

Но это отнюдь не значит, что подобных попыток в былом Ревеле не предпринималось вовсе. Были, причем — достаточно успешные, наглядно иллюстрирующие стремление «заповедника ганзейской старины» шагать в ногу с молодым XX веком.

Островок того Таллинна, каким мог бы он стать, если бы не Первая Мировая война и последовавшая революция, сохранился в самом сердце современной столицы. Правда, немногие горожане о том догадываются — слишком уж изменился облик квартала.

Сам квартал, впрочем, сохранился — очерченный с южной стороны трассой нынешнего бульвара Рявала, с восточной — улицей Каубамая, с западной — Театральной площадью и наконец, с северной — бульваром, носящим имя театра и концертного зала «Эстония».

Бульварная витрина

Полтора столетия назад бульвара Эстония на карте города не было. Сам бульвар уже был — разбитый вдоль внешней линии укреплений ревельской крепости, упраздненной совсем недавно.

Назывался он в ту пору Променадным и всем видом своим располагал к неспешным прогулкам-променадам: обсаженный молодыми каштанами и липами, под сенью которых стояли постройки скорее дачного вида.

Пейзаж начал стремительно меняться на рубеже ХIХ-ХХ веков: город уверенно шагнул за былую крепостную стену, вытеснил туда же главное городское торжище, по периметру которого начали расти солидные каменные строения.

В мае 1911 года торговец мануфактурой Исаак Гиршович Рубинштейн обратился в городскую управу с просьбой позволить ему построить напротив Нового рынка трехэтажный жилой дом с мансардой и торговыми помещениями на первом этаже.

К прошению, как требовалось, прилагался проект, а также нотариально заверенное согласие владельцев двух земельных участков справа и слева от намечавшейся стройки: никаких возражений против начала строительных работ они не имели.

Против инициативы Рубинштейна возражать было особенно-то и нечего: домовладельцы-соседи уже успели обзавестись солидными каменными постройками, подобающими сердцу крупного губернского города.

Бульвар, носивший к тому времени имя Глиняного (по русскому и немецкому названию нынешних ворот Виру), превращался если не в лицо, то в парадную витрину административного центра Эстляндии.

Запланированный доходный дом был способен навести на эту витрину достойный блеск. Отцы города прошение купца-застройщика удовлетворили. Дело теперь было за подрядчиками и строителями.

Эхо севера

С готовыми реализовывать идеи зодчих в камне и дереве среди населения Таллинна вековой давности недостатка не было. С архитекторами же — напротив: круг их был не слишком широк.

Большую часть его составляли остзейские немцы, получившие профессиональное образование чаще всего в Рижском политехникуме, реже — в одном из профильных учебных заведений Санкт-Петербурга.

Одним из первых русских архитекторов Таллинна считается Александр Иванович Ярон, уроженец Петербурга, специальность военного инженера получивший в родном городе, диплом архитектора — в Берлине.

Теперешний бульвар Эстония явно импонировал зодчему. Здесь в 1909 году Яроном было возведено здание местного отделения госбанка Российской империи. Четыре года спустя он построил по соседству виллу, украшенную кариатидами у входа.

Первая постройка демонстрировала приверженность стилистике неоренессанса. Вторая тяготела к «античному» направлению в архитектуре модерна. Доходный дом Рубинштейна был спроектирован зодчим в духе северного модерна.

Направление это, рожденное гением финских архитекторов, нашло немало поклонников не только в Гельсингфорсе, но и в Петербурге, и Риге. Ревель тоже не оставался в стороне — благо, художественные вкусы были схожи.

Стиль, соединявший использование «дикого» природного камня с неоштукатуренным кирпичом, творчески переосмыслявший мотивы исторической архитектуры Северной Европы, активно применялся и Александром Яроном.

Достаточно взглянуть на один из характерных его образчиков — доходный дом на Нарвском шоссе, 27: его венчает треугольный фронтон с нишами, явно напоминающий фасады бюргерских жилищ ганзейской поры.

Почти такой же — хотя и несколько «смягченный» волнистым контуром в духе северного Возрождения — применил Ярон и при оформлении главного фасада дома Рубинштейна на Глиняном бульваре.

Из наследия ренессансной архитектуры Скандинавии были позаимствованы еще два мотива: вытянутый двухэтажный эркер и водруженная над черепичной крышей башенка под шлемом-кивером.

Процесс омоложения

Нет никаких сомнений: пойди история по иному сценарию, и зданий, схожих с домом Рубинштейна и стилистически, и функционально, могло бы появиться в Таллинне множество.

Судьба распорядилась иначе: после обретения Эстонией государственной независимости, когда в столице возобновилось каменное строительство, архитектурные вкусы успели перемениться.

Дом, получивший адрес: бульвар Эстония, 17, впрочем, продолжал оставаться достопримечательностью города, регулярно попадая то в объектив фотографов, то на почтовые открытки.

Гордо возвышаясь над кварталом, он привлекал внимание издалека: недаром именно на его крыше осенью 1939 года была установлена неоновая реклама производителя электролампочек — одна из первых в Таллинне.

В роковой для города вечер 9 марта 1944 года она, из соображений светомаскировки, понятное дело, включена не была. Но от попадания зажигательной бомбы красавец-дом это не спасло: всё, что могло гореть в здании, выгорело.

Каменная коробка стен, впрочем, выстояла, уцелела и была признана полностью пригодной для восстановления. Проектная документация для него была подготовлена пять лет спустя архитектором треста «Эстонпроект» Хенно Роопалу.

С точки зрения послевоенного СССР модерн в любых его проявлениях однозначно считался «упаднической архитектурой». О воссоздании изначального облика дома на бульваре Эстония не могло быть и речи: в моде была неоклассика.

У былого дома Рубинштейна срезали характерный волнистый фронтон, понизили высоту крыши, сменив черепицу жестью, до минимализма упростили формы эркера, удалили оформление первого этажа грубо отесанным доломитом.

Компенсировать утраты должна была тяжеловесная гипсовая композиция в виде гербового щита и склоненных к нему знамен, заметная на фотографиях здания, сделанных во второй половине пятидесятых годов.

В семидесятых она была снята для реставрации — да так никогда уже и не вернулась на фасад. Место ее уже в наши дни заняла коробка мансардного окна, появившегося при реставрации здания в 2001 году.

Тогда же облицовка фасадов темно-коричневой гранитной крошкой сменила цвет на нынешний, голубой. Здание стало заметнее и, одновременно, стало выглядеть еще более молодым.

* * *

Недолог час, когда квартал, очерченный трассой бульвара Эстония, улицей Каубамая, бульваром Рявала и Театральной площадью, преобразится самым радикальным образом.

Составленный проект детальной планировки предполагает возведение в его глубине жилых и коммерческих зданий высотой от восьми до двенадцати этажей, допускает снос былого Дома проектировщиков, пристройку к зданию Академической библиотеки.

О каких-либо преобразованиях в облике зданий, выходящих фасадами на парк Таммсааре, речи в проекте не идет. Возможно, оно и к лучшему: воссоздание утраченной в войну застройки в современном Таллинне, увы, крайне непопулярно.

Приходится признать: мы не Германия и не Польша, где многим восстановленным в экономные сороковые-пятидесятые годы по упрощенным проектам зданиям возвращают пышные фасады, которыми они обладали на заре двадцатого столетия.

Но по крайней мере мемориальный стенд с фотографией столетней давности, на которой былой дом Рубинштейна еще запечатлен во всей своей красе, на фасаде дома с нынешним адресом: бульвар Эстония, 5-а мог бы и появиться.

Илья Кадушин

«Столица»

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!