А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет.

Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» по степени бытовой абсурдности отдает творчеством даже не Зощенко, а Хармса.

Логотип театральной труппы, делящей с помывочным заведением кров, и вовсе достоин Кафки: бегущий человек с раковиной улитки за спиной.

Между тем, никаким литературным розыгрышем здесь и не пахнет: по запросу «Вана-Каламая, 9а», поисковая машина интернета с равной частотой выдает как баню «Kalma», так и недоходное творческое объединение «Теоtеаtег».

Тут уж и вовсе почувствуешь себя героем андерсеновской сказки о калошах счастья, закинувших незадачливого студента-медика по первому же велению его мысли с театральной галерки на банный полок, — и определенно схватишься за голову.

Мощный аккорд

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

О том, что здание, возведенное в 1928-1929 годах для гигиенических нужд населения предместья Каламая, определенно смахивает на храм Мельпомены, писали уже при его открытии.

«Оно массивное и с колоннами, — бесхитростно делился впечатлениями корреспондент газеты «Waba Maa». — Снаружи его и за баню-то не примешь, а решишь, что перед тобой кино или небольшой театр».

Раздумывать над тем, кому утилитарная, по большому счету, постройка обязана обликом, гарантирующим достойное место в списке памятников таллиннской архитектуры, долго не приходится: свой автограф зодчий оставил на фасаде.

Немногие архитекторы, работавшие в наших краях, могли дерзнуть подобным образом. Александр Владовский — мог. Что там сауна за железнодорожным вокзалом — плиту со своим именем и фамилией он вмуровал даже в стену дома у Вируских ворот.

Подобных плит немало отыщется на фасадах зданий, построенных в Петербурге на рубеже ХIХ-ХХ веков. Владовский, уроженец столицы, плоть от плоти ее архитектурной среды, не желал отказываться от своих привычек и в Таллинне, куда его закинула судьба.

Здесь он нашел приют от революционных бурь. Здесь поначалу нашел и признание: в 1921-1925 годах он фактически был негласным «главным архитектором» эстонской армии, с одинаковым талантом проектирующим казармы и мебель в кабинете министра обороны.

Роман с властью оказался недолгим: Владовского сократили. Официально — за слабый эстонский язык, фактически — за склонность к гигантомании. Бюджет молодой ЭР реализацию его проектов потянуть попросту не мог.

Каламаяская баня для Владовского — один из первых крупных проектов, осуществленных по заказу частного капитала. И одновременно — прощание с полюбившимся архитектором стилем изысканного ар-деко.

Заключительный аккорд получился мощным: расположенная напротив баня некой Анны Грошевой не замедлила обанкротиться — хотя и работала исправно еще с царского времени.

История с топографией

Таллиннские бани и предместье Каламая — практически ровесники: оба они родом из Средних веков, точнее — из XIV столетия.

Правда, такой седой стариной датируются исключительно упоминания о банях, расположенных под защитой городских стен — на нынешних улицах Нунне и Сауна: название второй как раз и означает в переводе «Банная».

С Банной улицы сауны исчезли лет четыреста назад, оказавшись жертвой ложной медицинской теории, согласно которой заведения общественной гигиены, дескать, служили источниками новой для европейцев болезни — сифилиса.

Доля логики в том была: в «классические» средневековые бани ходили не столько чистоты тела ради, сколько ради плотских удовольствий: многие из них вполне совмещали функции современного спа-центра и… легального дома свиданий.

Закрытие по распоряжению магистратского медика бань на территории теперешнего Старого города отнюдь не свидетельствует о том, что мыться ревельские обыватели шведского времени стали меньше, чем в предшествующую эпоху, — вовсе нет.

Скорее, изменилась лишь «банная топография»: приблизительно с середины XVII века в архивных документах всё чаще встречаются упоминания о саунах, расположенных с внешней стороны крепостных укреплений — в ближайших предместьях.

Так проведенная по распоряжению городских властей в декабре 1696 года перепись беспризорных детей упоминает, что некая Кай живет в бане вдовы Карстена Флюгеля, за Большими морскими воротами, получается — в Каламая.

Каламаяские бани шведских времен не пережили осады Ревеля петровскими войсками в годы Северной войны: по приказу коменданта они из соображений безопасности, как и прочая застройка форнггадов, были снесены.

Те, что возродились в XVII столетии, разделили участь своих давних предшественниц полтора века спустя, когда предместье Каламая вновь было разрушено по той же самой причине в годы уже Крымской войны.

Вновь наступал мир: и бани опять открывались на Каламая. В начале XX века их было тут, как минимум, две: наряду с упомянутой Анной Грошевой еще одной владел в округе некто Н. Киняев.

Всевозможные удобства

Для растущего района этого было явно недостаточно: уже в последние годы царской власти газеты писали о необходимости создания в городе муниципальной бани, причем желательно за железнодорожным вокзалом.

Рухнула монархия, Таллинн стал столицей независимого государства, однако дефицит на «помывочном направлении» по-прежнему ощущался: собственным душем, не говоря уже о ванной, обладала далеко не каждая квартира.

«Город давно уже намеревался построить муниципальную баню на улице Каламая, — писала летом 1928 года газета «Kaja». — Однако нынче затею перехватил какой-то частный предприниматель, и строительство идет уже полным ходом».

К концу осени здание подвели под крышу. Зимой вели отделочные работы. А 3 марта 1929 года, буквально накануне открытия, посетить давно уже интригующую своим импозантным фасадом постройку предложили и работникам прессы.

Фасад был решен архитектором Александром Владовским в духе ар-деко.

Впечатлений они получили массу. Едва ли не главным из них было, по всей видимости, то, что полки в парилке оказались не деревянными, как практиковалось это в Таллинне чуть ли не со времен средневековых «мылен» на улице Сауна, а каменными.

Для того чтобы раскаленный камень не обжигал обнаженные тела, посетителям предлагались циновки из невиданной доселе в наших краях «японской травы» — бамбука, по всей вероятности, насколько позволяют судить отчеты репортеров.

«Полы и стены выложены изразцами, чем дается возможность содержать баню в особенной чистоте, — сообщали «Вести дня». — Чистота, всевозможные удобства Обилие света — вот главные достоинства вновь сооруженных бань».

Явной новинкой было разделение внутреннего пространства на две симметричные половины: до того мужчинам и женщинам в столичных банях приходилось пользоваться одними и теми же помещениями в разные дни недели.

Помимо трех общих залов в каждом из двух «половинок» имелись отдельные кабинеты. На втором этаже работал парикмахер — но почему-то исключительно мужской, оказывавший и услуги цирюльника.

Газеты с гордостью писали, что одежду на хранение в гардероб берут совершенно безвозмездно: платить надо только за вход. Брать чаевые обслуживающему персоналу было запрещено.

Уточнялась и еще одно очевидное преимущество: в непосредственной близости от новой бани была обустроена стоянка для автомобилей и располагалась остановка городского автобуса.

Одним словом, внушительная сумма в сто пятьдесят тысяч крон, которую вложил в начинание владелец бани К. Винтер, должна была окупиться сполна — и окупилась очень скоро.

О популярности заведения свидетельствует хотя бы то, что его название — «Каlmа» фигурирует в ответах к кроссворду. Опубликованному изданием «Jutuleht» в 1936 году…

* * *

При всей оригинальности натуры, а с этим у Владовского было всё в порядке, разместить под одной крышей с баней театр он не рискнул.

Знаток истории архитектуры, украсивший стены банной раздевалки портретами-барельефами в античном вкусе, он понимал: даже у римлян комедии с трагедиями в термах не играли.

Основанная в 1991 году любительская труппа поначалу в полном соответствии с избранным для себя названием вела «улиточный» образ жизни: странствовала по сценам различных домов культуры, «всё свое нося с собой».

Спустя пятнадцать лет Министерство культуры пошло навстречу «бродячим» артистам: хозяйственное помещение, пристроенное к Каламаяской бане после войны, было переоборудовано под театральный зал — самый миниатюрный и камерный в Таллинне.

На отсутствие посетителей театр, судя по всему, не жалуется. Баня — тоже: обустройство в подавляющем большинстве расположенных в окрестностях домов если не ванны, то душа для ее работы — не помеха.

Ведь баня — она, как и театр, — в первую очередь для души. И для бодрости духа, наполняющего легкие вместе с душистым паром в наши дни точно так же, как и в 1929 году.

Илья Кадушин

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!