А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет.

Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» по степени бытовой абсурдности отдает творчеством даже не Зощенко, а Хармса.

Логотип театральной труппы, делящей с помывочным заведением кров, и вовсе достоин Кафки: бегущий человек с раковиной улитки за спиной.

Между тем, никаким литературным розыгрышем здесь и не пахнет: по запросу «Вана-Каламая, 9а», поисковая машина интернета с равной частотой выдает как баню «Kalma», так и недоходное творческое объединение «Теоtеаtег».

Тут уж и вовсе почувствуешь себя героем андерсеновской сказки о калошах счастья, закинувших незадачливого студента-медика по первому же велению его мысли с театральной галерки на банный полок, — и определенно схватишься за голову.

Мощный аккорд

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

О том, что здание, возведенное в 1928-1929 годах для гигиенических нужд населения предместья Каламая, определенно смахивает на храм Мельпомены, писали уже при его открытии.

«Оно массивное и с колоннами, — бесхитростно делился впечатлениями корреспондент газеты «Waba Maa». — Снаружи его и за баню-то не примешь, а решишь, что перед тобой кино или небольшой театр».

Раздумывать над тем, кому утилитарная, по большому счету, постройка обязана обликом, гарантирующим достойное место в списке памятников таллиннской архитектуры, долго не приходится: свой автограф зодчий оставил на фасаде.

Немногие архитекторы, работавшие в наших краях, могли дерзнуть подобным образом. Александр Владовский — мог. Что там сауна за железнодорожным вокзалом — плиту со своим именем и фамилией он вмуровал даже в стену дома у Вируских ворот.

Подобных плит немало отыщется на фасадах зданий, построенных в Петербурге на рубеже ХIХ-ХХ веков. Владовский, уроженец столицы, плоть от плоти ее архитектурной среды, не желал отказываться от своих привычек и в Таллинне, куда его закинула судьба.

Здесь он нашел приют от революционных бурь. Здесь поначалу нашел и признание: в 1921-1925 годах он фактически был негласным «главным архитектором» эстонской армии, с одинаковым талантом проектирующим казармы и мебель в кабинете министра обороны.

Роман с властью оказался недолгим: Владовского сократили. Официально — за слабый эстонский язык, фактически — за склонность к гигантомании. Бюджет молодой ЭР реализацию его проектов потянуть попросту не мог.

Каламаяская баня для Владовского — один из первых крупных проектов, осуществленных по заказу частного капитала. И одновременно — прощание с полюбившимся архитектором стилем изысканного ар-деко.

Заключительный аккорд получился мощным: расположенная напротив баня некой Анны Грошевой не замедлила обанкротиться — хотя и работала исправно еще с царского времени.

История с топографией

Таллиннские бани и предместье Каламая — практически ровесники: оба они родом из Средних веков, точнее — из XIV столетия.

Правда, такой седой стариной датируются исключительно упоминания о банях, расположенных под защитой городских стен — на нынешних улицах Нунне и Сауна: название второй как раз и означает в переводе «Банная».

С Банной улицы сауны исчезли лет четыреста назад, оказавшись жертвой ложной медицинской теории, согласно которой заведения общественной гигиены, дескать, служили источниками новой для европейцев болезни — сифилиса.

Доля логики в том была: в «классические» средневековые бани ходили не столько чистоты тела ради, сколько ради плотских удовольствий: многие из них вполне совмещали функции современного спа-центра и… легального дома свиданий.

Закрытие по распоряжению магистратского медика бань на территории теперешнего Старого города отнюдь не свидетельствует о том, что мыться ревельские обыватели шведского времени стали меньше, чем в предшествующую эпоху, — вовсе нет.

Скорее, изменилась лишь «банная топография»: приблизительно с середины XVII века в архивных документах всё чаще встречаются упоминания о саунах, расположенных с внешней стороны крепостных укреплений — в ближайших предместьях.

Так проведенная по распоряжению городских властей в декабре 1696 года перепись беспризорных детей упоминает, что некая Кай живет в бане вдовы Карстена Флюгеля, за Большими морскими воротами, получается — в Каламая.

Каламаяские бани шведских времен не пережили осады Ревеля петровскими войсками в годы Северной войны: по приказу коменданта они из соображений безопасности, как и прочая застройка форнггадов, были снесены.

Те, что возродились в XVII столетии, разделили участь своих давних предшественниц полтора века спустя, когда предместье Каламая вновь было разрушено по той же самой причине в годы уже Крымской войны.

Вновь наступал мир: и бани опять открывались на Каламая. В начале XX века их было тут, как минимум, две: наряду с упомянутой Анной Грошевой еще одной владел в округе некто Н. Киняев.

Всевозможные удобства

Для растущего района этого было явно недостаточно: уже в последние годы царской власти газеты писали о необходимости создания в городе муниципальной бани, причем желательно за железнодорожным вокзалом.

Рухнула монархия, Таллинн стал столицей независимого государства, однако дефицит на «помывочном направлении» по-прежнему ощущался: собственным душем, не говоря уже о ванной, обладала далеко не каждая квартира.

«Город давно уже намеревался построить муниципальную баню на улице Каламая, — писала летом 1928 года газета «Kaja». — Однако нынче затею перехватил какой-то частный предприниматель, и строительство идет уже полным ходом».

К концу осени здание подвели под крышу. Зимой вели отделочные работы. А 3 марта 1929 года, буквально накануне открытия, посетить давно уже интригующую своим импозантным фасадом постройку предложили и работникам прессы.

Фасад был решен архитектором Александром Владовским в духе ар-деко.

Впечатлений они получили массу. Едва ли не главным из них было, по всей видимости, то, что полки в парилке оказались не деревянными, как практиковалось это в Таллинне чуть ли не со времен средневековых «мылен» на улице Сауна, а каменными.

Для того чтобы раскаленный камень не обжигал обнаженные тела, посетителям предлагались циновки из невиданной доселе в наших краях «японской травы» — бамбука, по всей вероятности, насколько позволяют судить отчеты репортеров.

«Полы и стены выложены изразцами, чем дается возможность содержать баню в особенной чистоте, — сообщали «Вести дня». — Чистота, всевозможные удобства Обилие света — вот главные достоинства вновь сооруженных бань».

Явной новинкой было разделение внутреннего пространства на две симметричные половины: до того мужчинам и женщинам в столичных банях приходилось пользоваться одними и теми же помещениями в разные дни недели.

Помимо трех общих залов в каждом из двух «половинок» имелись отдельные кабинеты. На втором этаже работал парикмахер — но почему-то исключительно мужской, оказывавший и услуги цирюльника.

Газеты с гордостью писали, что одежду на хранение в гардероб берут совершенно безвозмездно: платить надо только за вход. Брать чаевые обслуживающему персоналу было запрещено.

Уточнялась и еще одно очевидное преимущество: в непосредственной близости от новой бани была обустроена стоянка для автомобилей и располагалась остановка городского автобуса.

Одним словом, внушительная сумма в сто пятьдесят тысяч крон, которую вложил в начинание владелец бани К. Винтер, должна была окупиться сполна — и окупилась очень скоро.

О популярности заведения свидетельствует хотя бы то, что его название — «Каlmа» фигурирует в ответах к кроссворду. Опубликованному изданием «Jutuleht» в 1936 году…

* * *

При всей оригинальности натуры, а с этим у Владовского было всё в порядке, разместить под одной крышей с баней театр он не рискнул.

Знаток истории архитектуры, украсивший стены банной раздевалки портретами-барельефами в античном вкусе, он понимал: даже у римлян комедии с трагедиями в термах не играли.

Основанная в 1991 году любительская труппа поначалу в полном соответствии с избранным для себя названием вела «улиточный» образ жизни: странствовала по сценам различных домов культуры, «всё свое нося с собой».

Спустя пятнадцать лет Министерство культуры пошло навстречу «бродячим» артистам: хозяйственное помещение, пристроенное к Каламаяской бане после войны, было переоборудовано под театральный зал — самый миниатюрный и камерный в Таллинне.

На отсутствие посетителей театр, судя по всему, не жалуется. Баня — тоже: обустройство в подавляющем большинстве расположенных в окрестностях домов если не ванны, то душа для ее работы — не помеха.

Ведь баня — она, как и театр, — в первую очередь для души. И для бодрости духа, наполняющего легкие вместе с душистым паром в наши дни точно так же, как и в 1929 году.

Илья Кадушин

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!