А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Останется ли самый «открыточный вид» Копли с домом на 5-ой линии (слева) исключительно на фотографиях, сделанных до рокового мартовского дня нынешнего года?

Чуть позже двух часов ночи в позапрошлое воскресенье, последний день марта, диспетчер центра тревоги Таллиннского спасательного департамента получил сообщение о возгорании.

Открытым пламенем полыхало деревянное здание на территории Пыхья-Таллиннна – на северном берегу полуострова Копли. Еще точнее – пустующая жилая постройка по адресу 5-ая линия, дом номер 11.

Спасатели прибыли на объект, когда огонь успел охватить четверть строения. Пожару была присвоена третья из четырех степень сложности: несколько бригад продолжали заливать его очаг практически до следующего вечера.

Прибывшие вместе с пожарными медики остались, по счастью, без работы – люди при ликвидации пожара не пострадали. Об исторической постройке, памятной многим коплиским старожилам сказать то же самое, увы, невозможно.

Одно из самых первых жилых зданий так называемой нижней или рабочей колонии Русско-Балтийского судостроительного завода оказалось уничтожено, практически, на треть. И судьба уцелевших двух третьих пострадавшего дома остается открытой.

Самые первые

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

Фото: Ирина Шлеева Одно из старейших жилых зданий Копли – и, одновременно, значимая веха в истории таллиннского градостроительства – оказалось под угрозой гибели.

В документах ревельского магистрата нынешний район Копли впервые начинает фигурировать во второй половине XIV века, однако знакомые современному таллиннцу черты стал обретать куда как позже.

Произошло это чуть более ста лет тому назад, когда территория бывшего городского выпаса да излюбленного выезда обывателей на воскресные пикники начала стремительно превращаться в промышленный район.

Завод Русско-Балтийского судостроительного и механического общества, основанный в 1912 году, заранее выкупил у города изрядный участок земли для строительства как производственных цехов, так и сопутствующей инфраструктуры.

Работы велись по проекту Александра Дмитриева – столичного зодчего, архитектора Адмиралтейского судостроительного завода в Санкт-Петербурге, человека, мыслившего масштабно, целостно, комплексно, и что называется, «с размахом».

По сути, он проектировал не очередное рабочее предместье – подлинный-город спутник губернского Ревеля. Его «двойник», принадлежащий новой, индустриальной эпохе – и выстроенный в соответствии с соблюдением ее требованиями.

Человек мог родиться и прожить целый век в Копли – появиться на свет в больнице, креститься в церкви, выучиться в школе, занять место в цеху у станка, заходить после работы в заводскую лавку, а по выходным – даже зайти на киносеанс в синематограф.

Понятно, что многочисленных работников создаваемого предприятия, равно как и технических специалистов, и обслуживающий персонал, прежде всего, было необходимо обеспечить жильем, расположенным как можно ближе к месту работы.

Неудивительно, потому, что едва ли не первыми постройками на полуострове Копли стали рабочие казармы: первые из них были выстроены задолго до того, как над районом вознеслось увенчанное башенкой здание заводского управления.

Старейшими из них по умолчанию принято считать два вытянутых параллельных здания – общежития для холостых рабочих, выстроенные практически на самом морском берегу не позднее первой половины 1913 года.

Появиться раньше они едва ли могли: проект их был рассмотрен и одобрен губернатором, губернским инженером и губернским архитектором Эстляндии 31 декабря предыдущего года.

Новый стандарт

Как тип постройки рабочие казармы в Ревеле столетней давности были известны неплохо: их уже возводили для работников Балтийской мануфактуры и вагоностроительного завода «Двигатель».

Спроектированные Дмитриевым «общежития для пролетариата» отличались от них качественно – причем в лучшую сторону. Можно сказать, они принадлежали уже к иному, более современному, поколению подобных зданий.

На фоне своих предшественниц они выделяются даже внешне – наличием членящих деревянный объем каменных лестничных клеток: сооружение их стало обязательным в начале десятых годов ХХ века на всей территории Российской империи.

Сооруженные, прежде всего, исходя из требований противопожарной безопасности, они, уже в бытность Таллинна столицей независимого государства, станут едва ли не визитной карточкой здешних жилых домов, причем – не только казарменного типа.

В рабочих казармах Русско-Балтийского завода архитектурное решение, которому оказалась уготовлена долгая биография – применялось оно вплоть до конца сороковых годов – было задействован впервые. И список новшеств им далеко не исчерпывался.

Архитектор Дмитриев, едва ли не первым в истории массового жилого строительства Ревеля вообще, изначально побеспокоился о том, чтобы дома для далеко не самой зажиточной публики были изначально подключены к внешним коммуникациям.

Собственной электростанцией завод обладал – и мощность ее более чем в два с половиной раза превышала мощность городской. Резервуар водопровода располагался в башне заводского управления – элементе отнюдь не только декоративном.

Так что и с электрическим освещением, и с питьевой водой, и, что совсем немаловажно, со сливной канализацией, обитатели «казарм для холостых мастеровых» каких-либо затруднений испытывать были не должны.

Только вот обогревались здания по старинке, печами: батареи центрального отопления установить в них, видимо, не планировали. Хотя место для обогревательного котла в цокольном этаже отыскать было бы возможно.

Возможностью этой, впрочем, так и не воспользовались: вначале цоколь использовали под дровяные сараи, позже часть помещений здесь сдавали внаем под склады и даже – для мелкой розничной торговли.

Безвестные и знаменитые

По воспоминаниям старожилов района, которые стали попадать на страницы прессы еще в довоенные годы, условия жизни в «казармах для холостых мастеровых» были казарменные, если не сказать – спартанские.

Иначе, наверное, и быть не могло: большинство их обитателей составляли парни в возрасте от шестнадцати до двадцати пяти лет, оторванные от родителей, семьи, односельчан – основного контроллера социального поведения.

Ко сну отходили все вместе: в девять часов вечера электрическое освещение в жилых комнатах централизовано выключилось. Просыпались тоже в коллективном порядке: ровно в шесть часов утра внутренности дома наполняло дребезжание электрозвонка.

За гигиеной следили строго: раз в неделю обитателям общежития вменялось в обязанность ходить в заводскую баню, а для того, чтобы рабочих не одолели паразиты, головы поначалу всем жильцам «длинных домов» полагалось брить под ноль.

Опасения были отнюдь не беспочвенные: плотность населения в двух старейших казармах заводской колонии была колоссальная – на один «длинный дом» приходилось…полтысячи жильцов, спавших на двух-трехъярусных нарах.

Поначалу, пока не были выстроены дома, расположенные ближе к центру города, в общих спальнях приходилось ютиться, порой, и семейным парам – в таком случае, они просто отгораживались от соседей натянутыми на веревках одеялами.

Но уже к зиме 1914 года в домах вдоль теперешней 5-ой линии остались одни только неженатые работники – как те, что трудились на судостроительной верфи, так и работавшие строителями на возведении новых цехов и построек.

Можно предполагать, что одним из обитателей «длинных домов» был и будущий авиаконструктор Сергей Ильюшин – с весны 1913-го по осень 1914-го он прошел в Копли путь от разнорабочего до помощника экскаваторщика.

А вот будущий полярник Иван Папанин, хотя и жил в Ревеле в тот же временной период, соседом его по общей спальне быть никак не мог: работал он на заводе Беккера, а не на предшественнике позднейшего БСРЗ.

Шанс выжить

Уже после Второй мировой войны архитектор Дмитриев вновь посетил Таллинн – и, конечно же, не мог не заглянуть на Балтийский судоремонтный завод, некогда спроектированный им.

Говорят, пожилой к тому времени зодчий немало удивился: постройки рабочей колонии, который планировались им в начале ХХ века как временные, прекрасно использовались и в середине столетия.

Вроде бы, «старший» из двух «длинных домов» — тот, что был расположен ближе к морскому побережью, еще и умудрился «сменить профиль» — в нем вот уже несколько десятков лет функционировала неполная средняя школа.

Дожить до наших дней ей, увы, не довелось: расформированная, он прекратила свое существование в середине девяностых годов – а вслед за ее фактическим упразднением под снос пошло и окончательно амортизированное школьное здание.

Ее брату-близнецу, которое, как и сто с лишним лет тому назад, служило жилищем, до недавнего времени везло больше: девелоперы и застройщики района Копли обещали отреставрировать постройку, превратив ее в современные благоустроенные квартиры.

Что-то, как говорится, пошло не так: в ночь на 31 марта вспыхнул пожар. Едва ли – случайные: все дверные и оконные проемы здания были накрепко зашиты, а внутри постройки была установлена сигнализация не только на задымление, но и на движение.

К моменту прибытия пожарных расчетов она, «почему-то» оказалась отключена. Более того – когда спасатели тушили одну часть здания, пламя, «внезапно» вспыхнуло в другом его крыле. На объекте позже обнаружили канистру из-под бензина и факел…

«Длинный дом» на 5-ой линии не имел статуса охраняемого памятника архитектуры, а всего лишь был включен в район охраняемой застройки. А реставрировать здание всегда дороже и сложнее, чем возвести на его мести «приблизительную копию».

Но ни одна копия, как известно, не способна заменить оригинал. Возможно, один из старейших жилых домов Копли и одно из первых пращуров современных жилищ большинства таллиннцев заслуживает большего, чем сгинуть в огне пожара?

Тем более, что, по крайней мере, часть его сохранилась. И спасибо за это сказать стоит не только пожарным, но и архитектору Дмитриеву, так промыслительно разбившего массив деревянного корпуса тремя каменными лестничными клетками…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!