А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина
Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без малого сорок лет назад.

В ассоциативном ряду архитектурных стилей за Таллинном четко зарезервирована готика.

Неважно, что из шести вознесенных над Старым городом шпилей готический — только один, а большинство зданий внутри крепостной стены несет на себе отчетливую печать историцизма.

Именно строительное наследие Средних веков задает тон восприятия нынешней столицы Эстонии, определяет ее лицо, задает имидж, и делает, в итоге, отличным от городов-соседей.

Тем ценнее в градостроительной палитре таллиннских улиц представители иных эпох и стилевых направлений — их своеобразие и оригинальность, кажется, только выигрывает за счет явной непохожести.

Встречаются среди подобных построек и счастливцы, которым удалось перешагнуть порог пресловутой «инаковости», став не просто архитектурным курьезом, а неотъемлемым элементом городской среды.

Вилла мебельного фабриканта Христиана Лютера, знакомая всякому, кто едет в центр города по Пярнускому шоссе или движется в противоположном направлении, — одно из таких зданий: яркое, эффектное, запоминающееся.

Гробы и комоды

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Земли к востоку от дороги на Пярну и Ригу владельцы торгового дома «Георг Христиан Лютер» приобрели в семидесятые годы XIX века, решив расширить профиль семейного предприятия.

Вот уже более столетия специализировалось оно на продаже разнообразных товаров от соли и льна до стройматериалов. Теперь же — решило взяться за производство последних самостоятельно.

В 1880 году Христиан Вильгельм Лютер, получивший образование в Москве и Лондоне, решил, что наряду со стропилами для крыш унаследованная им от отца лесопилка могла бы делать и мебель.

Благо, знакомый с новинками деревообработки, Христиан Вильгельм сумел разглядеть практически безграничный потенциал нового для своего времени материала — обработанной горячим паром гнутоклееной фанеры.

Поначалу новоиспеченный фабрикант, правда, попробовал предложить ревельским обывателям сделанные из нее… гробы. Но явно недооценил консерватизм местной публики — и вскоре переквалифицировался на комоды и венские стулья.

Дело пошло в гору. Прежние производственные помещения стремительно становились тесны. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов XIX века к былой лесопилке прибавились цеха и мастерские, построенные по проекту архитектора Эрвина Бернхарда.

Очень скоро они разрослись до настоящего фабричного «городка», который включал в себя собственную водонапорную станцию с величественной башней, здание пожарного депо, народный дом, жилые казармы для работников предприятия.

Поблизости от производства, как было это принято в ту пору, решил поселиться и сам фабрикант: в 1909 году был выполнен первый проект его будущего жилища — роскошной городской виллы.

Идея и воплощение

За остзейскими немцами закрепилась слава ретроградов, но Христиан Вильгельм Лютер был, похоже, исключением из правил. По крайней мере — в вопросах архитектурных пристрастий.

Народный дом, воздвигнутый им в память об умершем брате, был построен по проекту едва ли не самого новомодного зодчего Российской империи — корифея финского модерна Армаса Линдгрена.

Модерн — причем именно в его северной ипостаси — был избран Лютером и для оформления собственного дома. Правда, проектировать его заказчик поручил не финским, а русским, столичным, петербургским.

Звали их Николаем Васильевым и Алексеем Бубырем — и оба они были хорошо знакомы Христиану Вильгельму с той поры как выиграли конкурс проектов здания Ревельского Немецкого театра — ныне Эстонского драматического.

Лютер был не просто пассивным зрителем-театралом — он входил в Немецкое театральное общество. И, будучи одним из его меценатов, принимал в воплощении разработанного Бубырем и Васильевым проекта самое непосредственное участие.

Как и в случае с театром, первый проект, присланный в Ревель из Санкт-Петербурга, оказался чересчур брутальным. Массы «дикого» природного камня, кажется, подавляли архитектурную композицию, производя, говоря откровенно, гнетущее впечатление.

Изначальный замысел был пересмотрен. Его измененный вариант, опубликованный в 1914 году в качестве образчика современной виллы в книге «Жилой дом», свидетельствуют: стилевые акценты сместились от суровости к легкости.

Исчезла нарочито грубая рустовка фасадов. Башня стала тоньше, легче и вместо тяжеловесного черепичного покрытия оказалась увенчана тонким летящим шпилем. Пилястры расчленили объемы здания, придав ему воздушность.

Реализовать задуманное в полном объеме, увы, не удалось. Но даже реализованный в несколько более упрощенном виде, особняк Лютера, безусловно, стал признанной городской достопримечательностью.

Снаружи и внутри

Пожить в роскошной вилле ее заказчику выпало не более четырех лет: в 1914 году Христиан Вильгельм скончался.

Дом унаследовал его сын Александр Мартин Лютер, который и жил в нем с семьей до второй половины тридцатых годов, а позже — сдавал помещения в аренду итальянскому посольству.

С приходом советской власти здание национализировали, передав под детскую поликлинику. В 1943 году здание решили отремонтировать и снабдить бомбоубежищем, но так и не успели.

Во время мартовской бомбардировки в виллу попала зажигательная бомба. Крыша и интерьеры были полностью уничтожены, за исключением каменной коробки стен постройка выгорела, что называется, дотла.

Отношение к архитектуре периода модерна в послевоенном СССР было однозначно отрицательным. Но острый дефицит в Таллинне жилого фонда оказался сильнее эстетически-идеологических пристрастий.

Уже в 1945 году архитектор В. Нурмик составил план восстановления здания: руководствовался он при этом, в первую очередь, соображениями не столько научной реставрации, сколько оперативности и экономии средств.

Былой шик виллы поблек. Черепичная крыша была заменена жестяной, упрощенной оказалась форма венчающего башню кивера. Даже 3 частично уцелевшие оконные рамы было решено заменить новыми, с менее филигранными переплетом.

Поначалу в здании, согласно плану восстановления, оборудовали коммунальные квартиры. Позже в нем, в точности как в последний предвоенный год, вновь заработала детская поликлиника и центральная таллиннская станция «Скорой помощи».

Во второй половине шестидесятых годов облик нечетной стороны Пярнуского шоссе стал меняться. Между былой фабрикой Лютера и прежним жилищем ее владельца возник обширный котлован — основание будущего Дома печати.

Тогда же, в рамках расширение проезжей части, снесли часть оригинальной ограды виллы Лютера. О сносе самой постройки речь, к счастью, не заходила: уже в 1970 году ее решили передать под дворец бракосочетаний.

Реализовать задуманное удалось только спустя доброе десятилетие: слишком уж объемным и дорогостоящим оказался проект реконструкции. Зато и результат оказался, вне сомнения, заслуживающим только похвал.

Задачу, которая стояла перед архитекторами Антсом Райдом и Сирьей Уусбек, легкой было не назвать никак: по сути, они должны были воссоздать утраченный за тридцать лет до того стильный интерьер здания.

Поставленная цель была достигнута: находясь внутри дворца бракосочетаний, неспециалисту будет непросто догадаться, что вокруг — не аутентичный модерн начала XX века, а удачная стилизация.

* * * *

В нынешний понедельник, 15 апреля, закрывшийся в сентябре минувшего года на ремонт особняк по адресу: Пярнуское шоссе, 67 вновь распахнул перед посетителями свои двери.

Без малого сорок лет бывшая вилла фабриканта Лютера служит всё новым и новым поколениям таллиннцев местом заключения брачных союзов.

Горожане-эстонцы называют его просто «Õnnepalee» — «Дворец счастья». Что ж, и заказчик строительства, и архитекторы были бы, наверное, совсем не против такого поворота в его судьбе.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!