А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Таллиннский дворец бракосочетания на Пярнуском шоссе — уникальный «сплав» подлинного модерна начала XX века с его удачной стилизацией, созданной без малого сорок лет назад.

В ассоциативном ряду архитектурных стилей за Таллинном четко зарезервирована готика.

Неважно, что из шести вознесенных над Старым городом шпилей готический — только один, а большинство зданий внутри крепостной стены несет на себе отчетливую печать историцизма.

Именно строительное наследие Средних веков задает тон восприятия нынешней столицы Эстонии, определяет ее лицо, задает имидж, и делает, в итоге, отличным от городов-соседей.

Тем ценнее в градостроительной палитре таллиннских улиц представители иных эпох и стилевых направлений — их своеобразие и оригинальность, кажется, только выигрывает за счет явной непохожести.

Встречаются среди подобных построек и счастливцы, которым удалось перешагнуть порог пресловутой «инаковости», став не просто архитектурным курьезом, а неотъемлемым элементом городской среды.

Вилла мебельного фабриканта Христиана Лютера, знакомая всякому, кто едет в центр города по Пярнускому шоссе или движется в противоположном направлении, — одно из таких зданий: яркое, эффектное, запоминающееся.

Гробы и комоды

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Особняк Лютера до марта 1944 года. Видна утраченная форма венчающего башню шлема.

Земли к востоку от дороги на Пярну и Ригу владельцы торгового дома «Георг Христиан Лютер» приобрели в семидесятые годы XIX века, решив расширить профиль семейного предприятия.

Вот уже более столетия специализировалось оно на продаже разнообразных товаров от соли и льна до стройматериалов. Теперь же — решило взяться за производство последних самостоятельно.

В 1880 году Христиан Вильгельм Лютер, получивший образование в Москве и Лондоне, решил, что наряду со стропилами для крыш унаследованная им от отца лесопилка могла бы делать и мебель.

Благо, знакомый с новинками деревообработки, Христиан Вильгельм сумел разглядеть практически безграничный потенциал нового для своего времени материала — обработанной горячим паром гнутоклееной фанеры.

Поначалу новоиспеченный фабрикант, правда, попробовал предложить ревельским обывателям сделанные из нее… гробы. Но явно недооценил консерватизм местной публики — и вскоре переквалифицировался на комоды и венские стулья.

Дело пошло в гору. Прежние производственные помещения стремительно становились тесны. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов XIX века к былой лесопилке прибавились цеха и мастерские, построенные по проекту архитектора Эрвина Бернхарда.

Очень скоро они разрослись до настоящего фабричного «городка», который включал в себя собственную водонапорную станцию с величественной башней, здание пожарного депо, народный дом, жилые казармы для работников предприятия.

Поблизости от производства, как было это принято в ту пору, решил поселиться и сам фабрикант: в 1909 году был выполнен первый проект его будущего жилища — роскошной городской виллы.

Идея и воплощение

За остзейскими немцами закрепилась слава ретроградов, но Христиан Вильгельм Лютер был, похоже, исключением из правил. По крайней мере — в вопросах архитектурных пристрастий.

Народный дом, воздвигнутый им в память об умершем брате, был построен по проекту едва ли не самого новомодного зодчего Российской империи — корифея финского модерна Армаса Линдгрена.

Модерн — причем именно в его северной ипостаси — был избран Лютером и для оформления собственного дома. Правда, проектировать его заказчик поручил не финским, а русским, столичным, петербургским.

Звали их Николаем Васильевым и Алексеем Бубырем — и оба они были хорошо знакомы Христиану Вильгельму с той поры как выиграли конкурс проектов здания Ревельского Немецкого театра — ныне Эстонского драматического.

Лютер был не просто пассивным зрителем-театралом — он входил в Немецкое театральное общество. И, будучи одним из его меценатов, принимал в воплощении разработанного Бубырем и Васильевым проекта самое непосредственное участие.

Как и в случае с театром, первый проект, присланный в Ревель из Санкт-Петербурга, оказался чересчур брутальным. Массы «дикого» природного камня, кажется, подавляли архитектурную композицию, производя, говоря откровенно, гнетущее впечатление.

Изначальный замысел был пересмотрен. Его измененный вариант, опубликованный в 1914 году в качестве образчика современной виллы в книге «Жилой дом», свидетельствуют: стилевые акценты сместились от суровости к легкости.

Исчезла нарочито грубая рустовка фасадов. Башня стала тоньше, легче и вместо тяжеловесного черепичного покрытия оказалась увенчана тонким летящим шпилем. Пилястры расчленили объемы здания, придав ему воздушность.

Реализовать задуманное в полном объеме, увы, не удалось. Но даже реализованный в несколько более упрощенном виде, особняк Лютера, безусловно, стал признанной городской достопримечательностью.

Снаружи и внутри

Пожить в роскошной вилле ее заказчику выпало не более четырех лет: в 1914 году Христиан Вильгельм скончался.

Дом унаследовал его сын Александр Мартин Лютер, который и жил в нем с семьей до второй половины тридцатых годов, а позже — сдавал помещения в аренду итальянскому посольству.

С приходом советской власти здание национализировали, передав под детскую поликлинику. В 1943 году здание решили отремонтировать и снабдить бомбоубежищем, но так и не успели.

Во время мартовской бомбардировки в виллу попала зажигательная бомба. Крыша и интерьеры были полностью уничтожены, за исключением каменной коробки стен постройка выгорела, что называется, дотла.

Отношение к архитектуре периода модерна в послевоенном СССР было однозначно отрицательным. Но острый дефицит в Таллинне жилого фонда оказался сильнее эстетически-идеологических пристрастий.

Уже в 1945 году архитектор В. Нурмик составил план восстановления здания: руководствовался он при этом, в первую очередь, соображениями не столько научной реставрации, сколько оперативности и экономии средств.

Былой шик виллы поблек. Черепичная крыша была заменена жестяной, упрощенной оказалась форма венчающего башню кивера. Даже 3 частично уцелевшие оконные рамы было решено заменить новыми, с менее филигранными переплетом.

Поначалу в здании, согласно плану восстановления, оборудовали коммунальные квартиры. Позже в нем, в точности как в последний предвоенный год, вновь заработала детская поликлиника и центральная таллиннская станция «Скорой помощи».

Во второй половине шестидесятых годов облик нечетной стороны Пярнуского шоссе стал меняться. Между былой фабрикой Лютера и прежним жилищем ее владельца возник обширный котлован — основание будущего Дома печати.

Тогда же, в рамках расширение проезжей части, снесли часть оригинальной ограды виллы Лютера. О сносе самой постройки речь, к счастью, не заходила: уже в 1970 году ее решили передать под дворец бракосочетаний.

Реализовать задуманное удалось только спустя доброе десятилетие: слишком уж объемным и дорогостоящим оказался проект реконструкции. Зато и результат оказался, вне сомнения, заслуживающим только похвал.

Задачу, которая стояла перед архитекторами Антсом Райдом и Сирьей Уусбек, легкой было не назвать никак: по сути, они должны были воссоздать утраченный за тридцать лет до того стильный интерьер здания.

Поставленная цель была достигнута: находясь внутри дворца бракосочетаний, неспециалисту будет непросто догадаться, что вокруг — не аутентичный модерн начала XX века, а удачная стилизация.

* * * *

В нынешний понедельник, 15 апреля, закрывшийся в сентябре минувшего года на ремонт особняк по адресу: Пярнуское шоссе, 67 вновь распахнул перед посетителями свои двери.

Без малого сорок лет бывшая вилла фабриканта Лютера служит всё новым и новым поколениям таллиннцев местом заключения брачных союзов.

Горожане-эстонцы называют его просто «Õnnepalee» — «Дворец счастья». Что ж, и заказчик строительства, и архитекторы были бы, наверное, совсем не против такого поворота в его судьбе.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!