А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Легендарному Ревельскому морскому сражению исполняется на днях ровно двести двадцать девять лет.

Морских баталий акватория нынешней Таллиннской бухты и ее ближайшие окрестности повидали за прошедшие века немало.

Ревельское морское сражение стоит среди них особняком: оно дважды увековечено в городском пространстве: картиной в холле Центра русской культуры и памятным знаком-якорем на бульваре Эстония.

Ревельское морское сражение 2 (13) мая 1790 года. Картина А. Боголюбова.

Ревельское морское сражение 2 (13) мая 1790 года. Картина А. Боголюбова.

Казалось бы, одно только это свидетельствует о том, что к числу малоизвестных событий истории сражение, развернувшееся на рейде Ревеля в мае 1790 года, относиться, вроде бы, никак уж не должно.

Между тем, далеко не каждый из современных таллиннцев и вспомнит, флоты каких именно держав сошлись свыше двух столетий назад в смертельной схватке, и кто победил в этом поединке.

Услышав же, что участвовали в ней русские и шведские корабли, распахивают глаза с самым искренним недоумением: как так, разве шведов на море не разгромили раз и навсегда еще при Петре Первом?!

Что ж, разгромили — в битве у мыса Гангут, нынешнего финского Ханко, — еще в 1714 году. Но поражение в Северной войне вовсе не значило, что шведы смирились с ним и не стремились к реваншу.

Привкус поражения

Отношения между Шведским королевством и Российской империей на протяжении всего XVIII столетия трудно назвать добрососедскими.

Желание вернуть утраченные по Ништадтскому мирному договору провинции на восточном берегу Балтийского моря никогда не оставляло Стокгольм — казалось, нужно только выждать подходящий момент и вновь превратить Балтику во «внутреннее море» Швеции.

В 1771 году на шведский престол вступил Густав III, страстный поклонник просвещенного абсолютизма, искренне веровавший в то, что «настоящему» монарху, для того чтобы вписать свое имя в скрижали истории, просто необходимо быть победоносным полководцем.

Двоюродный брат российской императрицы Екатерины II, король Швеции ставил понимание собственного «долга перед родиной» выше родственных чувств: возвращение Эстляндии, Лифляндии, Ингерманландии под свой скипетр он видел едва ли не основным призванием.

В августе 1787 года Турция, нарушив мирный договор, объявила воину России. Воспользовавшись тем, что основные силы противника задействованы на южном театре военных действий, Густав решил ударить с севера — со стороны Финляндии.

Поначалу амбициозный план короля казался авантюрой даже в самой Швеции: государственная казна к войне была не готова. Но помочь Густаву решили Англия, Голландия, Пруссия, не заинтересованные в успехах России на юге.

России война одновременно на два фронта была не нужна. По дипломатическим каналам Екатерина II пыталась сделать всё возможное, чтобы предотвратить разгорающийся конфликт, но преуспеть в этом, увы, ей не удалось.

Густав III продолжал курс на подготовку армии и флота к войне. Для начала войны нужен был только повод. И вскоре такой повод «подвернулся». Точнее — был виртуозно спровоцирован.

Одно из семи

Для подготовки общественного мнения к войне шведский король использовал технологии, которые успешно применяются и в XXI веке.

То и дело населению подкидывались «неопровержимые доказательства» того, что российский флот вот-вот собирается высадить в шведских шхерах десант. Учитывая, что подобное, действительно, имело место в конце Северной войны, информации верили.

Дошло до того, что даже члены Риксдага, изначально относившиеся к России вполне лояльно и уж точно не желавшие втягивать Швецию в затратный конфликт с необъятным восточным соседом, поверили в это, и склонялись к мнению, что «лучшая защита — это нападение».

Формальным поводом для начала военных действий стало «нападение русских» на посты пограничной стражи в принадлежавшей тогда Шведскому королевству Финляндии. Роль неприятеля сыграли… сами шведы, одетые для этого в мундиры солдат Российской империи.

21 июня 1788 года войска Швеции вторглись на территорию России, но в результате ожесточенных боев были остановлены. Не снискав лавры победителя на суше, Густав III решил попробовать себя в роли флотоводца — и перенес основные боевые действия на море.

Главная цель короля состояла в том, чтобы разбить русский флот, который базировался в различных гаванях, по частям. А затем, штурмом с моря, атаковать Санкт-Петербург, склонив неуступчивую императрицу Екатерину к миру на выгодных для Швеции условиях.

Следует признать, что рассчитывать на реализацию своих планов у шведов основания имелись. К началу боевых действий русский флот имел больше линейных кораблей и фрегатов, но при этом оставался менее боеспособным чем шведский.

Главная причина недостатка русских была в том, что Кронштадт был укреплен плохо, а на кораблях не хватало артиллеристов. Часть флота находилась в резерве. Фактически боеспособной была всего только одна эскадра.

Не слишком известная человеку, далекому от исторических штудий, эта Русско-шведская война отличалась удивительной интенсивностью: за два с половиной месяца в Финском заливе произошло семь сражений.

То, что произошло 2 (по новому стилю — 13) мая 1790 года на Ревельском рейде, было по счету четвертым. И именно оно похоронило шведский стратегический план разгрома русского флота.

Нападение шведов на Балтийский порт — нынешний город Палдиски — в марте 1790 года застало местный гарнизон врасплох, но заставило русскую эскадру в Ревеле подготовиться к визиту незваных «гостей».

Сквозь строй

Ревельской эскадрой командовал тогда адмирал Василий Чичагов. Он же был главным командиром Ревельского порта, а после смерти в октябре 1788 года адмирала Самуэля Грейга руководил боевыми действиями Балтфлота.

Боевого опыта было ему не занимать: Чичагов принимал участие в Русско-Турецкой войне, а также руководил в 1789 году Эландским морским сражением и придерживался своих собственных, особых, взглядов на ведение морского боя.

Адмирал считал, что, вступая в бой с более сильным противником, лучше применять оборонительную тактику. За такие взгляды он подвергался критике сослуживцев, но в Ревельском сражении он поступил именно так — и оказался прав.

В начале мая шведский флот под командованием герцога Карла Зюдерманландского покинул Карлскруну — главную базу военно-морских сил королевства, взяв курс на Ревель: город, который мог считаться «ключом» на подступах к столице Российского государства.

Силу на административный центр Эстляндской губернии шведы направили немалую: в составе флота было двадцать два линейных корабля, четыре фрегата и четыре мелких судна. Русскую эскадру шведы превосходили дважды как по численности, так и по огневой мощи.

Командиру Ревельской эскадры адмиралу Чичагову военного опыта было не занимать.

Чичагов, будучи осведомленным о приближении шведов и учитывая направление ветра, поставил эскадру в три линии: в первой — десять линейных кораблей, во второй — пять фрегатов и по одному бомбардирскому кораблю на флангах, в третей — семь катеров.

Корабли встали на якорях вдоль побережья, начиная от Кадриорга до Виймси. Центр эскадры был на траверзе монастыря Святой Бригиты. Своим правым флангом она упиралась в отмель полуострова Виймси, а левый фланг прикрывался пятью артиллерийскими батареями.

Утром 2 мая шведский флот вошел на Ревельский рейд и, перестроившись в кильватерную колонну, перешел в атаку на русские корабли. Шведы планировали осуществить поворот в одной точке и пройти перед строем русских уничтожая их огнем своих пушек.

Этот маневр оказался неудачным: шквалистый ветер не давал возможности шведским кораблям осуществить разворот и вести прицельный огонь. Флагманский корабль «Густав III» начал дрейфовать на русскую линию и был осыпан ядрами и картечью.

Ответный огонь стоявших на якорях русских кораблей оказался куда как более эффективным: имея больше возможностей для точного прицеливания, они сбивали рангоут и такелаж неприятельской флотилии, лишая шведов возможности маневрировать.

После часового боя 64-пушечный шведский корабль «Принц Карл» потерял управление и сдался. Один из поврежденных кораблей недалеко от острова Аэгна сел на мель и был сожжен шведами. Семь кораблей вообще не участвовали в бою.

В результате этого «прогона сквозь строй» шведы понесли потери: шестьдесят один убитый, семьдесят раненых и около пятисот двадцати пленных Шведский адмирал посчитал бессмысленным вести сражение и прекратил его.

Несколько шведских кораблей ушли для ремонта в Свеаборг. Русская эскадра в этом сражении не потеряла ни одного корабля. У нее было самое минимальное число убитых и раненых в морских сражениях в этой войне.

Высочайшим указом адмирал Чичагов был награжден орденом Святого Андрея Первозванного, удостоены наград были и другие офицеры.

* * *

Невольно задаешься вопросом — почему Ревельское морское сражение, выигранное не только отвагой моряков, но и точнейшим стратегическим расчетом командующего, словно остается в тени известных флотских баталий?

Возможно, определенную роль сыграла в этом сама личность победителя шведов: адмирал Чичагов пользовался большим расположением Екатерины II и после ее кончины, как и многие сподвижники императрицы, оказался в опале.

Но, вероятнее, причина еще и в том, что шведы после Северной войны, действительно, не рассматривались как грозный противник. Морские победы над турками в акватории Эгейского и Черного морей воспринимались куда большим триумфом.

Но копия батального полотна художника-мариниста Алексея Боголюбова в помещениях ЦРК и поднятые водолазами в конце XIX века якорь и пушка со шведского корабля «Риксенс Стендер» у стен Центральной библиотеки помогают помнить о прошлом нам, таллиннцам.

Семен Смеян,

капитан I ранга в отставке

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




2 комментария к записи “В тени последующих триумфов: Ревельское морское сражение”

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!