А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Каким был он — первый из восьми веков таллиннской истории и что оставил в наследство нынешнему городу и горожанам?

Цифра тринадцать — равно как и производное от нее числительное — в европейской культурной традиции пользуется не самой лучшей репутацией.

Применительно к биографии Таллинна предрассудок этот выглядит едва ли правомерным. Ведь именно тринадцатому столетию город обязан своим рождением — как фактическим, так и юридическим.

Попытка отыскать следы эпохи, отделенной от современного таллиннца восемью веками истории, в пейзаже городского пространства нынешней столицы — дело практически безнадежное.

Но то, что впервые вошло в обиход у далеких предков нынешних таллиннцев без малого восемьсот лет тому назад, и поныне окружает горожан и гостей города в привычной повседневности.

Выбор права

Первые страницы ревельского кодекса Любекского права, составленного в 1282 году — основы городского правосудия на протяжении шести веков.

Дата прихода на берега Таллиннской бухты датских крестоносцев и основания ими укрепления на будущем холме Тоомпеа зафиксирована хронистами точно и сомнению не подвергается — 1219 год.

С датировкой обретения торгово-ремесленным поселением, выросшим у подножия Верхнего города, городских прав имеются определенного рода разночтения. Или, точнее — сомнения в праве первородства.

Общераспространенной считается точка зрения, согласно которой возможность пользоваться «всеми правами и привилегиями, которые имеются у города Любека», даровал ревельцам 15 мая 1248 года датский король Эрик IV.

Между тем, имеются свидетельства, что вплоть до середины позапрошлого столетия в архиве рижского магистрата хранилась грамота, в которой жители Ревеля торжественно заявляли — жить по тем же законам, что дарованы Риге епископом Альбертом.

Как мог родиться этот документ? Вероятнее всего, он представляет собой отголосок не слишком успешной миссии посланца Папы Римского — легата Вильгельма Моденского, в 1225-1226 годах пытавшейся создать на землях Ливонии церковное государство.

Уговорить датских вассалов сменить сеньора Вильгельму не удалось. Через год, после его отъезда из здешних земель, Северную Эстонию вместе с Ревелем захватил Орден Меченосцев, владевший к тому времени частью территории современной Латвии.

Трудно сказать, связано ли с этими событиями решение местных жителей изъявить готовность жить в соответствии с нормами рижского городского права — или же интерес к нему будущие горожане проявили еще при датских правителях.

В любом случае, через одиннадцать лет, после изгнания меченосцев и возвращения Ревеля под скипетр датских монархов, законы иноземного и находящегося под властью иного правителя Риги были для датчан отныне неактуальны.

Не исключено, что изначально Ревель жил не по Любекскому праву, а по рижскому.

Жил ли Таллинн когда-либо по Рижскому праву — вопрос открытый. По Любекскому — прожил более шести веков. До той самой поры, пока административная реформа 1865 года не отменила средневековое законодательство.

Три льва

Сомнения в том, действительно ли действовало в Ревеле Рижское право или нет, связаны, прежде всего, с тем, что единственный допускающий его документ не имел юридической силы.

Определить это не составляло труда уже видевшим и описавшим пергамент исследователям середины XIX века: грамота не была скреплена обязательными в подобных случая печатями.

Собственной печатью сам Ревель обзавелся не позднее 1277 года: треугольный «норманнский» щит, над ним — голова в короне, на нем — три шагающих льва, вокруг — латинский текст «печать города Ревеля».

Уточнение было совсем не лишним: и по форме, и по содержанию городская печать практически полностью совпадала с личным гербом датских монархов. От которого, по всей вероятности, и позаимствовала свой мотив.

Соблазнительно, конечно, было бы провести от нее прямую параллель к современному таллиннскому гербу, да только предположение это окажется слишком смелым. И главное — имеющим к реальности лишь косвенное отношение.

Дело в том, что изображение собственно городского герба — а не магистратской печати — начинает встречаться значительно позже: на главном алтаре церкви Нигулисте он впервые запечатлен художником Херменом Роде только в 1481 году.

Более того — речь идет о той его разновидности, которую принято именовать «малым гербом»: белый крест на красном фоне. «Львиный» же вариант, получивший позже статус «большого», использовался в качестве символики гильдии Святого Канута.

Нет сомнения, что тремя львами как геральдическим мотивом — хотя классическая геральдика подобным понятием и не оперирует — таллиннцы, вне сомнения, обязаны временам правления в Северной Эстонии наместников датских королей.

Превращение же гривастых хищников семейства кошачьих в полноправный геральдический символ произошло три века спустя: в те времена, когда город перешел под скипетр иных скандинавских монархов — на этот раз шведских.

В 1564 году Эрик XIV повелел чеканить трех львов на реверсе ревельских монет — по всей видимости, для того, чтобы лишний раз досадить датчанам, использовавшим три шведские короны в государственной символике Дании.

Геральдические споры между Данией и Швецией — в далеком прошлом. Прописавшиеся благодаря им в таллиннской геральдике три льва здравствуют вот уже который век подряд.

Хранят горожан от напастей и, одновременно, напоминают: по происхождению и названию теперешний Таллинн — город, как ни крути, датский.

Завет милосердия

Тринадцатое столетие — безусловное Средневековье. Пора, когда «кровь была дешевле вина, а человек — дешевле коня»: сказано не про Балтийский регион, но применимо к его тогдашним реалиям полностью.

Приход на земли предков современных эстонцев заморских завоевателей, их кровавые стычки между собой, а уж тем более — с местным населением едва ли вызывали у них положительные эмоции — скорее, совсем наоборот.

Не стоит, впрочем, забывать, что иноземцы принесли в здешние края не только модель безжалостных, с точки зрения, опять-таки, наших дней, феодально-крепостнических отношений, но и принципиально новое мировоззрение — христианство.

И если с учением Иисуса в пересказе проповедников как с Востока, так и с Запада древние эсты были, вне сомнения, знакомы, то с практическими достижениями христианской цивилизации познакомились едва ли ранее прихода крестоносцев.

Теперь уже никогда не узнать, было ли известно язычникам восточного побережья Балтики понятие сострадания и что включалось в него. Однако известно, что среди христианских добродетелей Милосердие входило у католиков в число трех основных.

Нет потому ничего удивительного в том, что уже знакомый нам папский легат Вильгельм из Модены, посетивший земли Эстляндии в первую очередь с дипломатическими целями, не оставил в стороне и вопросы благотворительности.

В 1237 году специальной грамотой он подтвердил право всякому пожелавшему жертвовать денежные средства при жизни, а также завещать посмертно свою недвижимость вновь основанному учреждению — лепрозорию Святого Иоанна.

Учрежден он был неслучайно: лепра, она же проказа, «тихая смерть», вселяла в человека европейского Средневековья не меньший ужас чем смерть молниеносная — во время чумной эпидемии или какой угодно еще повальной болезни. Изгоняя прокаженных из городского коллектива, средневековые люди, однако, вовсе не оставляли страждущего один на один с коварным недугом. Надежнее было поселить его в окружении пообных ему соратников по несчастью.

За чертой крепостных стен — но всё-таки относительно на виду. В наглядное назидание здоровым ведь в лепре тогдашняя медицина видела исключительно посланное свыше наказание за порочный образ жизни.

И Вильгельм, и никто из его современников не догадывались, что ревельский лепрозорий был основан в тот период, когда проказа уже начинает свое медленное, но неизбежное отступление с европейского континента.

Достаточно скоро на попечение приюта Святого Иоанна начинают брать не только прокаженных, но и страдающих от иных хронических болезней, одиноких стариков, а позже — бедняков, вне зависимости от возраста.

Конкуренцию ему со временем стали составлять богадельни, основанные при городских церквях. Однако среди учреждений социальной опеки, Иоанновский госпиталь — вне сомнения, самый первый.

В современном Таллинне о существовании его напоминает лишь церквушка на трамвайной остановке «Пабери», в нынешнем виде отстроенная никак не раньше рубежа XVII—XVIII столетий.

Сам же основанный почти восемьсот лет тому назад пращур всех последующих таллиннских больниц и домов призрения просуществовал под разными названиями до… 1960 года.

История оказалась милосердна к нему — за то, наверное, что и к своим насельникам выросший из средневекового лепрозория госпиталь был, в силу возможностей, милосерден.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!