А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и топонимике.

Достаточно только произнести слово «адмиралтейство» — и перед глазами сейчас же встает золотая стрела шпиля, парящая в перспективе Невского проспекта в Санкт-Петербурге.

Куда меньше таллиннцев задумывается над тем, что собственное адмиралтейство имелось некогда и на территории позднейшей столицы Эстонской Республики — практически в самом ее центре.
Точнее, как водится, — на морском берегу. В непосредственной близости от пассажирских терминалов Таллиннского порта. Там, где плещутся воды почти замкнутой акватории Адмиралтейского бассейна.

По воле Петра

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Получив заветный выход к берегам Балтики и получив контроль над портовыми городами бывших заморских провинций Шведского королевства, Петр I уготовил каждому из них особую роль.

Главными торговыми гаванями создаваемой Российской империи должны были стать, в первую очередь, вновь основанный Санкт-Петербург и ганзейская некогда Рига, отчасти также — и нынешний Пярну.

Новорожденному Балтишпорту — будущему Палдиски, Выборгу, равно как и Ревелю, предстояло стать опорными пунктами военно-морского флота, обзаведясь всей, говоря современным языком, инфраструктурой.

Находясь в Ревеле в 1714 году, Петр лично заложил первый камень в основание Ревельского военного порта. Одновременно с этим было заложено и адмиралтейство — иными словами, мастерские по ремонту судов.

Для города, прежде фактически не знакомого с мануфактурным способом производства, это был настоящий «промышленный гигант»: одновременно он давал работу почти для двух с половиной сотен человек.

Здесь кроили паруса и пилили доски, конопатили корпуса и ковали якоря. Здесь же варили немудреную матросскую пищу — разведение огня на борту деревянных кораблей во время нахождения в порту было запрещено.

Поблизости, по всей вероятности — в годы правления российской императрицы Анны Иоановны, была заложена православная церковь пророка Симеона и пророчицы Анны; моряки чаще всего называли ее для краткости просто «адмиралтейской».

Вокруг нее не позднее второй трети XVIII столетия сформировалась сеть улиц; жилища работников верфи и мастеров, дома офицеров, матросские казармы — одним словом, целая слобода, получившая название Морской.

Веточной ее границей стала трасса современного бульвара Мере: при желании в его названии и поныне можно услышать отголосок существования давнишней Морской слободы.

В ногу со временем

Шли годы. Менялись типы военных кораблей, менялась технология; дерево начало сдавать позиции металлу. Шагать в ногу со временем приходилось и мастерским ревельского адмиралтейства.

В 1860 году их оборудование было полностью модернизировано. Предприятие получило название — Ревельский портовый завод. В свое время это было крупнейшее производство данного профиля в Прибалтике.

Рост производственных мощностей повлек за собой расширение акватории стоянки кораблей. Были проведены углубительные работы, и часть канала, помнящего чуть ли не петровские времена, — была превращена в бассейн.

Демилитаризованный после Крымской войны Ревель вновь получил статус военно-морской твердыни накануне Первой мировой, когда в июне 1912 года был заложен новый укрепрайон — так называемая Морская крепость императора Петра Великого.

С началом строительства ее ревельского порта продолжались изменения и в Адмиралтейском бассейне. Прежде всего были укреплены причальные стенки, а сам бассейн приобрел знакомую таллиннцам геометрически правильную форму.

Во время Первой мировой войны судоремонтный завод в Ревеле — прямой наследник основанного Петром адмиралтейства — стал главной ремонтной базой кораблей Балтфлота. В 1916 году на нем были заняты более семи тысяч рабочих.

Гражданские суда переоборудовались здесь в военные корабли, выполняющие различные боевые задачи. На подводных лодках устанавливались артиллерийские орудия и пулеметы. Здесь же достраивались и новые подлодки.

Так, например, три из них были доставлены сюда из Петрограда осенью 1914 года, спущены на воду в Адмиралтейском бассейне, успешно прошли в нем испытание и вскоре направились на выполнение боевых заданий.

В бассейне стояли не только русские подводные лодки, но и британские — не стоит забывать, что в Первую мировую войну и Россия, и Англия входили в единый военный блок — Антанту — и активно сотрудничали.

Командиры английских подводных лодок не имели опыта плавания во льдах и корабли часто получали повреждения. Оперативную и качественную помощь в их ликвидации оказывал Ревельский портовый завод…

Воинская слава

За годы Первой мировой войны Адмиралтейская гавань повидала многих выдающихся лиц, чья известность, если не сказать — знаменитость, была куда как шире внутригородской.

Здесь пересеклись судьбы двух прославленных подводников, русского — старшего лейтенанта, командира пододки «Окунь» Василия Меркушева и англичанина — капитана лодки «Е-1» лейтенанта Ноэля Лоренса.

Меркушев пришел на ремонт в Ревель из Моонзунда после беспрецедентной героической атаки в мае 1915 года немецкой эскадры, за что был первым из подводников России награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

Подлодка же под командованием Лоренса получила повреждение во время атаки на германский крейсер «Мольтке», пытавшийся прорваться в Рижский залив. Ее командир, первым из британских моряков, получил аналогичную российскую награду.

В конце октября 1915 года в Ревеле произошло еще одно знаковое событие, 28 октября в Ревель в последний раз прибыл поездом император Николай Второй. После осмотра укреплений, император пожелал видеть и порт, прибыв в Адмиралтейский бассейн.

Здесь он посетил одну из английских подводных лоДок, чем выразил особую признательность английским морякам за проявленную на Балтике доблесть, а затем посетил подлодку «Тигр», недавно построенную в Ревеле на заводе Ноблесснера.

После этого английские подводники были построены на палубе плавбазы «Европа», где состоялся торжественный обед и вручение наград двум командирам британских подлодок — капитан-лейтенанту Ф.Гудхарту и капитан-лейтенанту Ф.Кроми.

Никто в тот осенний день не мог предположить, что существованию монархии в России окажется отведено чуть менее полутора лет, а сотрудничеству русских и британских подводников в акватории Балтики — немногим больше.
Но военная биография Адмиралтейского бассейна с революцией и последующими за ней событиями отнюдь не закончилась. Ему выпало послужить в еще одной войне — той, что позже получит в Эстонии имя Освободительной.

До конца 1919 года здесь, для выполнения различных военных задач, проходили модернизацию гражданские суда, тем самым внося свой вклад в борьбу за независимость Эстонской Республики.

* * *

«Наступление» на застройку кварталов былого ревельского адмиралтейства началось, к сожалению, далеко не вчера и даже не позавчера. Досадно, что продолжается оно и в наши дни.

Еще в середине тридцатых годов, несмотря на активные протесты в газетах ценителей ревельской старины, было снесено здание кухни для корабельных экипажей — в ту пору горожане звали ее, почему-то, «кузницей».

Позже, в угоду сиюминутным требованиям производственного процесса на Таллиннском судоремонтном заводе, неоднократно изменялась планировка и характер памятников промышленной архитектуры конца XIX века.

До последнего напора времени и капитала сопротивлялись заводские постройки по адресу; бульвар Мере, 10: эффектные корпуса из красного кирпича, успев побыть торговыми помещениями, лет пять назад пошли под снос.

На их месте теперь — многофункциональный комплекс «Admirali maja» — «Адмиральский дом». Его подчеркнуто современный архитектурный облик, быть может, и не плох — жаль только, что построен он на месте исторических зданий.

В самом Адмиралтейском бассейне швартуются в наши дни суда сугубо мирные — частные яхты под флагами всех стран Европейского союза. Да дремлет у южной причальной стенки паровой буксир «Адмирал» — памятник технической истории.

Стоит упомянуть, пожалуй, что владелец расположенного на его борту ресторана был в свое время одним из авторов идеи и организаторов Адмиралтейских дней моря — мероприятия, ставшего ныне Таллиннскими днями моря.

Получается, что Адмиралтейский бассейн стал колыбелью праздника, без которого лето в Таллинне теперь, пожалуй, и не представить. И за это создателю ревельского адмиралтейства тоже можно быть благодарным.

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Семен Смеяан,
капитан I ранга в отставке

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







1 комментарий к записи “Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства”

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!