А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея.

Потребительские пристрастия и вкусы первых леди простым смертным зачастую до конца непонятны.

Супруга первого – как выяснилось совсем вскоре, и последнего – советского президента Михаила Сергеевича Горбачева составляла, похоже, редкое исключение.

Столицу советской еще на тот момент Эстонии она посетила зимой 1987 года. И тогда же призналась журналистам: магазина, лучше Таллиннского дома мебели, видывать ей прежде не доводилось.

Простим Раисе Максимовне протокольную любезность. Сбросим со счетов неизбежную при организации «случайных» визитов важных персон показуху и общую неискушенность жителей СССР пресловутым «товарным изобилием».

Магазин, стоящий на развилке пельгулиннаских улиц Мулла и Теллискиви, действительно заслуживает добрых слов и высокой оценки. Что в воспоминаниях о реалиях четвертьвековой давности, что в разговоре о современности.

Рыночная предыстория

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

С последней четверти XIX столетия центром мебельного производства Ревеля стала фабрика на Пярнуском шоссе, принадлежавшая Александру Мартину Лютеру.

В то время, когда в ее цехах производили первоклассные комоды и стулья, продававшиеся по всей империи под маркой венских, а также фанерные чемоданы, саквояжи, ведра и даже сиденья для аэропланов, на месте будущего Дома мебели был пустырь.

Застраиваться деревянными домами, лавками, мастерскими, дровяными сараями и питейными заведениями начал он лет сто двадцать тому назад: растущее предместье Пельгулинна предоставляло кров идущему на ревельские фабрики рабочему люду.

Квартал плотной застройки пал жертвой бомбардировки Таллинна в марте 1944 года. Застраивать его вновь не стали: горисполком решил, что разумнее будет расчистить территорию от завалов и учредить на плацу колхозный рынок Калининского района.

Старожилы уверяют: для его построек использовали доломит разрушенных войной домов улицы Харью. Доказать или опровергнуть это невозможно – да и нет особого смысла: постройки по краям рыночной площади ценились не за форму, а за содержание.

Ценились причем весьма специфическим контингентом: в одном из торговых павильонов расположилась точка треста «Главвино», с раннего утра до позднего вечера разливались тут страждущим немудреные «плодово-выгодные» горячительные напитки.

«Мекка» любителей ранней опохмелки быстро стала для городских властей досадным бельмом на глазу. Разделаться с ней решили радикально – ликвидировав разом не только злополучный винный павильон, но и весь рынок.

Рыночная торговля на пересечении улиц Мулла и Теллискиви прекратилась весной 1976 года. Вскоре на западной стороне опустевшего участка началась подготовка к масштабному строительству.

Проект был готов за два года до того: по проекту архитектора Ольги Брунс тут должен был встать едва ли не первый в городе специализированный универсальный магазин – Таллиннский дом мебели.

Возможные варианты

За обновками для интерьера собственных жилищ разные поколения таллиннцев направлялись по разным адресам.

Ныне сложно, например, представить, что в первой половине двадцатых годов минувшего ХХ столетия один из наиболее популярных мебельных магазинов располагался на нижнем этаже… орудийной башни Кик-ин-де-Кёк.

Когда идея создания Таллиннского дома мебели впервые начала обретать реальные черты, памятник фортификационного зодчества давно уже был успешно музеефицирован – да и центр торговли давно уже покинул Старый город.

Было очевидно, что новый универмаг предстоит строить вне его территории – но, одновременно, на приблизительно одинаковом удалении от новых жилых микрорайонов. То есть – в пределах прежних исторических предместий.

Пельгулинн в их списке стоял поначалу далеко не в числе фаворитов: вероятно, все находящееся «по внешнюю сторону» железнодорожной насыпи традиционно воспринималось если не как дальние выселки, то как явная окраина.

Первоначально Таллиннский дом мебели планировали выстроить на перекрестке улицы Вана-Лыуна и Пярнуского шоссе, в непосредственной близости от производственных помещений бывшей фабрики Лютера – тогдашнего Фанерно-мебельного комбината.

Еще одним вариантом казалась трамвайная остановка «Кесктург»: со временем там, в непосредственной близости от Центрального рынка, на месте популярнейшего в довоенном городе литературного салона построили корпус кинотеатра «Эха».

Решающей в споре оказалась близость… станции «Копли-Товарная». Железнодорожный транспорт традиционно считался в СССР основным: для доставки в будущий магазин иногороднего товара даже предлагали протянуть отдельную ветку.

Так далеко не зашли, но строительство на месте бывшего колхозного рынка затеяли капитальное. Еще бы: строился образцово-показательный магазин Министерства лесной и деревообрабатывающей промышленности.

Самый крупный по торговым площадям в столице. Даже более того – во всей Эстонской ССР, а по некоторым сведениям – и во всей Прибалтике.

Встреча с реальностью

Архитектурный замысел был одновременно величественен и амбициозен. Потому, наверное, он практически неизбежно оказался обречен на столкновение с прозаической реальностью.

Для Таллиннского дома мебели она явилась в виде споров об основном источнике финансирования стройки: город и министерство никак не могли договориться, на чьи плечи ляжет основная часть расходов.

Бюджет в конце концов оказался урезанным. Причем – на весьма внушительную сумму в объеме полутора миллионов недополученных рублей. Что не замедлило сказаться на общем архитектурном облике возводимого здания.

Тыльная часть постройки, обращенная к современной улице Сыле, так и осталась одноэтажной: для сооружения намеченного изначальным планом второго этажа оплаченных строительных материалов банально не хватило.

Впрочем, первые покупатели, пришедшие в Таллиннский дом мебели в начале ноября 1980 года, этого досадного обстоятельства, скорее всего, даже и не заметили. Кто обращает внимание на недостатки, когда достоинства очевидны?!

Свыше двух с половиной тысяч метров торговой площади, более тысячи наименований в ассортименте на день открытия, детский уголок, где можно оставить на время самых юных покупателей, кафе и туалеты – все это было для Таллинна в новинку.

Продавалась тут как мебель, уже поступившая в массовое производство, так и та, которая была представлена на ежегодных выставках только опытными образцами – в очередь на нее была предоставлена возможность записываться заблаговременно.

Газеты оптимистично заверяли: достигнутое – еще не предел. В обозримом будущем они обещали возведение следующей очереди здания, где, среди прочего, должна была разместиться экспозиция предполагаемого Музея мебели.

С реконструкцией под Музей прикладного искусства амбара XVII века на улице Айа последний пункт отпал как-то сам собой, но варианты расширения помещений Дома мебели обсуждались еще и в начале девяностых.

В специальной литературе был даже опубликован проект пристройки: радикально-модернистского облика фасад в духе фасада ресторана Beer House, который должен был вытянуться вдоль по улице Теллискиви.

Стоит отметить, что расширение используемого пространства в 1997 году было в Доме мебели осуществлено: за счет прежних складских помещений торговые площади выросли дополнительно на треть.

Еще один этап расширения выпал уже на текущее тысячелетие: с 2004-го торговля мебелью и сопутствующими товарами осуществлялась уже на шести тысячах ста квадратных метрах.

Правда, так и остался нереализованным проект модернизации главного фасада магазина и «оживления» его вставками из стеклянных кубов – что, пожалуй, по большому счету и к лучшему.

* * *

Немногим из учреждений таллиннской торговли посчастливилось сохранять не только внешний облик, но и специализацию, а главное – безупречное реноме на протяжении столь долгих лет, как Дому мебели.

Прозвучавшее недавно в СМИ сообщение о том, что ставший за минувшие десятилетия сам по себе легендой магазин в обозримом будущем по чисто коммерческим проблемам закрывается, стало громом среди ясного неба.

Очевидно, что принципы коммерции меняются. Очевидно, что не стоит на месте и технический прогресс, и поведение покупателей: в наши дни обстановку для дома и офиса, действительно, все чаще и чаще приобретают в интернете.

Правда, нынешний владелец здания, намеревающийся сдавать его в аренду различным предприятиям, обещает, что на одной из торговых площадей сохранится представительство мебельного производителя – правда, не местного, а литовского.

Что ж, по крайней мере можно надеяться, что традиция не прервется окончательно. Жаль только, если ставшие практически незаменимым элементом пейзажа алые буквы MÖÖBLIMAJA на «гофрированном» фасаде останутся только на старых фотоснимках.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




1 комментарий к записи “Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея”

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!