А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного спорта.

Не много отыщется европейских столиц, где в архитектурном ансамбле центральных площадей присутствовали бы… спортивные сооружения.

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Таллинн тридцатых годов прошлого столетия представлял собой редкостное исключение: восточный фронт застройки площади Виру формировали ворота стадиона, к площади Вабадузе примыкали с запада трибуны теннисных кортов.

И если застройка «спортивного сада» атлетического общества «Калев» сгинула без следа в огне Второй мировой войны, то площадку для занятий теннисом на северной стороне нынешнего бульвара Каарли помнят даже отнюдь не пожилые горожане.

Веяние моды
Зарождение большого тенниса историки спорта относят к XV столетию, его проникновение на территорию нынешней Эстонской Республики – к последней четверти XIX века.

Игра, изначально считавшаяся «благородной», нашла первых поклонников среди мызников-остзейцев. Их соплеменники-горожане тоже не желали отставать от общеевропейской моды.

«Вчера в пять часов вечера напротив Екатеринентальского купального салона открылась площадка для игры в лаун-теннис, – писала 12 июня 1895 года ведущая немецкая газета города Revalsche Zeitung. – И хотя два господина, которые накануне обещали показать на ней свое искусство, так и не явились, двое других поспешили подменить их собой, так что многочисленные присутствующие не остались без ожидаемого зрелища.

Что касается самой площадки, то в начале игры она была совершенно ровной, но очень скоро покрылась выбоинами и ямами, которые довольно-таки осложняли игру. Впрочем, этот недостаток обещают исправить с помощью цемента.

Надеемся, что начинание, которого так ждали любители спорта, найдет среди публики отклик. А если дамы, которые до сих пор ведут себя несколько стеснительно, сумеют побороть свою робость, игра в лаун-теннис получит дополнительных поклонников».

Добавление в адрес представительниц прекрасного пола появилось в газетной колонке, надо понимать, не случайно. Побегать с теннисной ракеткой где-нибудь на даче они себе не отказывали, игра же «на людях» считалась предосудительной.

Ветераны эстонского спорта вспоминали в мемуарах даже бытовавший в годы их «губернской» молодости шутливый вопрос: «ваша дочь уже обручена или все еще играет в теннис?!»

У стен бастиона
Что бы ни говорили блюстители морали, к началу минувшего столетия игра в теннис привлекала к себе все больше и больше обывателей губернского города Ревеля любого пола и национальности.

Теннисная площадка, расположенная в Кадриорге, находилась слишком далеко от центра. Да и принадлежала частным лицам – владельцам купального салона. И отцы города решили пойти навстречу спортсменам.

В 1901 году ревельская городская дума постановила привести в порядок территорию под стеной Ингерманландского бастиона: сам он давно уже превратился в популярный парк, а вот ров у его основания представлял собой свалку.

Сказано – сделано: уже к следующей весне мусор вывезли за городскую черту, заболоченную низину засыпали землей, полученной при углублении гавани, выровняли, вкопали столбы для теннисной сетки, нанесли разметку.

Спортивная площадка, принадлежавшая муниципалитету и открытая для всех горожан за умеренную плату, быстро снискала популярность. Ее изображение попало на многочисленные открытки, став одной из узнаваемых достопримечательностей.

Однако уже лет десять спустя на страницах местной прессы раздались первые недовольные голоса. Дескать, и переодеваться теннисистам негде, да и скамейки для зрителей по краям площадки установить было бы совсем не лишне…

Отцы города были бы не прочь прислушаться к этим разумным пожеланиям – да грянула Первая мировая война, за ней – революция, потом – борьба за создание независимого эстонского государства: до тенниса ли тут!

Наконец, отшумели социальные бури, и в 1921 году власти Таллинна передали изрядно запущенную теннисную площадку на баланс спортивного общества «Калев», которому было поручено привести ее в порядок.

«Калевцы» взялись за дело с энтузиазмом: в том же году здесь проведены первые общегородские состязания теннисистов, а очень скоро реализованы были и дореволюционные еще мечты и пожелания.

Во-первых, спортплощадка получила электрическое освещение. Во-вторых – здание и трибуны, возведенные по проекту одного из ведущих столичных архитекторов межвоенных лет – Эльмара Лохка.

Автор таких знаковых для Таллинна зданий, как отель «Палас» и конторского здания на углу площади Вабадузе и улицы Харью, выполнил эту работу, что называется, «для души»: бесплатно.

Да и разве могло, наверное, быть по-иному: ведь и сам зодчий был страстным теннисистом, активным членом общества «Калев».

Зимой и летом
Работе Лохка не повезло: в 1943 году, то есть еще до рокового мартовского авиарейда на Таллинн, выстроенный им павильон на теннисной площадке был уничтожен случайной бомбой.

В конце Второй мировой войны архитектор присоединился к беженцам и успел поработать в шведском городе Гетеборге. А на фундамент его утраченной постройки вскоре вновь пришли строители.

«На площадке спортобщества „Калев“ у бульвара Каарли кипит работа, – писала в октябре 1948-го газета Õhtuleht. – Здесь возводится современное спортивное здание с раздевалкой, душевыми, конференц-залом.

Строители – сотрудники городского ремонтно-строительного треста – подошли к своему заданию серьезно. И совсем недолго остается до того момента, когда подойдет пора начинать штукатурные работы на фасадах.

«Хотя здание уже подведено под крышу и работы ведутся в нужном темпе, все-таки нам еще придется изрядно поработать, прежде чем мы сможем передать объект спортсменам, – говорит бригадир товарищ Химанен. – Главные работы предстоят во внутренней отделке. В зале предстоит уложить деревянный паркет, стены и полы душевых выложить кафельной плиткой. Надо поставить батареи и оштукатурить потолки, потом – поклеить обои.

Одно хорошо: никакого недостатка в строительных материалах мы не испытываем. Так что надеемся, что к началу ноября – накануне октябрьских праздников – мы сможем передать объект для использования его хозяевам – спортсменам».

Представитель заказчика строительства – спортивного общества «Калев» – сообщил журналистам, что работы ведутся с лета и за это время он как осуществляющее надзор за объектом лицо никаких недочетов или оплошностей выявить не смог.

По его словам, уже с наступлением первых зимних холодов слева и справа от возводимой постройки будет залит каток для любителей фигурного катания, а также для все больше входящего в моду хоккея на льду.

В теплое же время года здесь можно будет заниматься теннисом, благо, территорию будущих кортов заблаговременно выровняли в порядке шефской помощи студенты и преподаватели Политехнического института.

«Уже с лета этот симпатичный дом начнет служить дружной семье теннисистов нашего общества», – выразил, завершая экскурсию по стройке, надежду представитель «Калева».

Эхо памяти
Надеждам было суждено стать реальностью: с конца сороковых едва ли не до середины девяностых годов павильон у подножия горки Харью верой и правдой служил нескольким поколениям теннисистов.

Мысли о том, что центр города – далеко не лучшее место для занятий спортом, начали впервые высказываться в местной печати еще на закате советской власти, но тренировки на теннисной площадке продолжались.

Правда, серьезных состязаний, привлекавших многочисленных зрителей в шестидесятые-семидесятые годы, тут больше не проводилось: мощная бетонная трибуна, наследница деревянной, послевоенной, все чаще пустовала.

Генеральный план реконструкции площади Вабадузе, принятый к реализации в конце минувшего десятилетия, однозначно ставил на существовании спортивного сооружения в самом сердце столицы крест: весной 2008 года теннисные корты стали разбирать.

Спортивный павильон же – несмотря на вспыхнувший тогда же пожар, слишком похожий на умышленный поджог – удалось спасти: после реставрации в нем заработало кафе. Поначалу оно звалось «Уимблдон» – как же иначе?!

Названное в честь места проведения старейшего теннисного турнира, существует оно и поныне. Правда, под иным названием: о том, что на месте нынешней автостоянки прыгали, ударяясь о ракетки, мячики, не напоминает ничто.

* * *
В середине текущего месяца кинематографисты буквально за одну ночь выстроили на историческом месте декорацию – максимально приближенные к довоенному оригиналу деревянные трибуны спортплощадки.

Отсняли необходимые для шпионской ленты о событиях в Эстонии накануне Второй мировой войны кадры – и оперативно разобрали временное сооружение, на краткий миг вписавшееся в городской пейзаж.

Как и полагается декорации, век его оказался мимолетным. Но работа бутафоров и декораторов вызвала в памяти целый ряд воспоминаний – за что можно быть искренне благодарным…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!