А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного спорта.

Не много отыщется европейских столиц, где в архитектурном ансамбле центральных площадей присутствовали бы… спортивные сооружения.

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Таллинн тридцатых годов прошлого столетия представлял собой редкостное исключение: восточный фронт застройки площади Виру формировали ворота стадиона, к площади Вабадузе примыкали с запада трибуны теннисных кортов.

И если застройка «спортивного сада» атлетического общества «Калев» сгинула без следа в огне Второй мировой войны, то площадку для занятий теннисом на северной стороне нынешнего бульвара Каарли помнят даже отнюдь не пожилые горожане.

Веяние моды
Зарождение большого тенниса историки спорта относят к XV столетию, его проникновение на территорию нынешней Эстонской Республики – к последней четверти XIX века.

Игра, изначально считавшаяся «благородной», нашла первых поклонников среди мызников-остзейцев. Их соплеменники-горожане тоже не желали отставать от общеевропейской моды.

«Вчера в пять часов вечера напротив Екатеринентальского купального салона открылась площадка для игры в лаун-теннис, – писала 12 июня 1895 года ведущая немецкая газета города Revalsche Zeitung. – И хотя два господина, которые накануне обещали показать на ней свое искусство, так и не явились, двое других поспешили подменить их собой, так что многочисленные присутствующие не остались без ожидаемого зрелища.

Что касается самой площадки, то в начале игры она была совершенно ровной, но очень скоро покрылась выбоинами и ямами, которые довольно-таки осложняли игру. Впрочем, этот недостаток обещают исправить с помощью цемента.

Надеемся, что начинание, которого так ждали любители спорта, найдет среди публики отклик. А если дамы, которые до сих пор ведут себя несколько стеснительно, сумеют побороть свою робость, игра в лаун-теннис получит дополнительных поклонников».

Добавление в адрес представительниц прекрасного пола появилось в газетной колонке, надо понимать, не случайно. Побегать с теннисной ракеткой где-нибудь на даче они себе не отказывали, игра же «на людях» считалась предосудительной.

Ветераны эстонского спорта вспоминали в мемуарах даже бытовавший в годы их «губернской» молодости шутливый вопрос: «ваша дочь уже обручена или все еще играет в теннис?!»

У стен бастиона
Что бы ни говорили блюстители морали, к началу минувшего столетия игра в теннис привлекала к себе все больше и больше обывателей губернского города Ревеля любого пола и национальности.

Теннисная площадка, расположенная в Кадриорге, находилась слишком далеко от центра. Да и принадлежала частным лицам – владельцам купального салона. И отцы города решили пойти навстречу спортсменам.

В 1901 году ревельская городская дума постановила привести в порядок территорию под стеной Ингерманландского бастиона: сам он давно уже превратился в популярный парк, а вот ров у его основания представлял собой свалку.

Сказано – сделано: уже к следующей весне мусор вывезли за городскую черту, заболоченную низину засыпали землей, полученной при углублении гавани, выровняли, вкопали столбы для теннисной сетки, нанесли разметку.

Спортивная площадка, принадлежавшая муниципалитету и открытая для всех горожан за умеренную плату, быстро снискала популярность. Ее изображение попало на многочисленные открытки, став одной из узнаваемых достопримечательностей.

Однако уже лет десять спустя на страницах местной прессы раздались первые недовольные голоса. Дескать, и переодеваться теннисистам негде, да и скамейки для зрителей по краям площадки установить было бы совсем не лишне…

Отцы города были бы не прочь прислушаться к этим разумным пожеланиям – да грянула Первая мировая война, за ней – революция, потом – борьба за создание независимого эстонского государства: до тенниса ли тут!

Наконец, отшумели социальные бури, и в 1921 году власти Таллинна передали изрядно запущенную теннисную площадку на баланс спортивного общества «Калев», которому было поручено привести ее в порядок.

«Калевцы» взялись за дело с энтузиазмом: в том же году здесь проведены первые общегородские состязания теннисистов, а очень скоро реализованы были и дореволюционные еще мечты и пожелания.

Во-первых, спортплощадка получила электрическое освещение. Во-вторых – здание и трибуны, возведенные по проекту одного из ведущих столичных архитекторов межвоенных лет – Эльмара Лохка.

Автор таких знаковых для Таллинна зданий, как отель «Палас» и конторского здания на углу площади Вабадузе и улицы Харью, выполнил эту работу, что называется, «для души»: бесплатно.

Да и разве могло, наверное, быть по-иному: ведь и сам зодчий был страстным теннисистом, активным членом общества «Калев».

Зимой и летом
Работе Лохка не повезло: в 1943 году, то есть еще до рокового мартовского авиарейда на Таллинн, выстроенный им павильон на теннисной площадке был уничтожен случайной бомбой.

В конце Второй мировой войны архитектор присоединился к беженцам и успел поработать в шведском городе Гетеборге. А на фундамент его утраченной постройки вскоре вновь пришли строители.

«На площадке спортобщества „Калев“ у бульвара Каарли кипит работа, – писала в октябре 1948-го газета Õhtuleht. – Здесь возводится современное спортивное здание с раздевалкой, душевыми, конференц-залом.

Строители – сотрудники городского ремонтно-строительного треста – подошли к своему заданию серьезно. И совсем недолго остается до того момента, когда подойдет пора начинать штукатурные работы на фасадах.

«Хотя здание уже подведено под крышу и работы ведутся в нужном темпе, все-таки нам еще придется изрядно поработать, прежде чем мы сможем передать объект спортсменам, – говорит бригадир товарищ Химанен. – Главные работы предстоят во внутренней отделке. В зале предстоит уложить деревянный паркет, стены и полы душевых выложить кафельной плиткой. Надо поставить батареи и оштукатурить потолки, потом – поклеить обои.

Одно хорошо: никакого недостатка в строительных материалах мы не испытываем. Так что надеемся, что к началу ноября – накануне октябрьских праздников – мы сможем передать объект для использования его хозяевам – спортсменам».

Представитель заказчика строительства – спортивного общества «Калев» – сообщил журналистам, что работы ведутся с лета и за это время он как осуществляющее надзор за объектом лицо никаких недочетов или оплошностей выявить не смог.

По его словам, уже с наступлением первых зимних холодов слева и справа от возводимой постройки будет залит каток для любителей фигурного катания, а также для все больше входящего в моду хоккея на льду.

В теплое же время года здесь можно будет заниматься теннисом, благо, территорию будущих кортов заблаговременно выровняли в порядке шефской помощи студенты и преподаватели Политехнического института.

«Уже с лета этот симпатичный дом начнет служить дружной семье теннисистов нашего общества», – выразил, завершая экскурсию по стройке, надежду представитель «Калева».

Эхо памяти
Надеждам было суждено стать реальностью: с конца сороковых едва ли не до середины девяностых годов павильон у подножия горки Харью верой и правдой служил нескольким поколениям теннисистов.

Мысли о том, что центр города – далеко не лучшее место для занятий спортом, начали впервые высказываться в местной печати еще на закате советской власти, но тренировки на теннисной площадке продолжались.

Правда, серьезных состязаний, привлекавших многочисленных зрителей в шестидесятые-семидесятые годы, тут больше не проводилось: мощная бетонная трибуна, наследница деревянной, послевоенной, все чаще пустовала.

Генеральный план реконструкции площади Вабадузе, принятый к реализации в конце минувшего десятилетия, однозначно ставил на существовании спортивного сооружения в самом сердце столицы крест: весной 2008 года теннисные корты стали разбирать.

Спортивный павильон же – несмотря на вспыхнувший тогда же пожар, слишком похожий на умышленный поджог – удалось спасти: после реставрации в нем заработало кафе. Поначалу оно звалось «Уимблдон» – как же иначе?!

Названное в честь места проведения старейшего теннисного турнира, существует оно и поныне. Правда, под иным названием: о том, что на месте нынешней автостоянки прыгали, ударяясь о ракетки, мячики, не напоминает ничто.

* * *
В середине текущего месяца кинематографисты буквально за одну ночь выстроили на историческом месте декорацию – максимально приближенные к довоенному оригиналу деревянные трибуны спортплощадки.

Отсняли необходимые для шпионской ленты о событиях в Эстонии накануне Второй мировой войны кадры – и оперативно разобрали временное сооружение, на краткий миг вписавшееся в городской пейзаж.

Как и полагается декорации, век его оказался мимолетным. Но работа бутафоров и декораторов вызвала в памяти целый ряд воспоминаний – за что можно быть искренне благодарным…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!