Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – повод вспомнить об одном из легендарных предприятий довоенного Таллинна.

Вот уже несколько лет подряд фамилия Гиновкер регулярно всплывает на полосах печатных и электронных СМИ 27 августа, в день рождения самого почтенного из городских старожилов.

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Приятно, безусловно, и отрадно. Но трудно все-таки представить, что в довоенной Эстонии она присутствовала в общественном пространстве если и не ежедневно, то уж еженедельно – вне всякого сомнения.

Многочисленной газетной и уличной рекламой она напоминала горожанам и гостям столицы, у кого именно можно приобрести самые вкусные и питательные шоколад, карамель, бисквиты и прочие разнообразные сласти.

Солидное предприятие
В 1906 году на перрон ревельского Балтийского вокзала вышел человек – по современным меркам достаточно молодой, по тогдашним – вполне состоявшийся, тридцатилетний.

Уроженец местечка Ляды Могилевской губернии звался Йесел. В паспорте, впрочем, значилось несколько иное имя: более привычная для российского делопроизводства форма «Иосиф». Фамилия его была Гиновкер.

За плечами приезжего имелся солидный профессиональный опыт. Более десяти лет проработал он в пекарнях: вначале учеником, затем – управляющим, еще позже – арендатором собственного кулинарного производства в Риге.

Поселиться в Эстляндской губернии лицу иудейского вероисповедания было в те годы непросто. Впрочем, для обладателей патента на ремесленную деятельность строгое законодательство делало исключение. Особенно для востребованных мастеров.

Поначалу о создании собственного предприятия речь не шла: Гиновкер открыл бакалейный магазинчик с самым ходовым товаром: чай, за которым он ездил в Россию, селедка – надо понимать, местного посола, и, конечно же, сладости.

Дела пошли в гору. Уже через шесть лет бакалейщик приобрел двухэтажный деревянный жилой дом на одной из самых бойких улиц ревельских предместий – Большой Юрьевской, ныне известной как «старый» отрезок Тартуского шоссе.

Намерения у Гиновкера были самые серьезные: на заднем дворе он выстроил небольшой цех по производству кулинарных изделий, в подвале обустроил пекарню. Предприятие получило гордое имя «Орел» – в честь герба империи, надо понимать.

Сын основателя кондитерского производства - Лео Гиновкер в день своего стопятилетия.

Сын основателя кондитерского производства — Лео Гиновкер в день своего стопятилетия.

Простирать крылья над территорией будущей Эстонской Республики геральдической двуглавой птице оставалось совсем недолго: два года спустя грянула Первая мировая война, за ней – революция, а там и государственная принадлежность поменялась.

Сменилось и название кондитерской фабрики: с начала двадцатых годов именем ее стала фамилия основателя и владельца. К тому времени на ней уже трудились порядка двух десятков работников – вполне солидное предприятие!

Чего только ни предлагало оно потенциальным покупателям: от галет для нужд эстонских сил обороны до мацы к еврейскому празднику Песах. И это – не говоря о традиционных печенье, карамели, шоколаде…

Вкус Отечества
«Кондитерская промышленность в Эстонии находится, как известно, на высоком уровне, – писала в 1937 году газета Postimees. – Всякий приезжающий к нам турист спешит обзавестись местным шоколадом.

Экспорт сладостей играет и значительную роль во внешней торговле, однако одно обстоятельство до недавнего времени служило препятствием в дальнейшем развитии этой отрасли: необходимость импортировать масло какао.

Отныне одна из старейших шоколадных фабрик нашей родины, предприятие „Гиновкер и Ко“, которая работает вот уже приблизительно треть столетия и накопила за это время солидный опыт, смогла совершить переворот в этом вопросе.

После многочисленных опытов ей, наконец, удалось изготовить шоколад самого высшего качества, в производстве которого используется, однако, не дорогое иностранное сырье: масло какао заменено на сливочное эстонское масло.

Новый шоколад, который не имеет мировых аналогов, по мнению экспертов и знатоков признан самым питательным и вкусным, потому как его основа – доставленные из Южной Америки какао-бобы – самого высшего сорта.

Нет сомнения, что новый шоколад фабрики Гиновкера, выпускаемый под маркой „Гала“, найдет популярность у потребителя. Особенно следует отметить пользу его рецепта для местных поставщиков молока и сливок».

Оценили ли новую рецептуру представители эстонской молочной продукции – сказать по прошествии лет сложно. Но сомневаться в том, что она была по достоинству оценена сладкоежками Эстонии, особых оснований нет.

И не только, впрочем, Эстонии: конфеты и шоколад Гиновкера активно экспортировались в тридцатые годы прошлого века по всему миру: от соседней Латвии до подмандатной Палестины.

Вероятно, объемы зарубежных поставок были внушительны – настолько, что даже много лет спустя после аннексии ЭР и национализации фабрики ее продукция продавалась… за рубежом.

Ничем иным не объяснить заметку в эмигрантской эстонской прессе о том, что «настоящую халву Гиновкера» можно купить в Стокгольме, в магазинчике на площади Хёторьет.

Секрет долголетия
Действительно ли в 1950 году в Швеции распродавались какие-то остатки довоенных запасов экспортированного из Таллинна товара или же кто-то из тамошних производителей решил сыграть на ностальгического ноте – неведомо.

Доподлинно известно другое: ровно за два года до того бывшая фабрика «Гиновкер и Ко», наряду с другими предприятиями соответствующего профиля, стала частью главного производителя сладкой продукции Эстонской ССР – концерна «Калев».

К тому времени в Таллинне жил только один представитель некогда многочисленного семейства Гиновкер – здравствующий и поныне младший сын легендарного производителя прославленных сладостей, родившийся в августе 1914 года Лео.

За предшествующее десятилетие Гиновкерам довелось пережить немало трагичного: депортацию как «представителей эксплуататорских классов» в Кировскую область, гибель оставшихся в оккупированной нацистами Эстонии родных и близких.

В 1950 году Лео вновь пришлось оставить родной город: как «неблагонадежный» он не имел права проживать в столицах союзных республик, и когда нарушителей паспортного режима начали вновь высылать из Таллинна, покинул его сам.

Окончательно возвратиться в Эстонию ему с семьей посчастливилось только десять лет спустя. Наследник «короля сладостей» окончил экономическое отделение профтехучилища. С кондитерским ремеслом его дальнейшая судьба не пересекалась.

Лео выпала долгая и насыщенная жизнь. В свои сто пять лет он держится бодро и искренне верит, что, перешагнув вековой рубеж, поддерживать форму ему и по сей день помогает давняя привычка: включать в свой рацион горький шоколад.

Давным-давно сгинули без следа постройки кондитерской фабрики на Тартуском шоссе. Один из принадлежавших его отцу жилых домов Лео, получив его по реституции в начале девяностых, продал. Поделив средства с родственниками.

В собраниях коллекционеров и по сей день можно отыскать шоколадные и конфетные обертки с логотипом фирмы «Гиновкер и Ко». Потертые жестяные коробки из-под бисквитов украшают интерьеры кафе в самых разных городах Эстонии.

Рекламные плакаты основанного Иосифом Гиновкером предприятия встречают посетителей Музея евреев Эстонии. Его сына – почтенного старожила – год за годом поздравляют в день рождения городские власти и Еврейская община.

Тех, кто помнит вкус прославленных некогда сладостей, с каждым годом становится все меньше и меньше. Недалек тот день, когда их можно будет перечесть буквально по пальцам руки. Рано или поздно уйдут и они.

Можно ли распознать хотя бы отголосок тех сладостей – если и не вкуса, то хотя бы послевкусия – в продукции современного «Калева»? Хотелось бы верить. Как хотелось бы верить, что память о фабрике Гиновкеров будет жить.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!