А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года нас посетила шведская писательница Астрид Линдгрен.

Сказочный облик исторического ядра Таллинна давно стал притчей во языцах, превратившись фактически в языковой штамп.

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

С визитами в город всемирно известных сказочников и сказочниц дела обстоят куда хуже: даже такой неутомимый путешественник, как Ханс Кристиан Андерсен, до наших краев так и не доехал.

Но то, что казалось сказкой в неспешном и размеренном девятнадцатом столетии, стало вполне реальным в веке следующем, двадцатом – благодаря «культурному десанту» в Эстонию делегации Шведского института.

Истинная правда
«Да, и это – истинная правда!»: таким подзаголовком снабдил опубликованный 7 сентября 1989 года материал о встрече прославленной писательницы корреспондент газеты Rahva Hääl.

Журналист не без гордости отмечал: в последнее время Таллиннский пассажирский порт становится местом, где можно встретить деятелей культуры мировой величины. Но приезд Линдгрен – событие небывалое.

Судя по предшествующим публикациям местной прессы, состав делегации Шведского института, которая должна была прибыть в Эстонию в рамках расширения культурного обмена с восточным берегом Балтики, был до конца неясен.

Точно сообщалось, что родные края впервые после полувековой разлуки посетит Илон Викланд – книжный иллюстратор, близкая подруга «сказочницы Астрид», проводившая лето в довоенном Хаапсалу и давно мечтавшая увидеть его вновь.

С известной долей вероятности можно предполагать, что именно она уговорила Линдгрен совершить вояж в тогдашнюю все еще союзную республику, которая с каждым месяцем все более и более брала курс на восстановление государственности.

Логика подобного приглашения была очевидной: официально делегация направлялась в Таллинн для открытия выставки графических работ Викланд в Художественном музее. А где книжный иллюстратор – там разумно присутствовать и автору текстов.

В любом случае, статус самой Линдгрен ко второй половине восьмидесятых годов давно перешагнул уже границы исключительно литературной деятельности. Она стала одним из лидеров общественного мнения – как на родине, так и за рубежом.

Неудивительно, что встречавший писательницу на причале Таллиннского порта репортер в первую очередь задал гостье вопрос, относящейся к ее деятельности как всемирно акцептируемого борца за права детей и… животных.

«Знаете, наш мир достаточно жесток, а перед жестокостью бессильны и дети, и животные, – ответила Линдгрен. – Они не могут ничего предпринять для своей защиты. И долг тех, кто может им помочь, – помогать им».

Ребенок в душе

Библиотечная мышь Хуби, дарит заморской гостье волшебные рябиновые бусы.

Библиотечная мышь Хуби, дарит заморской гостье волшебные рябиновые бусы.

«Такого дня, как пятница, 8 сентября, почтенные стены старого Кадриоргского дворца не видели уже давно, – начинала материал об открытии «шведской» выставки газета Õhtuleht. – Стоит признать: в Кадриоргском дворце всегда было красиво, но так, как вчера, не было, наверное, никогда. Тепло выставленных работ согревало интерьеры и наполняло собой души зрителей.

Ведь автор их обладает редким даром видеть окружающее глазами ребенка. Загадочен и восхитителен ее мир. В творчестве Илон Викланд воплощено стремление к теплу и заботе, в которых нуждается каждый.

Художница сообщила: у нее было много выставок, но та, что открылась здесь, имеет особое значение: впервые она выставляется на родине. Художница говорит на красивом эстонском языке. В глазах ее – слезы…»

«Астрид – просто замечательный, простой и естественный человек, – охарактеризовала автора проиллюстрированных ею работ Викланд. – Именно такая, какой выглядит при самой первой встрече. Такие же и написанные ей книги.

Они прямо-таки полны фантазии, они написаны, так сказать, очень визуально. Все необходимое в этих текстах присутствует – остается только прорисовать это. Я не знаю других авторов, чьи книги было бы иллюстрировать так легко и просто».

Разумеется, присутствовала на открытии вернисажа работ своей подруги и Линдгрен, поприветствовать которую пришли воспитанники музыкальной школы Старого города, слово сошедшие, по мнению репортера, с работ Викланд.

Таллиннской газетной братии писательница признавалась: живя в такой небольшой, по сути, стране, как Швеция, где все давно друг друга знают, оставаться «той самой Линдгрен», которую узнают на улицах, нелегко.

Единственные читатели и почитатели, с которыми ей никогда не бывает утомительно и скучно, – дети. И впечатления от двух проведенных в Эстонии дней утверждают ее в справедливости этой точки зрения.

«Хочется, впрочем, верить, что посетителями выставки будут не только дети, – резюмировало издание. – Вне зависимости от возраста творчество Линдгрен и Викланд понятно и близко всем.

Ведь оно пробуждает живущего в душе каждого из нас извечного маленького ребенка, которым все мы неизбежно являемся, хотя и хорошо выучили правила игры во взрослые игры».

Быть вместе
«Быть может, все это привиделось мне позавчера, в обычное сентябрьское утро, – писала журналист «Советской Эстонии». – Оно прибалтийское – с плывущими серыми облаками и пронзительно свежим воздухом ранней осени.

Вдруг на краю дороги, у самого тротуара, остановилась самая обыкновенная „Волга“ – такси. Открылась дверца и выпустила из машины… волшебницу. Она устремила на меня взгляд своих добрых голубых глаз – и внезапно улыбнулась».

Автор признавалась: хотя она и знала, что в ходе своего визита в Эстонию Линдгрен намеревалась посетить Ыйсмяэскую детскую библиотеку, поверить в то, что знаменитость можно увидеть в обычном жилом районе, было все-таки трудно.

Библиотечные работники между тем заморскую гостью уверенно ждали – и подготовили не только выставочный стенд с переведенными на эстонский Владимиром Беэкманом книгами писательницы, но и встречу с живым… сказочным персонажем.

«Тут к нашей гостье неожиданно приближается абсолютно живая и совершенно похожая на настоящую „мышь“ по имени Хуби, – продолжала делиться хроникой этого необычного визита «Советская Эстония». – А впрочем, что же в этом удивительного?

Волей фантазии Маре Мюйрисепп, преподавателя Таллиннского педагогического института и детской писательницы, Хуби давно поселилась в стенах библиотеки. Год за годом постигает она премудрые тайны ее несметных книжных сокровищ.

А подарок у Мыши тоже, естественно, волшебный. Это – длинная-предлинная нитка бус из… сочных ягод красной рябины. «Мы хотим, чтобы ты жила долго-долго и написала еще столько книг, сколько здесь ягод!» – говорит она гостье.

«О! Что ж, отныне я постараюсь съедать ровно по одной ягодке в год, а когда они закончатся, обязательно вернусь к вам еще раз», – торжественно обещает Астрид Линдгрен, обвивая драгоценную нить рябиновых бус вокруг шеи.

Конечно, все это было как во сне. Часто ли нам удается видеть, слышать, осязать рядом с собой живого классика? Я смотрела на писательницу, утопающую в букетах свежих астр, окруженную сияющими лицами счастливых детей и думала.

Как удается этой великой женщине в своем „невероятном возрасте“ (по выражению самой Астрид Линдгрен), сохранять в сердце всю прелесть детского восприятия мира? И пусть ключ от этих сокровищ поручен только ей.

Но ведь Линдгрен открывает им и наши души, впуская туда героев своих удивительных волшебных историй. Знаете, как говорил один из них – бесстрашный и благородный Пелле из книги „Мы – на острове Сальткрока“.

„Счастье – это когда все собираются вместе“. Правильно сказал. Воистину, это именно так!»

* * *
…Волшебной силы подаренных в августе 1989 года бус хватило на неполных тринадцать лет: в конце января 2002 года Астрид Линдгрен не стало.

Ей так и не удалось вновь посетить Эстонию – и узнать, что со смотровой площадки на улице Кохту стартовал в телеспектакле ТО «Экран» лучший в мире Карлсон, а «киношный» бродяга Расмус отправлялся в путь из школы-санатория в Козе.

Среди многочисленных событий политической и общественной жизни стремительно трансформирующейся из ЭССР в ЭР нашей страны визит шведской сказочницы, возможно, и не выглядел для современников слишком приметным.

С перспективы трех промелькнувших с той поры десятилетий он выглядит едва ли не более значимым, чем новости, которые занимали в конце восьмидесятых годов первые полосы местных периодических изданий.

«Желаю, чтобы и став взрослыми, ваши читатели помнили то, что они прочли в детстве, – наставляла Линдгрен журналистов. – Я ведь не стремлюсь в своих книгах воспитывать детей.

Я всегда желала и желаю им, чтобы они неизменно ощущали себя свободными и непреклонными».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!