А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, место заключения.

Для таллиннского старожила едва ли не первая ассоциация к слову «батарея» – не столько радиатор парового отопления, сколько былое исправительное учреждение – Центральная тюрьма.

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта — как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Удивляться такому ассоциативному ряду нечего: сразу две улицы – Суур- и Вяйке-Патарей, Большая, соответственно, и Малая Батарейная тянутся к прежним тюремным воротам через предместье Каламая.

Не стоит, впрочем, забывать, что «пенитенциарная» страница в биографии сооружения, знакомого всякому, кто подходил к причалам таллиннского пассажирского порта с моря, насчитывает только один век.

В качестве места заключения правонарушителей плитняковая постройка сурового вида начала использоваться в июле 1919 года. История же ее в целом в этом году приближается к почтенному рубежу – 190-летию…

Цари и царицы
С тех пор как Петр I во время Северной войны издал указ о строительстве в Ревеле военной и торговой гавани и заложил первый камень в ее основание, город наш стал передовой базой Балтийского флота.

В 1715 году по указанию самодержца были сооружены две артиллерийских батареи на небольшом острове, недалеко от нынешнего Горхолла. Батареи были поставлены на горке Маарьямяги и полуострове Пальяссааре.

После смерти царя-реформатора события в России стали развиваться по неблагоприятному для флота сценарию. Корабельные команды были не доукомплектованы, не хватало артиллеристов, а часть судов была выведена в резерв.

Приостановилась и строительные работы в ревельской гавани. Несмотря на то что с поражением шведы не смирились и в середине XVIII века на Балтике отгремели две войны, достаточные меры по защите порта в Ревеле произведены не были.

Лишь вступление на престол Екатерины II изменило ситуацию: государство вновь обратило взор на укрепление морских подступов к столице. Нынешний Таллинн вновь оказался в сфере пристального внимания фортификаторов и военных инженеров.

В 1763 году комиссия во главе с главным директором портов Балтийского моря генерал-фельдмаршалом Кристофом Бернхардом (Христофором Антоновичем) Минихом проверила ход строительства Ревельского порта – и пришла к самым неутешительным выводам.

Деньги на возобновление строительства здешней гавани Екатерина выделила и даже проинспектировала ее в 1764 году. Но основным приоритетом екатерининской эпохи оставалось строительство Балтийского порта (Палдиски) – Ревель оставался в его тени.

Внук Екатерины, Александр I, утвердил программу строительства оборонительных сооружений и военной гавани в административном центре Эстляндской губернии, но дальше сооружения форта на Вяйке-Пальяссааре дело не пошло.

Ситуация начала меняться кардинальным образом при его наследнике, Николае I: новый император стремился играть первую роль в большой европейской политике, что не могло прийтись по нраву властям Великобритании и Франции.

В воздухе запахло беспокойством. Укрепление морских подступов к столице Российской империи стало вопросом чрезвычайной важности – ведь с суши вторжение иностранных армий было бы в ту пору едва ли ожидаемо.

В 1829 году на Аландских островах начали строительство самой крупной крепости Бомарзунд. Одновременно с ней началась невиданная доселе модернизация укреплений Ревеля.

Без единого выстрела
Планы были составлены с размахом: вокруг превращенного в главный форт Тоомпеа должны были быть возведены еще два – на территории теперешних Кельмикюла, Тынисмяэ – плюс еще два в Каламая.

Из намеченных удалось реализовать только один – каламаяский, стоящий поблизости от тогдашнего Рыбного ряда. На том строительство и застопорилось – по банальной причине: финансирование было прекращено.

Выстроенный по прусскому образцу форт в Каларанна, сменивший старую, помнившую еще Миниха, если не Петра, артиллерийскую батарею, представлял собой треугольник длиной почти в двести метров с тремя обращенными к морю башнями.

Вооружена крепость была ста орудиями, расположенными в три яруса: самые крупные, конечно, на первом. Форт мог вести огонь по атакующему противнику как по центру, так и с флангов, отражая врага, наступающего как с суши, так и со стороны моря.

Имея гарнизон более чем из двух тысяч человек, форт представлял серьезное оборонительное сооружение. Но имелся у него – впрочем, как и у его «ровесника» – Бомарзундской крепости на Аландских островах – один весьма существенный недостаток.

Орудия, которыми были вооружены оба фортификационных сооружения, уже считались к тому времени устаревшими. Вести огонь они были способны лишь на дистанцию до двух километров, а прицельный огонь – на дистанцию до одного километра.

Разработка новых орудий была завершена к началу Крымской войны в 1853 году, однако поступить на вооружение они не успели. Для Бомарзунда это оказалось роковым: крепость, несмотря на мужество защитников, пала в руки неприятеля.

Как сложилась бы судьба форта в Каларанна, решись неприятель высадить десант на берегу Таллиннской бухты, сказать сложно. Во всяком случае, наряду с валами и бастионами нынешнего Старого города она была приведена в боевую готовность.

Сражение могло случиться ожесточенное: корабли, базирующиеся в Ревеле, в октябре 1853 года были переведены в Свеаборг, а объединенная англо-французская эскадра имела на вооружении без малого три с половиной тысячи современных орудий.

Осознавая превосходящую мощь и высокую маневренность неприятельского парового флота, российское командование приняло решение: военным кораблям в море не выходить и в открытое противостояние на Балтике не ввязываться.

Вместо этого было решено применить для обороны приморских крепостей и морских портов мины – впервые в практике. Их испытание было проведено на Ревельском рейде, и результаты оказались самыми превосходными.

Это и определило судьбу форта в Каларанна: всю Крымскую войну он простоял без единого выстрела: рисковать своими кораблями англичане с французами не хотели и десант на берег высадить не отважились.

Результаты Крымской войны оказались для Российской империи печальны: война показала множество недостатков государственного устройства и явное техническое отставание от ведущих стран Европы.

Специально образованный Особый комитет посчитал разумным создать на Балтийском море новую современную базу для военного флота, а ревельскую крепость за ненадобностью упразднить.

Задуманное было незамедлительно принято к исполнению: в 1864 году Ревель лишился статуса города-крепости. Гарнизон его был сокращен: артиллеристов, например, осталось не более ста.

Разжалование в казарму
После демилитаризации города форт в Рыбном ряду был разжалован в казарму для нижних чинов. Впрочем, в не совсем обычную: в документах ее время от времени именовали то «Укрепленной», то «Батарейной».

Впрочем, это, скорее, была своего рода дань уважения к так и не реализованному фортификационному прошлому сооружения: оборонительные достоинства были принесены в жертву сиюминутным потребностям.

Так, большинство пушечных амбразур оказались замурованными, а в толще плитняковых стен, напротив, были пробиты широкие оконные проемы. Утрачены были и различные укрепления форта, защищавшие его со стороны суши.

К началу Первой мировой войны фортификационное сооружение в Рыбном ряду без мало девяностолетнего возраста было, конечно, безнадежно устаревшим. О его «принятии в боевой строй» не могло, разумеется, даже заходить речи.

Однако именно Мировая война – а точнее, оказавшаяся одним из ее последствий февральская революция в России – сыграла в дальнейшей судьбе постройки самую непосредственную роль. По крайней мере, в его основном использовании.

В феврале 1917 года революционеры подожгли фактически все имевшиеся в Ревеле места заключения: губернскую тюрьму в замке Тоомпеа, срочную полицейскую – в Толстой Маргарите, транзитную – на въезде в город со стороны Ласнамяги.

Когда революционный угар угас, оказалось, что мест заключения в городе фактически не осталось. А повышенным соблюдением законности «освобожденные народные массы» отнюдь не страдают – скорее, совсем даже напротив…

Идеи приспособить Батарейную казарму под тюрьму прозвучали еще при временном правительстве – хотя и неясно, успели ли ею воспользоваться. Тюремщики и заключенные точно прописались в ней летом 1919 года.

* * *
Ныне тюремная страница в истории бывшего фортификационного сооружения, по счастью, перевернута: исправительное учреждение окончательно покинуло исторические стены в 2005 году.

Безусловно, все подробности будущего использования этого уникального памятника оборонного зодчества до сих пор неясны. Ясно одно: оно нуждается в немедленной реставрации и последующей музеефикации.

Вся многовековая история Ревеля–Таллинна неразрывно связана с морем и флотом – как гражданским, так, безусловно, и военным. Свидетельства этой связи, такие как форт в Каларанна, ценны и важны, а потому заслуживают сохранения.

Семен Смеян,
капитан I ранга в отставке

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!