А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, место заключения.

Для таллиннского старожила едва ли не первая ассоциация к слову «батарея» – не столько радиатор парового отопления, сколько былое исправительное учреждение – Центральная тюрьма.

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта — как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Удивляться такому ассоциативному ряду нечего: сразу две улицы – Суур- и Вяйке-Патарей, Большая, соответственно, и Малая Батарейная тянутся к прежним тюремным воротам через предместье Каламая.

Не стоит, впрочем, забывать, что «пенитенциарная» страница в биографии сооружения, знакомого всякому, кто подходил к причалам таллиннского пассажирского порта с моря, насчитывает только один век.

В качестве места заключения правонарушителей плитняковая постройка сурового вида начала использоваться в июле 1919 года. История же ее в целом в этом году приближается к почтенному рубежу – 190-летию…

Цари и царицы
С тех пор как Петр I во время Северной войны издал указ о строительстве в Ревеле военной и торговой гавани и заложил первый камень в ее основание, город наш стал передовой базой Балтийского флота.

В 1715 году по указанию самодержца были сооружены две артиллерийских батареи на небольшом острове, недалеко от нынешнего Горхолла. Батареи были поставлены на горке Маарьямяги и полуострове Пальяссааре.

После смерти царя-реформатора события в России стали развиваться по неблагоприятному для флота сценарию. Корабельные команды были не доукомплектованы, не хватало артиллеристов, а часть судов была выведена в резерв.

Приостановилась и строительные работы в ревельской гавани. Несмотря на то что с поражением шведы не смирились и в середине XVIII века на Балтике отгремели две войны, достаточные меры по защите порта в Ревеле произведены не были.

Лишь вступление на престол Екатерины II изменило ситуацию: государство вновь обратило взор на укрепление морских подступов к столице. Нынешний Таллинн вновь оказался в сфере пристального внимания фортификаторов и военных инженеров.

В 1763 году комиссия во главе с главным директором портов Балтийского моря генерал-фельдмаршалом Кристофом Бернхардом (Христофором Антоновичем) Минихом проверила ход строительства Ревельского порта – и пришла к самым неутешительным выводам.

Деньги на возобновление строительства здешней гавани Екатерина выделила и даже проинспектировала ее в 1764 году. Но основным приоритетом екатерининской эпохи оставалось строительство Балтийского порта (Палдиски) – Ревель оставался в его тени.

Внук Екатерины, Александр I, утвердил программу строительства оборонительных сооружений и военной гавани в административном центре Эстляндской губернии, но дальше сооружения форта на Вяйке-Пальяссааре дело не пошло.

Ситуация начала меняться кардинальным образом при его наследнике, Николае I: новый император стремился играть первую роль в большой европейской политике, что не могло прийтись по нраву властям Великобритании и Франции.

В воздухе запахло беспокойством. Укрепление морских подступов к столице Российской империи стало вопросом чрезвычайной важности – ведь с суши вторжение иностранных армий было бы в ту пору едва ли ожидаемо.

В 1829 году на Аландских островах начали строительство самой крупной крепости Бомарзунд. Одновременно с ней началась невиданная доселе модернизация укреплений Ревеля.

Без единого выстрела
Планы были составлены с размахом: вокруг превращенного в главный форт Тоомпеа должны были быть возведены еще два – на территории теперешних Кельмикюла, Тынисмяэ – плюс еще два в Каламая.

Из намеченных удалось реализовать только один – каламаяский, стоящий поблизости от тогдашнего Рыбного ряда. На том строительство и застопорилось – по банальной причине: финансирование было прекращено.

Выстроенный по прусскому образцу форт в Каларанна, сменивший старую, помнившую еще Миниха, если не Петра, артиллерийскую батарею, представлял собой треугольник длиной почти в двести метров с тремя обращенными к морю башнями.

Вооружена крепость была ста орудиями, расположенными в три яруса: самые крупные, конечно, на первом. Форт мог вести огонь по атакующему противнику как по центру, так и с флангов, отражая врага, наступающего как с суши, так и со стороны моря.

Имея гарнизон более чем из двух тысяч человек, форт представлял серьезное оборонительное сооружение. Но имелся у него – впрочем, как и у его «ровесника» – Бомарзундской крепости на Аландских островах – один весьма существенный недостаток.

Орудия, которыми были вооружены оба фортификационных сооружения, уже считались к тому времени устаревшими. Вести огонь они были способны лишь на дистанцию до двух километров, а прицельный огонь – на дистанцию до одного километра.

Разработка новых орудий была завершена к началу Крымской войны в 1853 году, однако поступить на вооружение они не успели. Для Бомарзунда это оказалось роковым: крепость, несмотря на мужество защитников, пала в руки неприятеля.

Как сложилась бы судьба форта в Каларанна, решись неприятель высадить десант на берегу Таллиннской бухты, сказать сложно. Во всяком случае, наряду с валами и бастионами нынешнего Старого города она была приведена в боевую готовность.

Сражение могло случиться ожесточенное: корабли, базирующиеся в Ревеле, в октябре 1853 года были переведены в Свеаборг, а объединенная англо-французская эскадра имела на вооружении без малого три с половиной тысячи современных орудий.

Осознавая превосходящую мощь и высокую маневренность неприятельского парового флота, российское командование приняло решение: военным кораблям в море не выходить и в открытое противостояние на Балтике не ввязываться.

Вместо этого было решено применить для обороны приморских крепостей и морских портов мины – впервые в практике. Их испытание было проведено на Ревельском рейде, и результаты оказались самыми превосходными.

Это и определило судьбу форта в Каларанна: всю Крымскую войну он простоял без единого выстрела: рисковать своими кораблями англичане с французами не хотели и десант на берег высадить не отважились.

Результаты Крымской войны оказались для Российской империи печальны: война показала множество недостатков государственного устройства и явное техническое отставание от ведущих стран Европы.

Специально образованный Особый комитет посчитал разумным создать на Балтийском море новую современную базу для военного флота, а ревельскую крепость за ненадобностью упразднить.

Задуманное было незамедлительно принято к исполнению: в 1864 году Ревель лишился статуса города-крепости. Гарнизон его был сокращен: артиллеристов, например, осталось не более ста.

Разжалование в казарму
После демилитаризации города форт в Рыбном ряду был разжалован в казарму для нижних чинов. Впрочем, в не совсем обычную: в документах ее время от времени именовали то «Укрепленной», то «Батарейной».

Впрочем, это, скорее, была своего рода дань уважения к так и не реализованному фортификационному прошлому сооружения: оборонительные достоинства были принесены в жертву сиюминутным потребностям.

Так, большинство пушечных амбразур оказались замурованными, а в толще плитняковых стен, напротив, были пробиты широкие оконные проемы. Утрачены были и различные укрепления форта, защищавшие его со стороны суши.

К началу Первой мировой войны фортификационное сооружение в Рыбном ряду без мало девяностолетнего возраста было, конечно, безнадежно устаревшим. О его «принятии в боевой строй» не могло, разумеется, даже заходить речи.

Однако именно Мировая война – а точнее, оказавшаяся одним из ее последствий февральская революция в России – сыграла в дальнейшей судьбе постройки самую непосредственную роль. По крайней мере, в его основном использовании.

В феврале 1917 года революционеры подожгли фактически все имевшиеся в Ревеле места заключения: губернскую тюрьму в замке Тоомпеа, срочную полицейскую – в Толстой Маргарите, транзитную – на въезде в город со стороны Ласнамяги.

Когда революционный угар угас, оказалось, что мест заключения в городе фактически не осталось. А повышенным соблюдением законности «освобожденные народные массы» отнюдь не страдают – скорее, совсем даже напротив…

Идеи приспособить Батарейную казарму под тюрьму прозвучали еще при временном правительстве – хотя и неясно, успели ли ею воспользоваться. Тюремщики и заключенные точно прописались в ней летом 1919 года.

* * *
Ныне тюремная страница в истории бывшего фортификационного сооружения, по счастью, перевернута: исправительное учреждение окончательно покинуло исторические стены в 2005 году.

Безусловно, все подробности будущего использования этого уникального памятника оборонного зодчества до сих пор неясны. Ясно одно: оно нуждается в немедленной реставрации и последующей музеефикации.

Вся многовековая история Ревеля–Таллинна неразрывно связана с морем и флотом – как гражданским, так, безусловно, и военным. Свидетельства этой связи, такие как форт в Каларанна, ценны и важны, а потому заслуживают сохранения.

Семен Смеян,
капитан I ранга в отставке

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!