А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восемьдесят лет тому назад Таллинн лишился немногочисленной, но одной из древнейших и некогда влиятельнейшей прослойки населения – остзейцев или балтийских немцев.

Они жили на берегах Таллиннской бухты, равно как и по всему северо-восточному побережью Балтики, фактически, семь столетий – с момента начала колонизации здешних краев крестоносцами.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Они уехали в считанные недели – после того, как поделив со Сталиным Польшу, Гитлер призвал «соотечественников» воссоединиться с «родиной предков» на оккупированных польских территориях.

Откликнувшиеся на этот призыв остзейские или балтийские немцы покинули Эстонию осенью 1939 года навсегда, бросив прощальный взгляд на силуэт Таллинна с борта покидающих столичную гавань пассажирских судов.

Многочисленные послевоенные мемуаристы свидетельствуют: своей малой родины остзейцы не забыли. Помнят ли нынешние ее жители о немецкой странице в биографии Таллинна и что хранит эту память – попробуем разобраться.

Фамильные кварталы
Лет восемьдесят тому назад на фамилии наиболее известных остзейских обывателей Таллинна проще всего было наткнуться в телефонной книге. В наши – в справочнике бизнес-регистра.

Причем, точно как и в двадцатые-тридцатые годы минувшего столетия, встреча, в первую очередь, состоится с промышленными тузами былого Ревеля – отцами-основателей местной индустрии.

Квартал Роттермана неминуемо заставит вспомнить о промышленнике, снабжавшем некогда всю Эстляндскую губернию самым разнообразным ассортиментов продукции – от строительного леса до хлеба и макарон.

Квартал Майера, расположенный чуть дальше от центра и не столь, возможно, привлекательный с точки зрения современной архитектуры и дизайна, предоставляет, между тем, офисные помещения для десятков предприятий.

Территория бывшего Таллиннского целлюлозно-бумажного комбината вступает в фазу завершения очередного этапа благоустройства и реконструкции, завлекая потенциальных арендаторов недвижимостью в будущем квартале Фале.

Не совсем понятно, почему застопорились аналогичные процессы в квартале Лютера – но нет никаких сомнений, что рано или поздно и на месте бывших цехов лютеровской фанерно-мебельной фабрики возникнут офисы и элитное жилье.

Даже удивляешься, когда понимаешь, что название приморского квартала Ноблесснера к остзейцам никакого отношения не имеет: верфь на его месте была основана некогда петербургскими предпринимателями.

Общее и частное

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

В Ревеле-Таллинне выходцы из германских земель жили едва ли не с момента основания города. Осознавать же себя особой национальной группой, отличной от других немецких субэтносов – значительно позже.

Стартовал процесс этого самосознания не ранее второй трети XIX века – в общеевропейскую эпоху национального романтизма. И через несколько десятилетий начал активно воплощаться в литературе, живописи, архитектуре.

Конкурс на «самую остзейскую постройку» Таллинна никогда не проводился, но, если бы таковой состоялся, победителем в нем наверняка стоило бы признать здание нынешнего Музея банка Эстонии на одноименном бульваре в центре столицы.

Возведено оно было в 1904 году для учреждения, остзейского по своей сути и предназначению до крайности: Дворянской кредитной кассы. Учредители, впрочем, предпочитали величать ее «Рыцарской» – что и отразилось на облике постройки.

«Немецким замком, в который несет свой грошик и барон, и мужик» называли ее эстонские газеты начала ХХ века. В образности восприятия их корреспондентам не откажешь: резиденция средневекового феодала и есть – осаду высидеть можно!

Интересно, что автор здания – рижский архитектор Аугуст Рейнберг – решил его в формах не плитняковой таллиннской, а северогерманской кирпичной готики, для Ревеля нетипичной. Как нетипично и использование на его фасадах мозаики.

Видимо, заказчики и зодчие хотели, в первую очередь, подчеркнуть принадлежность миру ганзейской, общей для национального мифа всех немцев, цивилизации. И это, вне сомнения, выразить архитектурным языком удалось.

Незабытый батальон
С точки зрения человека, в исторических событиях на территории Эстонии столетней давности не слишком искушенного, остзейские немцы в контексте Освободительной войны могут упоминаться разве что со знаком «минус».

Что верно, то верно: к государственности новорожденной Эстонской Республики значительная часть местного немецкого населения относилась насторожено: вариант жить в Балтийском герцогстве под германским протекторатом был ей ближе.

Однако «многие» – еще не значит «все»: были среди остзейцев и те, которые внесли самый непосредственный вклад в становление молодого эстонского государства. В том числе – защищая свою родину на полях сражений и отдавая за нее собственную жизнь.

Свидетельство тому – скромный памятник во дворе здания нынешней Академии наук на улице Кохту, изначально – дворца Унгерн-Штернбергов в Верхнем городе, где в межвоенные десятилетия заседало немецкое культурное самоуправление.

Воссозданный в начале девяностых годов монумент в точности повторяет облик предшественника, установленного в 1928 году в память о почти полутора тысячах остзейцах – служащих Балтийского батальона эстонской армии.

Семьдесят один из них сложил голову за независимость Эстонии, ранения различной степени тяжести получили сто восемнадцать. Невольно вспоминается отнюдь не немецкая пословица: «мал золотник, да дорог».

С прилагательным и без
На определенном этапе своей истории практически все церкви нынешней столицы были немецкими: после бурных событий реформации, язык Мартина Лютера сменил в богослужении латынь.

Но только одной культовой постройки Таллинна – возведенной, притом, отнюдь не в седое Среденевековье, а в довоенной ЭР, удалось закрепить в своем имени указание на национальность своих прихожан.

Речь, как нетрудно догадаться, идет о ныммеском храме, на момент своего освящения осенью 1932 года официально проходившем по всей документации как Saksa Lunastaja kirik – Немецкая церковь Спасителя.

Спроектированная в духе экспрессионизма Робертом Натусом – «последним остзейским архитектором Таллинна», как именовали его современники – она служила немецкому приходу до начала переселения.

Позже – использовалась лютеранами-эстонцами, служила ателье для Союза художников уже Эстонской ССР, в конце концов – была превращена в учебные мастерские для расположенной по соседству школы.

Лишь в мае 2008 отреставрированная и избавленная от позднейших переделок церковь была вновь возвращена верующим. Правда, прилагательное «немецкий» в своем официальном названии она утратила.

Самое важное
«Германский сумрак и славянства ширь/Покрыты грузной черепичной крышей/Его построили Васильев и Бубырь/Об этом нынче пишут на афишах…» – хотя одноименный спектакль и снят из репертуара Театра драмы, лучше не скажешь.

Ведь театральное здание на Пярнуском шоссе, пожалуй, и вправду может считаться символической метафорой как всей остзейской культуры в Таллинне в целом, так и отражением всей последующей судьбы культурного наследия балтийских немцев.

Выстроенное по проекту двух петербургских зодчих, оно было открыто осенью 1910 года – почти параллельно с торжествами по поводу двухсотлетия капитуляции Ревеля перед петровскими войсками и присоединения Эстляндии к российскому государству.

Решено, при этом, было не в ожидаемом для здания немецкого театра духе неоготики, а в стилистике северного модерна – но все равно было обвинено критиками в том, что слишком уж похоже на винокурню или погреб на подворье мызы барона-остзейца.

После того, как в 1939 году немецкая труппа покинула его стены, театр даже предлагали перестроить, полностью уничтожив изначальный облик фасадов. Но – грянула Вторая мировая война и стало не до архитектурной стилистики.

Едва ли кто-то из современных таллиннцам помнят, что нынешний Драматический театр когда-то официально именовался Немецким, а язык его актеров и зрителей можно было услышать на таллиннских улицах отнюдь не только от туристов.

Зато само театральное здание однозначно вошло в число признанных памятников местной архитектуры. При этом используется оно, по-прежнему, для нужд культуры и искусства. И это, пожалуй, самое важное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!