А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восемьдесят лет тому назад Таллинн лишился немногочисленной, но одной из древнейших и некогда влиятельнейшей прослойки населения – остзейцев или балтийских немцев.

Они жили на берегах Таллиннской бухты, равно как и по всему северо-восточному побережью Балтики, фактически, семь столетий – с момента начала колонизации здешних краев крестоносцами.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Они уехали в считанные недели – после того, как поделив со Сталиным Польшу, Гитлер призвал «соотечественников» воссоединиться с «родиной предков» на оккупированных польских территориях.

Откликнувшиеся на этот призыв остзейские или балтийские немцы покинули Эстонию осенью 1939 года навсегда, бросив прощальный взгляд на силуэт Таллинна с борта покидающих столичную гавань пассажирских судов.

Многочисленные послевоенные мемуаристы свидетельствуют: своей малой родины остзейцы не забыли. Помнят ли нынешние ее жители о немецкой странице в биографии Таллинна и что хранит эту память – попробуем разобраться.

Фамильные кварталы
Лет восемьдесят тому назад на фамилии наиболее известных остзейских обывателей Таллинна проще всего было наткнуться в телефонной книге. В наши – в справочнике бизнес-регистра.

Причем, точно как и в двадцатые-тридцатые годы минувшего столетия, встреча, в первую очередь, состоится с промышленными тузами былого Ревеля – отцами-основателей местной индустрии.

Квартал Роттермана неминуемо заставит вспомнить о промышленнике, снабжавшем некогда всю Эстляндскую губернию самым разнообразным ассортиментов продукции – от строительного леса до хлеба и макарон.

Квартал Майера, расположенный чуть дальше от центра и не столь, возможно, привлекательный с точки зрения современной архитектуры и дизайна, предоставляет, между тем, офисные помещения для десятков предприятий.

Территория бывшего Таллиннского целлюлозно-бумажного комбината вступает в фазу завершения очередного этапа благоустройства и реконструкции, завлекая потенциальных арендаторов недвижимостью в будущем квартале Фале.

Не совсем понятно, почему застопорились аналогичные процессы в квартале Лютера – но нет никаких сомнений, что рано или поздно и на месте бывших цехов лютеровской фанерно-мебельной фабрики возникнут офисы и элитное жилье.

Даже удивляешься, когда понимаешь, что название приморского квартала Ноблесснера к остзейцам никакого отношения не имеет: верфь на его месте была основана некогда петербургскими предпринимателями.

Общее и частное

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

В Ревеле-Таллинне выходцы из германских земель жили едва ли не с момента основания города. Осознавать же себя особой национальной группой, отличной от других немецких субэтносов – значительно позже.

Стартовал процесс этого самосознания не ранее второй трети XIX века – в общеевропейскую эпоху национального романтизма. И через несколько десятилетий начал активно воплощаться в литературе, живописи, архитектуре.

Конкурс на «самую остзейскую постройку» Таллинна никогда не проводился, но, если бы таковой состоялся, победителем в нем наверняка стоило бы признать здание нынешнего Музея банка Эстонии на одноименном бульваре в центре столицы.

Возведено оно было в 1904 году для учреждения, остзейского по своей сути и предназначению до крайности: Дворянской кредитной кассы. Учредители, впрочем, предпочитали величать ее «Рыцарской» – что и отразилось на облике постройки.

«Немецким замком, в который несет свой грошик и барон, и мужик» называли ее эстонские газеты начала ХХ века. В образности восприятия их корреспондентам не откажешь: резиденция средневекового феодала и есть – осаду высидеть можно!

Интересно, что автор здания – рижский архитектор Аугуст Рейнберг – решил его в формах не плитняковой таллиннской, а северогерманской кирпичной готики, для Ревеля нетипичной. Как нетипично и использование на его фасадах мозаики.

Видимо, заказчики и зодчие хотели, в первую очередь, подчеркнуть принадлежность миру ганзейской, общей для национального мифа всех немцев, цивилизации. И это, вне сомнения, выразить архитектурным языком удалось.

Незабытый батальон
С точки зрения человека, в исторических событиях на территории Эстонии столетней давности не слишком искушенного, остзейские немцы в контексте Освободительной войны могут упоминаться разве что со знаком «минус».

Что верно, то верно: к государственности новорожденной Эстонской Республики значительная часть местного немецкого населения относилась насторожено: вариант жить в Балтийском герцогстве под германским протекторатом был ей ближе.

Однако «многие» – еще не значит «все»: были среди остзейцев и те, которые внесли самый непосредственный вклад в становление молодого эстонского государства. В том числе – защищая свою родину на полях сражений и отдавая за нее собственную жизнь.

Свидетельство тому – скромный памятник во дворе здания нынешней Академии наук на улице Кохту, изначально – дворца Унгерн-Штернбергов в Верхнем городе, где в межвоенные десятилетия заседало немецкое культурное самоуправление.

Воссозданный в начале девяностых годов монумент в точности повторяет облик предшественника, установленного в 1928 году в память о почти полутора тысячах остзейцах – служащих Балтийского батальона эстонской армии.

Семьдесят один из них сложил голову за независимость Эстонии, ранения различной степени тяжести получили сто восемнадцать. Невольно вспоминается отнюдь не немецкая пословица: «мал золотник, да дорог».

С прилагательным и без
На определенном этапе своей истории практически все церкви нынешней столицы были немецкими: после бурных событий реформации, язык Мартина Лютера сменил в богослужении латынь.

Но только одной культовой постройки Таллинна – возведенной, притом, отнюдь не в седое Среденевековье, а в довоенной ЭР, удалось закрепить в своем имени указание на национальность своих прихожан.

Речь, как нетрудно догадаться, идет о ныммеском храме, на момент своего освящения осенью 1932 года официально проходившем по всей документации как Saksa Lunastaja kirik – Немецкая церковь Спасителя.

Спроектированная в духе экспрессионизма Робертом Натусом – «последним остзейским архитектором Таллинна», как именовали его современники – она служила немецкому приходу до начала переселения.

Позже – использовалась лютеранами-эстонцами, служила ателье для Союза художников уже Эстонской ССР, в конце концов – была превращена в учебные мастерские для расположенной по соседству школы.

Лишь в мае 2008 отреставрированная и избавленная от позднейших переделок церковь была вновь возвращена верующим. Правда, прилагательное «немецкий» в своем официальном названии она утратила.

Самое важное
«Германский сумрак и славянства ширь/Покрыты грузной черепичной крышей/Его построили Васильев и Бубырь/Об этом нынче пишут на афишах…» – хотя одноименный спектакль и снят из репертуара Театра драмы, лучше не скажешь.

Ведь театральное здание на Пярнуском шоссе, пожалуй, и вправду может считаться символической метафорой как всей остзейской культуры в Таллинне в целом, так и отражением всей последующей судьбы культурного наследия балтийских немцев.

Выстроенное по проекту двух петербургских зодчих, оно было открыто осенью 1910 года – почти параллельно с торжествами по поводу двухсотлетия капитуляции Ревеля перед петровскими войсками и присоединения Эстляндии к российскому государству.

Решено, при этом, было не в ожидаемом для здания немецкого театра духе неоготики, а в стилистике северного модерна – но все равно было обвинено критиками в том, что слишком уж похоже на винокурню или погреб на подворье мызы барона-остзейца.

После того, как в 1939 году немецкая труппа покинула его стены, театр даже предлагали перестроить, полностью уничтожив изначальный облик фасадов. Но – грянула Вторая мировая война и стало не до архитектурной стилистики.

Едва ли кто-то из современных таллиннцам помнят, что нынешний Драматический театр когда-то официально именовался Немецким, а язык его актеров и зрителей можно было услышать на таллиннских улицах отнюдь не только от туристов.

Зато само театральное здание однозначно вошло в число признанных памятников местной архитектуры. При этом используется оно, по-прежнему, для нужд культуры и искусства. И это, пожалуй, самое важное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!