А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина
Говорят так:
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Восемьдесят лет тому назад Таллинн лишился немногочисленной, но одной из древнейших и некогда влиятельнейшей прослойки населения – остзейцев или балтийских немцев.

Они жили на берегах Таллиннской бухты, равно как и по всему северо-восточному побережью Балтики, фактически, семь столетий – с момента начала колонизации здешних краев крестоносцами.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Изначально Немецкая церковь Спасителя в Нымме. Современное фото.

Они уехали в считанные недели – после того, как поделив со Сталиным Польшу, Гитлер призвал «соотечественников» воссоединиться с «родиной предков» на оккупированных польских территориях.

Откликнувшиеся на этот призыв остзейские или балтийские немцы покинули Эстонию осенью 1939 года навсегда, бросив прощальный взгляд на силуэт Таллинна с борта покидающих столичную гавань пассажирских судов.

Многочисленные послевоенные мемуаристы свидетельствуют: своей малой родины остзейцы не забыли. Помнят ли нынешние ее жители о немецкой странице в биографии Таллинна и что хранит эту память – попробуем разобраться.

Фамильные кварталы
Лет восемьдесят тому назад на фамилии наиболее известных остзейских обывателей Таллинна проще всего было наткнуться в телефонной книге. В наши – в справочнике бизнес-регистра.

Причем, точно как и в двадцатые-тридцатые годы минувшего столетия, встреча, в первую очередь, состоится с промышленными тузами былого Ревеля – отцами-основателей местной индустрии.

Квартал Роттермана неминуемо заставит вспомнить о промышленнике, снабжавшем некогда всю Эстляндскую губернию самым разнообразным ассортиментов продукции – от строительного леса до хлеба и макарон.

Квартал Майера, расположенный чуть дальше от центра и не столь, возможно, привлекательный с точки зрения современной архитектуры и дизайна, предоставляет, между тем, офисные помещения для десятков предприятий.

Территория бывшего Таллиннского целлюлозно-бумажного комбината вступает в фазу завершения очередного этапа благоустройства и реконструкции, завлекая потенциальных арендаторов недвижимостью в будущем квартале Фале.

Не совсем понятно, почему застопорились аналогичные процессы в квартале Лютера – но нет никаких сомнений, что рано или поздно и на месте бывших цехов лютеровской фанерно-мебельной фабрики возникнут офисы и элитное жилье.

Даже удивляешься, когда понимаешь, что название приморского квартала Ноблесснера к остзейцам никакого отношения не имеет: верфь на его месте была основана некогда петербургскими предпринимателями.

Общее и частное

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

Памятник во дворе здания на вышгородской улице Кохту, 6. Довоенное фото

В Ревеле-Таллинне выходцы из германских земель жили едва ли не с момента основания города. Осознавать же себя особой национальной группой, отличной от других немецких субэтносов – значительно позже.

Стартовал процесс этого самосознания не ранее второй трети XIX века – в общеевропейскую эпоху национального романтизма. И через несколько десятилетий начал активно воплощаться в литературе, живописи, архитектуре.

Конкурс на «самую остзейскую постройку» Таллинна никогда не проводился, но, если бы таковой состоялся, победителем в нем наверняка стоило бы признать здание нынешнего Музея банка Эстонии на одноименном бульваре в центре столицы.

Возведено оно было в 1904 году для учреждения, остзейского по своей сути и предназначению до крайности: Дворянской кредитной кассы. Учредители, впрочем, предпочитали величать ее «Рыцарской» – что и отразилось на облике постройки.

«Немецким замком, в который несет свой грошик и барон, и мужик» называли ее эстонские газеты начала ХХ века. В образности восприятия их корреспондентам не откажешь: резиденция средневекового феодала и есть – осаду высидеть можно!

Интересно, что автор здания – рижский архитектор Аугуст Рейнберг – решил его в формах не плитняковой таллиннской, а северогерманской кирпичной готики, для Ревеля нетипичной. Как нетипично и использование на его фасадах мозаики.

Видимо, заказчики и зодчие хотели, в первую очередь, подчеркнуть принадлежность миру ганзейской, общей для национального мифа всех немцев, цивилизации. И это, вне сомнения, выразить архитектурным языком удалось.

Незабытый батальон
С точки зрения человека, в исторических событиях на территории Эстонии столетней давности не слишком искушенного, остзейские немцы в контексте Освободительной войны могут упоминаться разве что со знаком «минус».

Что верно, то верно: к государственности новорожденной Эстонской Республики значительная часть местного немецкого населения относилась насторожено: вариант жить в Балтийском герцогстве под германским протекторатом был ей ближе.

Однако «многие» – еще не значит «все»: были среди остзейцев и те, которые внесли самый непосредственный вклад в становление молодого эстонского государства. В том числе – защищая свою родину на полях сражений и отдавая за нее собственную жизнь.

Свидетельство тому – скромный памятник во дворе здания нынешней Академии наук на улице Кохту, изначально – дворца Унгерн-Штернбергов в Верхнем городе, где в межвоенные десятилетия заседало немецкое культурное самоуправление.

Воссозданный в начале девяностых годов монумент в точности повторяет облик предшественника, установленного в 1928 году в память о почти полутора тысячах остзейцах – служащих Балтийского батальона эстонской армии.

Семьдесят один из них сложил голову за независимость Эстонии, ранения различной степени тяжести получили сто восемнадцать. Невольно вспоминается отнюдь не немецкая пословица: «мал золотник, да дорог».

С прилагательным и без
На определенном этапе своей истории практически все церкви нынешней столицы были немецкими: после бурных событий реформации, язык Мартина Лютера сменил в богослужении латынь.

Но только одной культовой постройки Таллинна – возведенной, притом, отнюдь не в седое Среденевековье, а в довоенной ЭР, удалось закрепить в своем имени указание на национальность своих прихожан.

Речь, как нетрудно догадаться, идет о ныммеском храме, на момент своего освящения осенью 1932 года официально проходившем по всей документации как Saksa Lunastaja kirik – Немецкая церковь Спасителя.

Спроектированная в духе экспрессионизма Робертом Натусом – «последним остзейским архитектором Таллинна», как именовали его современники – она служила немецкому приходу до начала переселения.

Позже – использовалась лютеранами-эстонцами, служила ателье для Союза художников уже Эстонской ССР, в конце концов – была превращена в учебные мастерские для расположенной по соседству школы.

Лишь в мае 2008 отреставрированная и избавленная от позднейших переделок церковь была вновь возвращена верующим. Правда, прилагательное «немецкий» в своем официальном названии она утратила.

Самое важное
«Германский сумрак и славянства ширь/Покрыты грузной черепичной крышей/Его построили Васильев и Бубырь/Об этом нынче пишут на афишах…» – хотя одноименный спектакль и снят из репертуара Театра драмы, лучше не скажешь.

Ведь театральное здание на Пярнуском шоссе, пожалуй, и вправду может считаться символической метафорой как всей остзейской культуры в Таллинне в целом, так и отражением всей последующей судьбы культурного наследия балтийских немцев.

Выстроенное по проекту двух петербургских зодчих, оно было открыто осенью 1910 года – почти параллельно с торжествами по поводу двухсотлетия капитуляции Ревеля перед петровскими войсками и присоединения Эстляндии к российскому государству.

Решено, при этом, было не в ожидаемом для здания немецкого театра духе неоготики, а в стилистике северного модерна – но все равно было обвинено критиками в том, что слишком уж похоже на винокурню или погреб на подворье мызы барона-остзейца.

После того, как в 1939 году немецкая труппа покинула его стены, театр даже предлагали перестроить, полностью уничтожив изначальный облик фасадов. Но – грянула Вторая мировая война и стало не до архитектурной стилистики.

Едва ли кто-то из современных таллиннцам помнят, что нынешний Драматический театр когда-то официально именовался Немецким, а язык его актеров и зрителей можно было услышать на таллиннских улицах отнюдь не только от туристов.

Зато само театральное здание однозначно вошло в число признанных памятников местной архитектуры. При этом используется оно, по-прежнему, для нужд культуры и искусства. И это, пожалуй, самое важное.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!