Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Музейная страница в биографии нынешнего жилого и офисного квартала Ноблесснера начала писаться в самый первый раз свыше… восьмидесяти лет тому назад.

У интерактивного музея и образовательного центра «Завод изобретений PROTO», открывшегося на территории одного из ветеранов судостроительной промышленности Таллинна, существовал непосредственный предшественник.

Век его оказался не слишком долгим, и даже столичные старожилы не вспомнят, пожалуй, с ходу, о каком именно музее идет речь – как он назывался, в какие годы работал и на чем, собственно, специализировался.

А между тем Таллиннский технический музей, основанный в бывших промышленных помещениях в 1937 году, заслуживает считаться прародителем всех прочих аналогичных учреждений Эстонии.

Заводская предыстория

Подводные лодки на стапелях завода «Ноблесснер» более ста лет тому назад. Эстонский морской музей

Подводные лодки на стапелях завода «Ноблесснер» более ста лет тому назад. Эстонский морской музей

Было время, когда слова, обозначающие прозаические реалии повседневности, звучали словно имена муз поэтов-футуристов.

Линия пригородного электропоезда из Санкт-Петербурга в Ораниенбаум звалась «Оранэлой». А реализованный впоследствии большевиками план электрификации России обозначался элегантной аббревиатурой «ГОЭРЛО».

Название одного из легендарных предприятий былого Ревеля-Таллинна – судостроительного завода «Ноблесснер» – вписывается в этот звуковой, хронологический и смысловой ряд вполне естественно и органически.

Именем своим он обязан сокращению от фамилий двух основателей – петербургских коммерсантов Эммануила Нобеля и Густава Лесснера. Возникновением – программе строительства и модернизации военно-морского флота Российской империи.

Заложенный в Ревеле в 1912 году завод был призван заниматься строительством совершенно нового типа боевых кораблей – подводных лодок. Точнее, их сбором из комплектующих, производимых как петербургскими, так и зарубежными фирмами.

Официальной датой пуска предприятия считается 3 июля 1914 года, когда на стапелях ревельского «Ноблесснера» в присутствии чинов петербургского адмиралтейства и морского министра Ивана Григоровича были заложены сразу двенадцать подлодок.

Через считанные дни грянула Первая мировая война. Спрос на продукцию судоверфи ожидаемо вырос, а вот с «немецким» названием ей вскоре пришлось распрощаться: уже в 1915 году она стала именоваться Петровским судостроительным заводом.

В следующем году он получил едва ли не крупнейший заказ в своей истории: в Ревеле было решено приступить к строительству двадцати подводных лодок для океанского плавания – но тут подошел срок революционным потрясениям.

Обретение Эстонией государственной независимости, разрыв с российскими и зарубежными поставщиками, а главное – утрата главного заказчика продукции привели к упадку так многообещающе стартовавшего предприятия.

Из сырья, закупленного некогда для строительства океанских субмарин, построили три цельнометаллических торговых парусника, выстроили яхту для директора Балтийской мануфактуры – но тем дело и ограничилось.

Позже в помещениях бывшего судостроительного завода пытались наладить сборку аэропланов, однако и этот проект оказался мертворожденным. Большую часть цехов сдавали в аренду под склады.

Одному из них в последней трети тридцатых годов судьба уготовила не совсем ожидаемую роль: ему предстояло стать помещением для размещения музейной коллекции.

Показать наглядно

Интерактивная экспозиция в бывшем заводском цехе в наши дни. Арон Урб

Интерактивная экспозиция в бывшем заводском цехе в наши дни. Арон Урб

«Как известно, музей техники, в котором было бы уместно выставить технические машины и различные аппараты, у нас до сих пор отсутствует, – сокрушалась в июле 1937 года газета Postimees. – Когда при Министерстве образования был создан отдел профессионального обучения, стало абсолютно очевидным то, что техническое образование совершенно невозможно давать без показа наглядных пособий.

Это досадно вдвойне, если учитывать технический прогресс нашей родины. И хотя разрешением данной ситуации занялись у нас достаточно поздно, начало ему положено и база для будущего технического музея создана».

Инициатором учреждения нового музея выступили два таллиннских предпринимателя – промышленники Табур и Виллемс. Первый учредил музейный капитал и внес в него первые необходимые суммы. Второй – помог с помещениями.

Именно на его средства было взято в аренду принадлежавшее на тот момент почему-то Банку Эстонии производственное помещение, в котором во времена военной судоверфи осуществлялась окончательная приемка собранных подводных лодок.

Под руководством инженера Кода был составлен устав учреждения, согласно которому экспонаты для коллекций могли бы предоставлять ведущие предприятия Эстонии – как, прежде всего, в образовательных, так и в рекламных целях.

Последним учредители музея точно не пренебрегали: Табур подарил вновь основанному собранию используемый на его предприятии шелкопрядильный станок, Виллемс – лесопильный, используемый для производства тары.

«Станки и различные приспособления обещали предоставить и другие отечественные предприятия, – писала газета Päevaleht. – Акционерное общество Kilgas готово передать станки для производства чулок и кружев.

Фабрика Laferme – машины для производства табачных изделий, «Вольта» – электрические моторы, Министерство сланцевой промышленности – аппараты геодезистов, землемеров и маркшейдеров.

Производственный концерн Ротерманна обещал поделиться неким «особо ценным дизельным мотором», представительство немецкой электротехнической фирмы AEG – аппаратурой особенной точности.

Имелся в музее и исторический отдел: в нем были представлены цеховые кубки ремесленников и закрепляемые к ним серебряные щитки с именами и эмблемами наиболее умелых мастеров.

Повод гордиться

«К сожалению, многие и по сей день не знают, чем занимаются отечественные предприятия, что и как они производят, – отметил во время ознакомительной прогулки по Техническому музею замминистра образования Вольдемар Пятс. – Еще большее сожаление вызывает то, что значительное число жителей нашей страны по-прежнему не догадывается, что их продукция ничем не уступает зарубежной. А между тем у нас умеют делать тонкую и качественную работу.

В музее хотят сделать особый упор на показ новых, современных машин. Надеюсь, предприниматели поддержат это начинание. Много у нас и позабытых изобретателей. Надеюсь, и их изобретения окажутся для Технического музея очень уместными.

Нам необходимо продемонстрировать окружающим и увидеть собственными глазами, что и мы оказались способными достичь на технической ниве немалого – и это, вне сомнения, поднимет уровень нашего национального самосознания».

Оправдались ли надежды одного из руководителей Министерства образования – сказать сложно: на протяжении двух последующих лет упоминания о Техническом музее на бывшем заводе «Ноблесснера» и его экспозиции с газетных полос исчезают.

Но в том, что он продолжал функционировать – по всей видимости, надо понимать, прежде всего в качестве прикладного, учебного, – сомневаться не приходится: по крайней мере косвенные свидетельства тому в тогдашней прессе имеются.

«Технический музей переезжает, – оповещала, например, своих читателей Päevaleht 20 декабря 1939 года. – Находящийся на задворках Петровского завода музей расположен далеко от центра и был труднодоступен публике, особенно молодежи.

Как стало нам известно от руководства Таллиннского техникума, Технический музей переезжает в здание бывшего евангелического дома, расположенного в непосредственной близости от нового здания учебного заведения.

В Техническом музее можно встретить много интересных машин и механизмов, которые демонстрируют развитие и победное шествие техники на протяжении минувших времен».

***

Исторический подход к формированию экспозиции довоенного Технического музея – прямой «мостик» к концепции современного образовательного центра «Завод изобретений PROTO».

Увы – лишь концептуальный: временное музейное здание на Пярнуском шоссе, в котором, помимо экспонатов, располагалось и бюро Таллиннского техникума, погибло в годы Второй мировой войны.

Кто знает, останься музей в помещениях на территории судостроительного завода – возможно, в наши дни и не было бы необходимости создавать его заново в современном, интерактивном, варианте?!

История, впрочем, как принято считать, сослагательного наклонения не имеет. Но, посещая новый познавательный комплекс в заводском цехе былого «Ноблесснера», стоит вспомнить его довоенного предшественника.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!