А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Музейная страница в биографии нынешнего жилого и офисного квартала Ноблесснера начала писаться в самый первый раз свыше… восьмидесяти лет тому назад.

У интерактивного музея и образовательного центра «Завод изобретений PROTO», открывшегося на территории одного из ветеранов судостроительной промышленности Таллинна, существовал непосредственный предшественник.

Век его оказался не слишком долгим, и даже столичные старожилы не вспомнят, пожалуй, с ходу, о каком именно музее идет речь – как он назывался, в какие годы работал и на чем, собственно, специализировался.

А между тем Таллиннский технический музей, основанный в бывших промышленных помещениях в 1937 году, заслуживает считаться прародителем всех прочих аналогичных учреждений Эстонии.

Заводская предыстория

Подводные лодки на стапелях завода «Ноблесснер» более ста лет тому назад. Эстонский морской музей

Подводные лодки на стапелях завода «Ноблесснер» более ста лет тому назад. Эстонский морской музей

Было время, когда слова, обозначающие прозаические реалии повседневности, звучали словно имена муз поэтов-футуристов.

Линия пригородного электропоезда из Санкт-Петербурга в Ораниенбаум звалась «Оранэлой». А реализованный впоследствии большевиками план электрификации России обозначался элегантной аббревиатурой «ГОЭРЛО».

Название одного из легендарных предприятий былого Ревеля-Таллинна – судостроительного завода «Ноблесснер» – вписывается в этот звуковой, хронологический и смысловой ряд вполне естественно и органически.

Именем своим он обязан сокращению от фамилий двух основателей – петербургских коммерсантов Эммануила Нобеля и Густава Лесснера. Возникновением – программе строительства и модернизации военно-морского флота Российской империи.

Заложенный в Ревеле в 1912 году завод был призван заниматься строительством совершенно нового типа боевых кораблей – подводных лодок. Точнее, их сбором из комплектующих, производимых как петербургскими, так и зарубежными фирмами.

Официальной датой пуска предприятия считается 3 июля 1914 года, когда на стапелях ревельского «Ноблесснера» в присутствии чинов петербургского адмиралтейства и морского министра Ивана Григоровича были заложены сразу двенадцать подлодок.

Через считанные дни грянула Первая мировая война. Спрос на продукцию судоверфи ожидаемо вырос, а вот с «немецким» названием ей вскоре пришлось распрощаться: уже в 1915 году она стала именоваться Петровским судостроительным заводом.

В следующем году он получил едва ли не крупнейший заказ в своей истории: в Ревеле было решено приступить к строительству двадцати подводных лодок для океанского плавания – но тут подошел срок революционным потрясениям.

Обретение Эстонией государственной независимости, разрыв с российскими и зарубежными поставщиками, а главное – утрата главного заказчика продукции привели к упадку так многообещающе стартовавшего предприятия.

Из сырья, закупленного некогда для строительства океанских субмарин, построили три цельнометаллических торговых парусника, выстроили яхту для директора Балтийской мануфактуры – но тем дело и ограничилось.

Позже в помещениях бывшего судостроительного завода пытались наладить сборку аэропланов, однако и этот проект оказался мертворожденным. Большую часть цехов сдавали в аренду под склады.

Одному из них в последней трети тридцатых годов судьба уготовила не совсем ожидаемую роль: ему предстояло стать помещением для размещения музейной коллекции.

Показать наглядно

Интерактивная экспозиция в бывшем заводском цехе в наши дни. Арон Урб

Интерактивная экспозиция в бывшем заводском цехе в наши дни. Арон Урб

«Как известно, музей техники, в котором было бы уместно выставить технические машины и различные аппараты, у нас до сих пор отсутствует, – сокрушалась в июле 1937 года газета Postimees. – Когда при Министерстве образования был создан отдел профессионального обучения, стало абсолютно очевидным то, что техническое образование совершенно невозможно давать без показа наглядных пособий.

Это досадно вдвойне, если учитывать технический прогресс нашей родины. И хотя разрешением данной ситуации занялись у нас достаточно поздно, начало ему положено и база для будущего технического музея создана».

Инициатором учреждения нового музея выступили два таллиннских предпринимателя – промышленники Табур и Виллемс. Первый учредил музейный капитал и внес в него первые необходимые суммы. Второй – помог с помещениями.

Именно на его средства было взято в аренду принадлежавшее на тот момент почему-то Банку Эстонии производственное помещение, в котором во времена военной судоверфи осуществлялась окончательная приемка собранных подводных лодок.

Под руководством инженера Кода был составлен устав учреждения, согласно которому экспонаты для коллекций могли бы предоставлять ведущие предприятия Эстонии – как, прежде всего, в образовательных, так и в рекламных целях.

Последним учредители музея точно не пренебрегали: Табур подарил вновь основанному собранию используемый на его предприятии шелкопрядильный станок, Виллемс – лесопильный, используемый для производства тары.

«Станки и различные приспособления обещали предоставить и другие отечественные предприятия, – писала газета Päevaleht. – Акционерное общество Kilgas готово передать станки для производства чулок и кружев.

Фабрика Laferme – машины для производства табачных изделий, «Вольта» – электрические моторы, Министерство сланцевой промышленности – аппараты геодезистов, землемеров и маркшейдеров.

Производственный концерн Ротерманна обещал поделиться неким «особо ценным дизельным мотором», представительство немецкой электротехнической фирмы AEG – аппаратурой особенной точности.

Имелся в музее и исторический отдел: в нем были представлены цеховые кубки ремесленников и закрепляемые к ним серебряные щитки с именами и эмблемами наиболее умелых мастеров.

Повод гордиться

«К сожалению, многие и по сей день не знают, чем занимаются отечественные предприятия, что и как они производят, – отметил во время ознакомительной прогулки по Техническому музею замминистра образования Вольдемар Пятс. – Еще большее сожаление вызывает то, что значительное число жителей нашей страны по-прежнему не догадывается, что их продукция ничем не уступает зарубежной. А между тем у нас умеют делать тонкую и качественную работу.

В музее хотят сделать особый упор на показ новых, современных машин. Надеюсь, предприниматели поддержат это начинание. Много у нас и позабытых изобретателей. Надеюсь, и их изобретения окажутся для Технического музея очень уместными.

Нам необходимо продемонстрировать окружающим и увидеть собственными глазами, что и мы оказались способными достичь на технической ниве немалого – и это, вне сомнения, поднимет уровень нашего национального самосознания».

Оправдались ли надежды одного из руководителей Министерства образования – сказать сложно: на протяжении двух последующих лет упоминания о Техническом музее на бывшем заводе «Ноблесснера» и его экспозиции с газетных полос исчезают.

Но в том, что он продолжал функционировать – по всей видимости, надо понимать, прежде всего в качестве прикладного, учебного, – сомневаться не приходится: по крайней мере косвенные свидетельства тому в тогдашней прессе имеются.

«Технический музей переезжает, – оповещала, например, своих читателей Päevaleht 20 декабря 1939 года. – Находящийся на задворках Петровского завода музей расположен далеко от центра и был труднодоступен публике, особенно молодежи.

Как стало нам известно от руководства Таллиннского техникума, Технический музей переезжает в здание бывшего евангелического дома, расположенного в непосредственной близости от нового здания учебного заведения.

В Техническом музее можно встретить много интересных машин и механизмов, которые демонстрируют развитие и победное шествие техники на протяжении минувших времен».

***

Исторический подход к формированию экспозиции довоенного Технического музея – прямой «мостик» к концепции современного образовательного центра «Завод изобретений PROTO».

Увы – лишь концептуальный: временное музейное здание на Пярнуском шоссе, в котором, помимо экспонатов, располагалось и бюро Таллиннского техникума, погибло в годы Второй мировой войны.

Кто знает, останься музей в помещениях на территории судостроительного завода – возможно, в наши дни и не было бы необходимости создавать его заново в современном, интерактивном, варианте?!

История, впрочем, как принято считать, сослагательного наклонения не имеет. Но, посещая новый познавательный комплекс в заводском цехе былого «Ноблесснера», стоит вспомнить его довоенного предшественника.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!