А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина
Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на киноэкране впервые…заговорило.

«Вечер понедельника. Через залитые светом двери кинотеатра «Глория Паллас» вливается внутрь толпа народа – все стремятся непосредственно пережить редкое событие: первую демонстрацию звукового фильма в Эстонии.

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут». Фото: dea.nlib.ee

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

В шесть часов этот миг наступает: на экране появляется название совершенно нового фильма – на фоне двух стилизованных мужских фигур слова – «Поющий шут». Звуки невидимого оркестра напоминают звучание радио или граммофона.

На экране появляется Аль Джолсон – исполнитель главной роли, который начинает говорить и петь. Публика сидит изумленная и молчаливая – слишком неожиданно, непривычно и чудно впервые слышать говорящим то, что всегда было немым…»

Такими словами корреспондент таллиннского издания «Rahvaleht» делился с читателями ощущениями от встречи с доселе невиданным, а главное – неслыханным: демонстрацией озвученной кинокартины. Первой в Таллинне – и во всей Эстонии.

Путь к признанию
Если говорить с точки зрения истории технологии, звуковое кино окажется практически ровесником своего немого «старшего брата».

Американская реклама фильма «Поющий шут».

Американская реклама фильма «Поющий шут».

Правда, «кинетофотограф» Томаса Эдисона, созданный в 1894 году, так и остался курьезом, однако уже шесть лет спустя первый патент на синхронизацию киноаппарата и патефона был получен.

В 1923 году зрители копенгагенского кинотеатра «Palace» стали первыми, увидевшими фильм, звуковая дорожка которого была записана не на пластинке или ином внешнем носителе, а непосредственно на пленке.

Качество звука, честно говоря, оставляла пока желать лучшего. Потому киномагнаты, делавшие ставку на съемки успевших стать традиционных немых лент, едва ли обратили на это внимание. Как оказалось – очень зря.

Не прошло и четырех лет, как американская компания «Warner Bros.» выпустила фильм «Певец джаза» – первую частично озвученную картину, прокат которой при нес создателям не только коммерческую выгоды, но и мировую славу.

Становилось очевидно – что бы не говорили ретрограды, к числу которых, в ту пору, относились и многие выдающиеся фигуры кинематографа – более чем тридцатилетние единовластное царствование «великого Немого» приближалось к закату.

Фраза, произнесенная исполнителем главной роли в «Певце джаза» за несколько секунд до завершения ленты – «Подождите, подождите минуточку! Вы же еще ничего не слышали» – вне сомнения, оказалась пророческой.

Убедиться в этом всем желающим возможность представилась уже в следующем году – когда все та же кинокомпания братьев Уорнеров порадовала поклонников звуковых фильмов новой картиной «Поющий шут».

Законы жанра
«Знамение времени: в модной фильме вы теперь обязательно увидите кабаре-ревю, – сетовала в 1929 году таллиннская газета «Вести дня». – Придя нынче в кино вы побываете, кажется, во всех кабачках Европы и Америки».

Причина сетований очевидна: как и его предшественник, фильм «Поющий шут» вновь обращался к теме человека, вовлеченного в перипетии большой эстрады, мира подмостков кабаре и сцен самых фешенебельных ресторанов Нью-Йорка.

Объяснение тому достаточно прозаично: технология звукозаписи, применявшаяся братьями Уорнерами, была далека от совершенства. Надежнее всего было записывать именно вокальные номера – и потому фильмы их делались тогда мюзиклами.

Впрочем, по крайней мере, таллиннские кинокритики закрывали на это обстоятельство глаза. Возможно потому, что «Певца джаза» они не видели. А может и потому, что выпущенный вслед за ним «Поющий шут», действительно, был достойной лентой.

«Поющий шут» – трагедия в самом прямом и прекрасном значении этого слова, – писала «Rahvaleht». – Все в ней идет своим чередом. Интрига разворачивается, моменты человеческой трагики скользят по экрану, зрители смотрят – и слушают.

Человек, в сердце которого пламенеет боль – большая и неугасимая боль – должен выступать на сцене, быть на глазах у тысяч людей веселым и жизнерадостным – и это формирует главную интригу, которая захватывала бы зрителя даже в немом кино».

«Прекрасные исполнители – все, включая очаровательного малыша Дэвида Ли,– вторили «Вести дня». – Они не играют, а словно бы живут на экране, до того правдиво и жизненно передают они всю трагическую историю «поющего шута».

По странной случайности и в фильме «Поющий шут», и в идущей сейчас в «Би-Ба-Бо» ленте «За грехи отцов» главное действующее лицо – кельнер. И в обеих фильмах в угарной жизни героев над всем доминирует любовь к сыну.

Одним словом, «Поющий шут» – захватывающая, трогательная по содержанию фильма и успех ей – чистосердечно, говоря совершенно независимо от того, что она «поющая и говорящая» – обеспечен».

«Со звуком этот фильм несравнимо выигрывает, потому что Ал Джолсон — настоящий артист, зрелый в художественном плане и самодостаточный», – приходила к тому же выводу «Rahvaleht».

Вопрос процента
Рецензия в ведущем печатном органе тех лет – газете «Waba Maa» свидетельствуют: три демонстрационных показа «Поющего шута» прошли в Таллинне с полным аншлагом.

Зрителей отнюдь не отпугивало то, что о происходящем на экране им приходилось, скорее догадываться и додумываться: выпущенный в Америке фильм шел, разумеется, на английском языке.

Между тем, журналистов «языковой вопрос» взволновал не на шутку: понятно, что снабдить фильм субтитрами на эстонском было лишь вопросом времени, но в чем же тогда смысл звукового кино?!

«Мы должны признать – на звуковые фильмы на эстонском языке мы и надеяться не можем, потому что зарубежные кинофирмы такой немногочисленный регион в расчет принимать не будут, – рассуждал «Rahvaleht».

О своем собственном звуковом фильме мы не можем и мечтать – потому что у нас нет для этого сил. Наша техника для производства даже немых фильмов делает еще только младенческие шаги – по причинам, прежде всего, экономическим».

Автор заметки рассуждал: без знания английского полностью насладиться технической новинкой невозможно – а язык этот к числу известных в Эстонии не относится. Значит – остается ждать, когда на экраны придут фильмы, произведенные в Германии и СССР.

«Кстати, произведенные в Америке звуковые фильмы уже попали под сильный огонь критики даже в Англии, – продолжал журналист. – Ведь само американское наречие, как известно, достаточно отличается от чистого английского языка.

Так что все эти недостатки и препоны, которые были вызваны появлением звукового кино и языковым вопросом в нем, даже вызвали движение за то, чтобы язык новых фильмов был бы международным.

Так, немецкие социалисты пропагандируют использовать в кино эсперанто. Но вряд ли это окажет на нас большое влияние: едва ли эстонцы и другие народы все станут учить эсперанто только ради кино.

Конечно, поначалу интерес к звуковому кино очень велик – все стремятся услышать звуковой фильм просто чтобы слышать звук, а что именно говорят – пока еще не очень-то и интересует.

Когда все свыкнутся с новшеством, тогда и начнут желать, чтобы звучал более понятный язык и предпочтение публики начнет отдаваться именно фильмам, снятым с таким языком.

Ясно, что самые большие перспективы у нас имеются для российских фильмов, потому что из носителей иностранных языков, говорящих по-русски у нас самый большой процент».

* * *

Премьера первого советского звукового фильма – легендарной «Путевки в жизнь» — состоялась через два года после того, как таллиннцы впервые услышали с экрана человеческую речь и пение.

Свидетельств того, что лента о перевоспитании трудом вчерашних беспризорников демонстрировалась в Эстонии, обнаружить не удалось – хотя популярность у зрителей он снискал и за пределами страны советов.

Не удалось в сколько-нибудь значительной степени нарушить монополию заокеанских производителей звуковых фильмов и германским кинематографистам – хотя фильмы на немецком эстонскому зрителю тех лет были вполне понятны.

Что же касается первого собственно эстонского полнометражного звукового фильма, то на экраны он вышел в 1932 году и назывался «Дети солнца». Режиссером его стал Теодор Лутс – младший брат популярного прозаика Оскара Лутса.

Йосеф Кац 

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!