А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет.

От какого именно события – от решения взять под охрану кадриоргский домик Петра или же от проведения первой выставки предметов из собрания аптекаря Бурхардта – стоит отсчитывать историю музейного дела в Таллинне – вопрос открытый. Не многим проще и с началом коллекционирования произведений искусства: художественный отдел имелся у основанного в 1864 году Эстляндского провинциального музея, частные же собрания появились и того раньше.

Но если говорить о музее, специализирующимся непосредственно на собрании, изучении и экспонировании работ именно эстонских графиков, живописцев и скульпторов, никаких разночтений в хронологии быть не может.

17 ноября 1919 года – именно эту дату Эстонский художественный музей вот уже сто лет как считает днем своего рождения, стараясь отмечать ее всякий раз с подобающим размахом. Особенно – в нынешний, юбилейный год.

Общенародное дело

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Мысль о необходимости создания музея эстонского искусства впервые была сформулирована еще до Первой мировой войны: художник Антс Лайкмаа высказывал ее уже в 1907 году.

Те же идеи были озвучены и двумя года позже – в Тарту, при создании нынешнего Музея эстонского народа – да так и остались разговорами: этнография была пока актуальнее искусствоведения.

От слов к делам перешли еще через два года – на этот раз, в Таллинне. Именно здесь, осенью 1911-го, была учреждена комиссия по созданию музея, специализацией которого стало бы эстонское искусство.

Речь поначалу шла о филиале тартуского музея – таллиннском отделении Музея эстонского народа: явочным порядком, не оформленный еще юридически, он начал сбор будущей коллекции в самый разгар Первой мировой.

Оформить все необходимые бумаги удалось только весной 1918 года, когда Таллинн был занят войсками кайзеровской Германии – по иронии судьбы, первым проведенным мероприятием музея стал праздник, посвященный их выводу из Эстонии.

Произошло это, понятное дело, уже осенью того же года – в разгар следующей войны: той самой, которая в последующей историографии получит имя Освободительной и станет для новорожденного государства экзаменом на само право существования.

За несколько месяцев до того, как он был успешно сдан, а результат был закреплен текстом Тартуского мирного договора, таллиннский Эстонский музей выделился в самостоятельную структуру, никак не связанную с Тарту.

Соответствующее решение было принято в начале октября – а 17 ноября все того же 1919 года состоялось учредительное собрание вновь созданного музея и выборы правления его попечительского общества.

Интерес к начинаю в обществе имелся: меньше чем за год число членов-попечителей выросло с двадцати трех до почти сотни. Причем представлены среди них были едва ли не все слои населения.

Судя по спискам 1920 года, среди попечителей, наряду с художниками и актерами, встречались почтовые служащие, преподаватели, предприниматели, и даже – летчик, портной и кузнец.

Основной акцент
В ту пору, когда идея создания в Таллинне эстонского художественного музея только витала в воздухе, расположить его предлагали в историческом здании ратуши – благо, городские власти готовились ее покинуть.

Алтарь церкви Пюхавайму и другие экспонаты в Белом зале дворца. Первая половина двадцатых годов.

Алтарь церкви Пюхавайму и другие экспонаты в Белом зале дворца. Первая половина двадцатых годов.

Грянувшая Мировая война, а за ней – и революция – поставили крест на планах строительства нового здания муниципалитета на теперешней площади Виру – так что проблема музейных помещений требовала разрешения Существующую на момент официальной регистрации музея часть коллекции – порядка трехсот с лишним единиц хранения – приютили подсобные помещения театра «Эстония». Всем было ясно, что компромисс этот – временный.

Еще в августе 1919 года художник Кристиан Рауд обратился к Министерству образования с просьбой передать будущему музею здание Екатерининского двора в Кадриорге – прежнюю летнюю резиденцию эстляндского губернатора.

Сославшись на то, что после хозяйничанья во дворце совета рабочих и солдатских депутатов помещениям необходим ремонт, в просьбе было отказано. Вместо этого музею было предложено былое здание Эстляндского рыцарства в Верхнем городе.

Ремонт затянулся на два года: только в начале 1921-го с Тоомпеа в Кадриорг двинулся груженые экспонатами подводы. Присоединилась к ним и ломовые сани, ползущие от служебных дверей театра «Эстония»: музей переезжал в долгожданные помещения.

В вестибюле дворца было решено разместить средневековые церковные алтари и резные гербы-эпитафии. В комнатах второго этажа – старинную мебель и посуду. Нашлось место и для этнографического раздела – а также для художественного.

И хотя тогдашняя пресса приветствовала открытие в столице собственного «универсального музея» — ничем не хуже тартуского! – специалистам становилось очевидно: время подобных учреждений неумолимо уходит в прошлое.

Именно потому в 1925 году было принято принципиальное решение: основной упор в формировании коллекции музея надо делать не на этнографию и не на историю – а на изобразительное искусство, созданное эстонскими авторами.

Еще через четыре годы Таллиннский эстонский музей был официально переименован в Эстонский художественный музей. Это название он носит и по сей день – добрых девять десятилетий.

Пора скитаний
Первый кадриоргский период в биографии Художественного музея оказался не слишком продолжительным: всего через семь лет после новоселья Екатерининский дворец пришлось покинуть.

Все началось с того, что в 1929 году Эстонию посетил монарх Швеции. Разместить короля решили в былой царской «даче». После королевского визита в ней решили сделать резиденцию главы ЭР.

В итоге музейным коллекциям пришлось срочно искать новые помещения. Таковым оказалась… семикомнатная квартира над рестораном «Линден» в доходном доме на углу Нарвского шоссе и площади Виру.

Сам ресторан был популярен в кругах творческой интеллигенции, но решающим фактором, конечно оказалась не его популярность – а подходящая арендная плата и расположение на бойком месте в самом центре города.

Правда, пространства для выставления всех экспонатов было в полученных помещениях недостаточно: разместить здесь удалось, по сути, этнографическую часть коллекции – необходимость в собственном здании никуда не исчезла.

Построить его предлагали то в парке Фальги, то на окраине Полицейского сада, даже на площади Вабадусе или на Тоомпеа – превратив склон вышгородского холма со стороны бульвара Тоомпуйэстеэ в каскад ведущих к музею парадных лестниц. В конце концов решили, что самое подходящее место для сокровищницы национального искусства – бывший летний парк Канутской гильдии между бульваром Мерепуйстеэ и улицей Айа – и решили провести архитектурный конкурс проектов.

Возвести здание Художественного музея планировали к двадцатилетию независимости. Позже сроки передвинули на ее двадцать пятую годовщину – но в 1943 году Таллинн был оккупирован нацистской Германией, которой было не до эстонского искусства…

Еще через год, во время мартовской бомбардировки, сгорело и здание на углу Нарвского шоссе и площади Виру – вместе с выставленными в нем экспонатами. По счастью, самые ценные из них были к тому времени эвакуированы за пределы города.

В послевоенном городе мечтать о строительстве нового музейного здания не приходилось. Поначалу под его экспозиции хотели передать бывший банк Карла Шеэля на площади Вана-Тург – но в последний момент почему-то изменили планы. 27 апреля 1946 года совет министров Эстонской ССР принял решение передать в пользование Художественного музея дворец в Кадриорге. В середине июня здесь открылась ретроспективная выставка работ Кристьяна Рауда.

Сложно сказать, почему первоначально помещения были предоставлены музейщикам лишь временно. Но тут, по счастью, сработал неписанный принцип, согласно которому нет ничего более постоянного, чем временное.

С тех полотна и скульптуры не покидали Кадриорга. За исключением, правда, краткого периода реставрации здания, когда экспозиция временно переехала в дом Эстляндского рыцарства на Вышгороде.

* * *

Сто лет тому назад Эстонский художественный музей не имел ни нынешнего имени, ни собственных помещений, ни четкой концепции.

Спустя век можно констатировать: он превратился не просто в ведущий академическо-выставочный центр, раскинувшийся в полудюжине зданий-филиалов по всему Таллинну – но и, безусловный, «музейный бренд» столицы.

Куда бы не привели посетителей их интересы, предпочтения и вкусы – под барочные плафоны Екатерининского дворца, готические своды Нигулисте или в ультрасовременные интерьеры KuMu – разочарованы они не будут.

Постоянные и временные экспозиции Художественного музея неизменно дарят радость соприкосновения с миром прекрасного. И, хочется верить, будут продолжать дарить ее и потомкам современных таллиннцев еще много-много столетий впредь.

Автор благодарит директора Кадриоргского художественного музея Александру Мурре за помощь в написании материала.

Йосеф Кац 

«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!