А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина
Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1333 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой колоритной улочке Таллинна – Екатерининскому переулку.

В различных формах и применительно к самым различным объектам – от парка до мола – имя «Екатерина» можно отыскать на карте нынешнего и былого Таллинна многократно.

Переулок Катарийна кяйк.

Переулок Катарийна кяйк.

Едва ли не самый молодой – и, при этом, парадоксальным образом, одновременно и самый известный из доброй полудюжины топонимов – название улички Катарийна кяйк – Екатерининского переулка.

Проход между стенами давно упраздненной монастырской церкви и зданиями, входящими в ансамбль домовладения по адресу Вене, 12, может претендовать на звание «самый-самый» еще в двух категориях.

Во-первых – самый таллиннский: нигде, пожалуй, сама суть средневекового Старого города не представлена в современной столице настолько зримо, ощутимо, сконцентрировано, подкупающе своей подлинной аутентичностью.

Во-вторых – самая загадочная: расположенный, кажется в самом исхоженном месте столицы с незапамятных времен, еще каких-нибудь тридцать лет назад переулок был известен разве что только окрестным жителям – да истинным ценителям старины.

Южнее храма
Нет никаких сомнений – переулок Катарийна кяйк стар. Очень стар – но насколько именно, исследователи ответить затрудняются.

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

От гидов, рассказывающих клиентам о его истории, нередко услышать утверждение, будто бы это – одна из старейших улиц города. И утверждение это, отчасти не лишено оснований – правда, скорее косвенных, нежели прямых.

Начально точкой рассуждений в данном случае является то, что именно на этом месте решили строить свою обитель доминиканцы: братья-проповедники, стремившиеся не к уединению и отшельничеству, а к проповеди самым широким массам.

Логично, что и местом для своего монастыря в середине XIII столетия они выбрали место проходное, бойкое – древнюю дорогу, которая тянулась от расположенного на месте будущей Ратушной площади торжища к древнейшей таллиннской гавани.

Слабым местом этих рассуждений является, однако, то обстоятельство, что рынок на своем позднейшем месте сформировался, все-таки, несколько позже, чем доминиканцы начали строительство обители. А корабельные причалы располагались чуть севернее.

Как бы то ни было, уже во второй трети XIV века существовала уже не просто трасса улицы – по обе стороны ее имелась застройка. С севера – суровая кладка стены монастырской церкви, с южной – вероятно, жилые или подсобные здания.

Во всяком случае, документ, датированный 1366 годом сообщает о том, что к некому строению, расположенному напротив доминиканского храма к югу от него, было решено подстроить контрфорс для укрепления сводов соседней церкви.

Соблазнительно, конечно, было бы видеть в этом контрфорсе остатки некой плитняковой конструкции, выступающей и по сей день обломком из оштукатуренной плоскости фасада итальянского ресторана «Controvento».

Однако едва ли во времена, когда документ был составлен, на подворьях жилых домов ревельских бюргеров уже имелись каменные здания столь солидной конструкции, чтобы выдержать вес, «гасимый» контрфорсом.

Скорее, деталь, различимая в наши дни – остатки аналогичных конструкций, возведенных уже в XV веке и сохранявшихся перекинутыми над переулком арками по крайней мере, добрых четыре столетия.

Нужды времени
Зарисовка руин погибшего в Реформацию комплекса зданий Доминиканского монастыря была выполнена специалистами Ревельской инженерной команды в 1844 году.

Пребывать комплексу в состоянии романтического запустения предстояло еще лет тридцать: в 1874 году предприниматель Андреас Кох перестраивает монастырский храм в склад.

Точнее – во многом строит на его месте новое здание: южная стена церкви святой Катарины обрушилась за семь лет до того. Тогда же, видимо, погибли и средневековые аркбутаны над переулком.

Губернский архитектор Рудольф фон Кнюпфер, который руководил реконструкцией комплекса, воссоздавать их не стал. Да и нужды в том не было: амбарные стены были на треть ниже прежних, церковных.

Не исключено, что именно Кнюпфер решил «продублировать» оригинальный архитектурный мотив арками, которые замыкают ныне перспективу переулка Катарийна кяйк, если смотреть в восточную сторону.

Вероятнее, впрочем, что этот элемент, лишь издали кажущийся старинным, а на деле – отлитый из бетона и крытый декоративной черепицей появился полувеком позже – при перестройке комплекса былого монастыря Эрихом Якоби.

Назвать ее реставрацией в современном смысле было бы преувеличением. Задачи ставились не искусствоведческие, а сугубо утилитарные, сиюминутные: наследники Коха решили переоборудовать амбар в гараж и автомастерские.

Раздавались, правда, голоса напоминавшие, что негоже использовать памятник старины под производственные помещение. Так, например, в 1936 году, архивариус Рудольф Кенкмаа предложил передать былой храм приходу церкви святого Иоанна.

Проекты полной перепланировки площади Вабадусе и строительства на месте Яаникирик нового административного здания шли в ту пору в полный рост, но прихожане сделали выбор в пользу строительства нового здания.

А жаль: прислушайся они к призыву знатока и хранителя таллиннской старины пристальнее – и благоустройство теперешней улочки Катарийна кяйк могла начаться не в конце ХХ века, а лет эдак на шестьдесят ранее.

Это, впрочем, так и не произошло: автомобили в былой церкви ремонтировали до 1955 года, пока в помещения ее не въехали мастерские Таллиннского экспериментального киномеханического завода.

Пора забвения
Кем и когда был сделан первый шаг по музеификации живописного переулка – однозначно сказать сложно.

Возможно, – в 1960 году, когда на стене монастырского храма были закреплены надгробные плиты, некогда устилавшие ее пол и перенесенные в поместье Рокка-аль-Маре во времена Андреаса Коха.

С другой стороны, есть свидетельства, что отдельные элементы резного убранства зданий Доминиканского монастыря экспонировались в ближней к улице Мюйривахе части переулка еще в довоенные годы.

Зато точно можно сказать, когда начинает свой отсчет кинематографическая слава улочки Катарийна кяйк: в 1967 году, когда на экраны Эстонской ССР вышла документальная лента-зарисовка «Секреты Таллинна».

Еще через два года состоялся ее дебют в художественном кино: именно здесь была найдена натура для съемок таллиннских сцен фильма «Последняя реликвия» – корчмы «Хромая лягушка», которую посещал главный герой картины.

Минуло еще несколько лет – и средневековый Ревель успешно сыграл роль средневековой Фландрии: кадры ленты «Легенда о Тиле» ленинградские кинематографисты снимали, опять-таки, под арками в переулке Катарийна кяйк.

Самый неожиданный эпизод в кинобиографии улочке – осень 1992 года, когда съемочная группа из Будапешта решила снимать тут уличные сцены в еврейском гетто неназванного венгерского городка в дни Второй мировой войны.

Антураж, честно говоря, соответствовал. Запустение в узком дворе, протянувшемся от улицы Вены до улицы Мюйривахе было воистину масштабным: мусорные баки, дровяные сараи, какие-то отопительные трубы, выеденные прямо по фасаду….

Надо сказать, что, по крайней мере, сам переулок к тому времени уже был раскрыт для сквозного прохода: до конца шестидесятых годов он, в буквальном смысле был заблокирован случайными постройками.

Так, в подворотню дома по улице Вене, 12, был встроен пивной бар, особо ценимый завсегдатаями за то, что зимой в нем подавали подогретое пиво: охотником до него был и композитор Раймонд Валгре.

Подворотня же здания по улице Мюйривахе была в сороковые годы самовольно перестроена кем-то из местных жителей в…гаража для привезенной из Германии трофейной легковушки…

***

Еще в начале девяностых едва ли не самая колоритная уличка Старого Таллинна не имела официального названия.

Подростки называли ее «Двором «Последней реликвии», публика постарше – «Кельнским переулком»: не в честь города, а из-за пустых бутылочек кельнской воды, то есть одеколона, который пили тут забулдыги.

Преображение переулка буквально в первые годы после восстановления эстонской государственности, превращение его в живописную улочку мастеров, наконец – в туристический бренд – чудо, произошедшее на нашей памяти.

В девяносто четвертом сюда пришли первые рестораторы. В девяносто пятом – народные умельцы, точнее – умелицы. Наконец, в апреле девяносто шестого, название «Катарийна кяйк» было закреплено столичной комиссией по топонимике.

Новейшая история улицы, существующей вот уже скоро восемь веков как, пишется и по сей день: недавно постройки, формирующие фронт ее застройки, прошли очередной курс реставрации. Модернизирована была и система ее подсветки.

В конце ноября, в самое сумрачное время года, в день Катарины или около того, когда бурный туристический поток спадает в преддверии зимнего сезона, самое время прогуляться по переулку Катарийна кяйк.

Увидеть ставшие такими знакомыми за последние четверть века постройки вновь, отыскать в их привычном, казалось бы, облике, что-то доселе незнакомое. И поверить, что чудеса – случаются.

Йосеф Кац 

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!