А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой колоритной улочке Таллинна – Екатерининскому переулку.

В различных формах и применительно к самым различным объектам – от парка до мола – имя «Екатерина» можно отыскать на карте нынешнего и былого Таллинна многократно.

Переулок Катарийна кяйк.

Переулок Катарийна кяйк.

Едва ли не самый молодой – и, при этом, парадоксальным образом, одновременно и самый известный из доброй полудюжины топонимов – название улички Катарийна кяйк – Екатерининского переулка.

Проход между стенами давно упраздненной монастырской церкви и зданиями, входящими в ансамбль домовладения по адресу Вене, 12, может претендовать на звание «самый-самый» еще в двух категориях.

Во-первых – самый таллиннский: нигде, пожалуй, сама суть средневекового Старого города не представлена в современной столице настолько зримо, ощутимо, сконцентрировано, подкупающе своей подлинной аутентичностью.

Во-вторых – самая загадочная: расположенный, кажется в самом исхоженном месте столицы с незапамятных времен, еще каких-нибудь тридцать лет назад переулок был известен разве что только окрестным жителям – да истинным ценителям старины.

Южнее храма
Нет никаких сомнений – переулок Катарийна кяйк стар. Очень стар – но насколько именно, исследователи ответить затрудняются.

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

От гидов, рассказывающих клиентам о его истории, нередко услышать утверждение, будто бы это – одна из старейших улиц города. И утверждение это, отчасти не лишено оснований – правда, скорее косвенных, нежели прямых.

Начально точкой рассуждений в данном случае является то, что именно на этом месте решили строить свою обитель доминиканцы: братья-проповедники, стремившиеся не к уединению и отшельничеству, а к проповеди самым широким массам.

Логично, что и местом для своего монастыря в середине XIII столетия они выбрали место проходное, бойкое – древнюю дорогу, которая тянулась от расположенного на месте будущей Ратушной площади торжища к древнейшей таллиннской гавани.

Слабым местом этих рассуждений является, однако, то обстоятельство, что рынок на своем позднейшем месте сформировался, все-таки, несколько позже, чем доминиканцы начали строительство обители. А корабельные причалы располагались чуть севернее.

Как бы то ни было, уже во второй трети XIV века существовала уже не просто трасса улицы – по обе стороны ее имелась застройка. С севера – суровая кладка стены монастырской церкви, с южной – вероятно, жилые или подсобные здания.

Во всяком случае, документ, датированный 1366 годом сообщает о том, что к некому строению, расположенному напротив доминиканского храма к югу от него, было решено подстроить контрфорс для укрепления сводов соседней церкви.

Соблазнительно, конечно, было бы видеть в этом контрфорсе остатки некой плитняковой конструкции, выступающей и по сей день обломком из оштукатуренной плоскости фасада итальянского ресторана «Controvento».

Однако едва ли во времена, когда документ был составлен, на подворьях жилых домов ревельских бюргеров уже имелись каменные здания столь солидной конструкции, чтобы выдержать вес, «гасимый» контрфорсом.

Скорее, деталь, различимая в наши дни – остатки аналогичных конструкций, возведенных уже в XV веке и сохранявшихся перекинутыми над переулком арками по крайней мере, добрых четыре столетия.

Нужды времени
Зарисовка руин погибшего в Реформацию комплекса зданий Доминиканского монастыря была выполнена специалистами Ревельской инженерной команды в 1844 году.

Пребывать комплексу в состоянии романтического запустения предстояло еще лет тридцать: в 1874 году предприниматель Андреас Кох перестраивает монастырский храм в склад.

Точнее – во многом строит на его месте новое здание: южная стена церкви святой Катарины обрушилась за семь лет до того. Тогда же, видимо, погибли и средневековые аркбутаны над переулком.

Губернский архитектор Рудольф фон Кнюпфер, который руководил реконструкцией комплекса, воссоздавать их не стал. Да и нужды в том не было: амбарные стены были на треть ниже прежних, церковных.

Не исключено, что именно Кнюпфер решил «продублировать» оригинальный архитектурный мотив арками, которые замыкают ныне перспективу переулка Катарийна кяйк, если смотреть в восточную сторону.

Вероятнее, впрочем, что этот элемент, лишь издали кажущийся старинным, а на деле – отлитый из бетона и крытый декоративной черепицей появился полувеком позже – при перестройке комплекса былого монастыря Эрихом Якоби.

Назвать ее реставрацией в современном смысле было бы преувеличением. Задачи ставились не искусствоведческие, а сугубо утилитарные, сиюминутные: наследники Коха решили переоборудовать амбар в гараж и автомастерские.

Раздавались, правда, голоса напоминавшие, что негоже использовать памятник старины под производственные помещение. Так, например, в 1936 году, архивариус Рудольф Кенкмаа предложил передать былой храм приходу церкви святого Иоанна.

Проекты полной перепланировки площади Вабадусе и строительства на месте Яаникирик нового административного здания шли в ту пору в полный рост, но прихожане сделали выбор в пользу строительства нового здания.

А жаль: прислушайся они к призыву знатока и хранителя таллиннской старины пристальнее – и благоустройство теперешней улочки Катарийна кяйк могла начаться не в конце ХХ века, а лет эдак на шестьдесят ранее.

Это, впрочем, так и не произошло: автомобили в былой церкви ремонтировали до 1955 года, пока в помещения ее не въехали мастерские Таллиннского экспериментального киномеханического завода.

Пора забвения
Кем и когда был сделан первый шаг по музеификации живописного переулка – однозначно сказать сложно.

Возможно, – в 1960 году, когда на стене монастырского храма были закреплены надгробные плиты, некогда устилавшие ее пол и перенесенные в поместье Рокка-аль-Маре во времена Андреаса Коха.

С другой стороны, есть свидетельства, что отдельные элементы резного убранства зданий Доминиканского монастыря экспонировались в ближней к улице Мюйривахе части переулка еще в довоенные годы.

Зато точно можно сказать, когда начинает свой отсчет кинематографическая слава улочки Катарийна кяйк: в 1967 году, когда на экраны Эстонской ССР вышла документальная лента-зарисовка «Секреты Таллинна».

Еще через два года состоялся ее дебют в художественном кино: именно здесь была найдена натура для съемок таллиннских сцен фильма «Последняя реликвия» – корчмы «Хромая лягушка», которую посещал главный герой картины.

Минуло еще несколько лет – и средневековый Ревель успешно сыграл роль средневековой Фландрии: кадры ленты «Легенда о Тиле» ленинградские кинематографисты снимали, опять-таки, под арками в переулке Катарийна кяйк.

Самый неожиданный эпизод в кинобиографии улочке – осень 1992 года, когда съемочная группа из Будапешта решила снимать тут уличные сцены в еврейском гетто неназванного венгерского городка в дни Второй мировой войны.

Антураж, честно говоря, соответствовал. Запустение в узком дворе, протянувшемся от улицы Вены до улицы Мюйривахе было воистину масштабным: мусорные баки, дровяные сараи, какие-то отопительные трубы, выеденные прямо по фасаду….

Надо сказать, что, по крайней мере, сам переулок к тому времени уже был раскрыт для сквозного прохода: до конца шестидесятых годов он, в буквальном смысле был заблокирован случайными постройками.

Так, в подворотню дома по улице Вене, 12, был встроен пивной бар, особо ценимый завсегдатаями за то, что зимой в нем подавали подогретое пиво: охотником до него был и композитор Раймонд Валгре.

Подворотня же здания по улице Мюйривахе была в сороковые годы самовольно перестроена кем-то из местных жителей в…гаража для привезенной из Германии трофейной легковушки…

***

Еще в начале девяностых едва ли не самая колоритная уличка Старого Таллинна не имела официального названия.

Подростки называли ее «Двором «Последней реликвии», публика постарше – «Кельнским переулком»: не в честь города, а из-за пустых бутылочек кельнской воды, то есть одеколона, который пили тут забулдыги.

Преображение переулка буквально в первые годы после восстановления эстонской государственности, превращение его в живописную улочку мастеров, наконец – в туристический бренд – чудо, произошедшее на нашей памяти.

В девяносто четвертом сюда пришли первые рестораторы. В девяносто пятом – народные умельцы, точнее – умелицы. Наконец, в апреле девяносто шестого, название «Катарийна кяйк» было закреплено столичной комиссией по топонимике.

Новейшая история улицы, существующей вот уже скоро восемь веков как, пишется и по сей день: недавно постройки, формирующие фронт ее застройки, прошли очередной курс реставрации. Модернизирована была и система ее подсветки.

В конце ноября, в самое сумрачное время года, в день Катарины или около того, когда бурный туристический поток спадает в преддверии зимнего сезона, самое время прогуляться по переулку Катарийна кяйк.

Увидеть ставшие такими знакомыми за последние четверть века постройки вновь, отыскать в их привычном, казалось бы, облике, что-то доселе незнакомое. И поверить, что чудеса – случаются.

Йосеф Кац 

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!