А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Перекресток бульвара Эстония с улицей Татари мог обрести принципиально иной облик, как минимум, дважды — во второй половине тридцатых годов века минувшего и в первое десятилетие века нынешнего.

Полученное застройщиками от городских властей «добро» на строительство семиэтажного здания на углу Пярнуского шоссе и улицы Татари — шанс завершить формирование одного из стратегических ансамблей в центре столицы.

Необходимость в подобном шаге назрела давно — ведь речь, по сути, идет о перекрестке двух важнейших артерий городской жизни. И косвенно — об облике главной площади страны.

Былой маршрут

Пересечение бульвара Эстония, Пярнуского шоссе и улицы Татари, каким оно было восемьдесят лет назад. ...

Пересечение бульвара Эстония, Пярнуского шоссе и улицы Татари, каким оно было восемьдесят лет назад. …

Стародавний путь на Пярну и Ригу начинался некогда несколько западнее трассы нынешнего Пярнуского шоссе: не от теперешней площади Вабадузе, а от дома коменданта на склоне Тоомпеа.

Отсюда — от ворот, которые для въезжающих в город звались Домскими, а для выезжающих из него — Рижскими, — дорога на юг шла через настил Домского моста и далее — по трассе современной улице Тынисмяэ.

Того, что называется Пярну-ским шоссе в наши дни, еще не существовало — вплоть до конца двадцатых годов прошлого века его отрезок на участке от Вабадузе вяльяк до кинотеатра «Космос» был ничем не примечательной улочкой.

Она и называлась соответственно — Малой Розенкранцовской, потому что дублировала свою «старшую сестру» — нынешнюю улицу Роозикрантси, которая считалась солидной магистралью: по ней даже протянули линию конки.

В пору, когда муниципальные власти озаботились модернизацией не только общественного транспорта, но и всего городского пространства, стало очевидно: свой урбанистический потенциал былая Большая Розенкранцовская исчерпала.

Наступал звездный час ее прежде неприметного «дублера»: одну из парадных магистралей столицы, Пярнуское шоссе, решили прокладывать именно там, где еще совсем недавно тянулись деревянные заборы и ограды палисадников.

На их месте во второй половине тридцатых годов выросли респектабельные пяти-шестиэтажные здания: фасад каждого из них в обязательном порядке визировался лично главой государства Константином Пятсом.

От прежней улицы уцелело немного: одноэтажный каменный дом, принадлежавший кондитерской фабрике «Kalew», на четной стороне, да деревянный жилой дом в два этажа на углу с бульваром Эстония.

Судьба последнего была уже предопределена: местные газеты активно писали о том, что в самое ближайшее время намереваются возвести на столь «лакомом» с точки зрения расположения месте.

Тоннель преткновения

И его будущий облик — с существующим офисным центром, зданием Kawe Plaza, и проектируемым отелем.

И его будущий облик — с существующим офисным центром, зданием Kawe Plaza, и проектируемым отелем.

«Владельцы углового грунта между бывшей улицей Вяйке-Роозикрантси и улицой Татари, Ханс и Алийде Кяба, обратились к городской управе с просьбой, — сообщала в начале 1936 года газета «Waba Maa».— Просьба состоит в желании выстроить на указанном участке пятиэтажный жилой дом. Городские власти отнеслись к ней положительно, указав, впрочем, на необходимость указать в проекте решение фасада со стороны Татари».

Предложенное решение отцов города, надо понимать, вполне удовлетворило. Более того: учитывая важность предполагаемой новостройки в пейзаже центра столицы, застройщику посоветовали увеличить ее высоту до шести этажей.

Господин Кяба с предложением согласился, но тут в дела сугубо городские вмешалось государство, решив провести отдельный конкурс на планировку фасадов в ближайших окрестностях площади Вабадузе, и уже начавшийся процесс застопорился.

«Существует и вторая причина, — сообщала в 1937 году «Tallinna Teataja». — Она проистекает из городского генплана. Согласно ему, улица Татари планируется «закрытой»: ее конечный отрезок планируется пропустить под домом, образуя тоннель.

К такому необычному решению пришли для того, чтобы создать возможность возведения на двух тесных участках неправильной формы, расположенных по обе стороны указанной улицы, вполне подобающие центру города солидные постройки.

Проект, представленный господином Кяба, подразумевает строительство перемычки над улицей Татари им. В свою очередь, то же желание выразил и господин Уров, которые намеревается застраивать участок на углу улицы Татари и бульвара.

Обоим застройщиком рекомендовано, чтобы один построил одну половину опирающейся на колонны перемычки тоннеля, а второй — вторую, возведя между ними брандмауэр. В таком случае строительство удастся вести одновременно».

Договорились ли между собой господа застройщики, неизвестно. Но на пути сооружения «улицы-тоннеля» возникло еще одно препятствие: категорическое несогласие со стороны домовладельцев с улицы Татари.

«Обращаясь в городскую управу, они подчеркнули, что строительство перекрытой переходом улицы нарушает жизненные интересы их и местных жильцов, — передавала суть претензий газета в 1939 году «Uus Eesti». — Ведь улица Татари превратилась, в известном смысле, в главную и коммерческую артерию для окрестных жителей. Потому было бы целесообразным решить вопрос ее «устья» в несколько ином ключе».

Временное решение

Ключ к задаче отыскать не удалось: вскоре грянула Вторая мировая война, а послевоенные градостроители уделяли окрестностям площади Победы куда как меньшее влияние, чем довоенной площади Свободы.

Ничем не выдающийся деревянный дом на пересечении Пярнуского шоссе и улицы Татари, намеченный к сносу еще в преддверии Олимпийской регаты, достоял чуть ли не до начала восьмидесятых, уступив, наконец, место… пустырю.

Немногим более разумно было найдено решение и угла улицы Татари и бульвара Эстония: существующая еще с тридцатых, если не с двадцатых, годов бензозаправка была снесена, а приблизительно на ее месте появился цветочный павильон.

В разгар кооперативного движения — на излете восьмидесятых — странный этот «градостроительный ансамбль» пополнился еще одним компонентом: будкой-прицепом, из которой торговали непривычными пока еще для масс гамбургерами.

Поначалу за местом общепита закрепилось у горожан неофициальное прозвище «Hartwall» (по названию финской минеральной воды), украшающее бок приобретенной, видимо, в той же Финляндии передвижной торговой точки.

С середины девяностых, когда будку на колесах сменил основательный ларек, в речь почитателей быстрого питания вошел термин «Söögiplats» — активно использовали его даже те, чьи познания в государственном языке были еще весьма слабы.

«Недавно открытое заведение привлекает глаз симпатичным видом и чистотой, — писала в мае 1996 года «Päevaleht». — Стулья-столики расположены под навесом, так что в дождливую погоду гамбургер не придется запихивать в три глотка.

С уровнем обслуживания проблем быть не должно: по словам менеджера, конкурс на место продавца был очень высок. Все продавцы должны корректно владеть эстонским и быть отзывчивыми к покупателям».

Очень скоро стало очевидно: гамбургерная будка да цветочный павильон — постройки для самого центра столицы государства, возможно, и нужные, но недостаточно представительные.

Попытка если не заменить их чем-то более солидным, то хотя бы прикрыть их была предпринята в 1998 году, когда на развилке Пярнуского шоссе и Татари встало офисное здание Kawe Plaza.

Новые поиски

Шанс для участка, расположенного восточнее его, появился шесть лет спустя: два таллиннских бизнесмена предложили построить на нем здание, которое прежде стояло… в самом центре Лондона.

Если говорить точнее, речь шла о фасаде исторического здания Балтийской биржи, возведенного в начале XX века в лондонском Сити и павшего жертвой тамошних девелоперов на заре нынешнего тысячелетия.

Фасад, решенный в духе викторианской архитектуры, тщательно распилили, сложили в контейнеры, переправили морским путем в Палдиски, но на том интересный, хотя, конечно, и небезупречный с точки зрения вкуса, проект застрял.

Таллиннские градостроители выразили категорическое несогласие с идеей «приклеить» к современному офисному центру фасад, решенный в архитектурных формах, с местной архитектурной и строительной традицией ничего общего не имеющий.

Дело вновь застопорилось — более чем на десятилетие. Лишь несколько лет назад разговоры о строительстве на многострадальном земельном участке вновь начинали обретать очертания реальности, а затем появилась и визуализация проекта.

И если первый ее вариант всерьез насторожил ценителей таллиннской старины — под снос попадала симпатичная постройка в стиле необарокко на улице Татари, то доработанная версия аккуратно включает ее в новое здание.

Насколько впишется предполагаемый семиэтажный отель подчеркнуто-современной стилистики в облик бульвара Эстония — покажет время. Но история, тянущаяся вот уже восемьдесят лет, похоже, подходит к завершению.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!