Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Пожар, уничтоживший на позапрошлой неделе историческую виллу директора Балтийской мануфактуры, – повод вспомнить об утраченном памятнике и об архитектурном ансамбле, частью которого он являлся.

…Особенности рельефа, имена и фамилии былых землевладельцев, национальный состав жителей, даже навигационный прибор: чего только не отыщется в названиях исторических предместий Таллинна.

Но только одно из них хранит в своем имени память о материале, казалось бы, простом и повседневном, если не сказать – будничном. Хотя ярком, пестром и незаменимым в гардеробе горожанина вот уже нескольких поколений.

Речь, как несложно догадаться, идет о ткани, ставшей достоянием европейцев на заре Нового времени: хлопчатобумажном ситце, однотонном или же, напротив, набивном. И, соответственно, о районе Ситси вокруг мануфактуры, его производившей.

Лебединая песня

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

С первыми образцами ситца Европа познакомилась еще на излете Средневековья, однако собственное производство этой ткани сумела наладить только в последней четверти XVII столетия.

Первые ситцевые фабрики Российской империи заработали лет на сто позже – в Санкт-Петербурге, Москве, Иваново-Вознесенске. В 1858 году продукцию впервые дала будущая Кренгольмская мануфактура.

Без малого всю последующую половину века ее продукция насыщала как общегосударственный, так и внутренний рынок Эстляндской губернии – и лишь в начале следующего столетия стал ощущаться дефицит.

Устав акционерного общества «Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура» был утвержден императором Николаем II осенью 1898 года. В конце следующего февраля на окраине губернского города Ревеля закипела стройка.

На поставки стройматериалов работали все кирпичные заводы не только города, но и его окрестностей: один только главный производственный корпус должен был стать самым крупным по кубатуре строением подобного профиля во всей Эстляндии.

Вокруг, как было принято в ту пору, рос фабричный городок: жилые казармы для рабочих, рядом с ними – жилье для мастеров и управляющих, чуть в стороне – баня с общественной прачечной, школа, пекарня. Позже по соседству оборудовали и церковь.

Автором ансамбля был Рудольф Отто фон Кнюпфер – губернский инженер, твердый архитектор, что называется, «второго эшелона» – из разряда тех, что звезд с небес не хватает, но работу свою всегда выполняет неизменно качественно и добротно.

Работа над комплексом зданий Балтийской мануфактура стала для Кнюпфера в буквальном смысле «лебединой песней»: он, уже немолодой по меркам своего времени, шестидесятидевятилетний зодчий, скончался, не завершив его окончательно.

Но два главных архитектурных акцента на месте пустоши у ведущей к кладбищам Копли дороги он расставить успел: краснокирпичный массив текстильных цехов и увенчанную башенкой деревянную директорскую виллу.

Соседство ее с производственными корпусами было совсем не случайным: считалось, что хороший директор должен иметь возможность следить за предприятием в самом прямом смысле двадцать четыре часа в сутки.

А в том, что руководитель предприятия был хорош, сомневаться не приходилось: до переезда в Ревель уроженец Британии Ричард Карр много лет прослужил техническим директором Кренгольмской мануфактуры.

Классовый подход
Что репортеры довоенных газет, что современные историки архитектуры, обращая взор в сторону Ситси, пишут, чаще всего, о приснопамятных «бараках» – жилье рядовых работников мануфактуры.

Справедливости ради стоит заметить: для своего времени рабочие казармы были вполне комфортабельным жильем, хотя и способным удовлетворить лишь самые базовые потребности крыши над головой.

Несколько более интересно решено жилое строение по адресу улица Ситси, 3. Не слишком примечательное внешне, оно отличается от соседних построек прежде всего своей нетипичной для Таллинна внутренней планировкой.

Вместо двух с лишним десятков совмещенных с кухонным блоком однокомнатных квартир, вытянувшихся вдоль пронизывающего все здание длинного коридора, здесь применен принцип, заставляющий вспомнить о британских прототипах.

Небольшие квартиры, предназначенные прежде всего для мастеров и их помощников, размещаются на двух этажах. Причем лестница, связывающая комнаты между собой, расположена внутри квартиры: как тут не вспомнить «рядные дома» или «таунхаусы».

Внешне, правда, дом для низшего звена фабричного руководства практически ничем не отличается от жилищ пролетариата: все те же четырехскатные крыши да гладкие дощатые фасады, начисто лишенные даже намека на архитектурный декор.

Кто знает, быть может, делая выбор в пользу достаточно аскетичного варианта внутренней отделки, архитектор Кнюпфер хотел лишний раз подчеркнуть принцип равенства и демократизма, но узнать это в точности едва ли возможно.

Во всяком случае, оформляя виллу для директора мануфактуры, он точно не отказывал себе в увлечении ажурным выпиленным декором, а будущим жильцам – в обеспечении уровня жизни, подобающего представителям высокого начальства.

Расположенный несколько в стороне от фабричной слободки, окруженный обширным садом, снабженный двухэтажной верандой, директорский дом напоминал, скорее, дачную архитектуру Нымме, Хаапсалу или Нарва-Йыэсуу.

Не совсем ясно, был ли изначальный декор реализован в полной мере: фотографии середины двадцатых годов прошлого века не фиксируют прорисованные на проекте резные украшения окон и крыши башенки.

В любом случае, изначальная задумка архитектора Кнюпфера достаточно быстро была не столько искажена, сколько дополнена: уже в 1912 году к зданию были пристроены два одноэтажных флигеля.

Иные времена
Через два года грянула Первая мировая война – для мануфактуры это означало стремительный рост заказов от армейского ведомства.

Последовавшая вскоре революция едва не остановила производство вовсе, а обретение Эстонией государственной независимости и смена экономической модели в соседней России полностью закрыли для предприятия восточный рынок.

В первые годы Эстонской Республики фабрика быстро сумела занять профильную нишу и даже несколько расширила производство: в 1923 году была даже выстроена еще одна, дополнительная рабочая казарма по дореволюционному еще проекту.

Примечательно, что помимо основной продукции, мануфактура выпускала и побочную, не самую ожидаемую: на основе пепла от сланцевого брикета здесь формировались строительные блоки – из них, например, был возведен вокзал электропоездов в Хийу.

На их производстве были задействованы представители сильного пола. Большую же часть коллектива составляли представительницы пола прекрасного: недаром автор статьи в газете Uus Eesti за 1938 год назвал мануфактуру «женской республикой».

Не сильно изменился гендерный состав работников предприятия и после того, как после аннексии Эстонии Советским Союзом фабрика была национализирована. Не изменились и условия проживания: рабочие казармы войну пережили без ущерба.

Сказать то же самое о производственных помещениях, к сожалению, невозможно: главное из них было подожжено в 1941 году отступающей из Таллинна Красной армией. Зато директорская вилла сохранилась в целости и сохранности.

По воспоминаниям старожилов, с послевоенных времен чуть ли не до середины шестидесятых годов там располагался детский сад. Ближе к концу советского периода в истории Эстонии – работали бухгалтерия и отдел снабжения.

О сохранении памятников деревянной – особенно производственной – архитектуры речи тогда еще не шло. Но в середине восьмидесятых бывшую виллу директора предприятия капитально отремонтировали.

Правда, не обошлось без утрат: мало того, что в ходе ремонта изменили внутреннюю планировку, так еще и снесли веранду юго-восточного фасада, лестницу для прислуги и стильные кафельные печи.

В таком, пускай и искаженном облике, спроектированная Кнюпфером постройка отметила свое столетие. Вскоре предприятие обанкротилось – и судьба виллы оказалась неопределенной.

Трагическую точку в ее биографии поставила ночь на четверг, 5 декабря: ранним утром Спасательный департамент получил сообщение о горящем открытым пламенем постройке.

Что случилось дальше – в общих чертах известно: на профессиональном языке пожарных это называется «ликвидация очага пожара вследствие полного выгорания».

***

В десятку самых выдающихся образчиков деревянного зодчества Таллинна рубежа XIX–XX столетий бывшая вилла директора Балтийской мануфактуры могла бы войти едва ли.

Ценность же постройки для градостроительного ансамбля прежней фабричной слободки – нынешнего предместья Ситси – несомненная. И утрата одного из ценнейших его элементов досадна и горька.

Вроде бы, владелец находящегося до загадочного возгорания под охраной в качестве архитектурного памятника объекта недвижимости выражал в СМИ самое искреннее сожаление. И делился планами возможного использования дома после реставрации.

К настоящему моменту провести ее можно разве что путем воссоздания точной копии из аутентичных материалов. Законодательство позволяет это. Так что вера в то, что оригинальное здание вернется на угол улиц Мануфактуури и Копли, еще теплится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!