А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина
Говорят так:
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Пожар, уничтоживший на позапрошлой неделе историческую виллу директора Балтийской мануфактуры, – повод вспомнить об утраченном памятнике и об архитектурном ансамбле, частью которого он являлся.

…Особенности рельефа, имена и фамилии былых землевладельцев, национальный состав жителей, даже навигационный прибор: чего только не отыщется в названиях исторических предместий Таллинна.

Но только одно из них хранит в своем имени память о материале, казалось бы, простом и повседневном, если не сказать – будничном. Хотя ярком, пестром и незаменимым в гардеробе горожанина вот уже нескольких поколений.

Речь, как несложно догадаться, идет о ткани, ставшей достоянием европейцев на заре Нового времени: хлопчатобумажном ситце, однотонном или же, напротив, набивном. И, соответственно, о районе Ситси вокруг мануфактуры, его производившей.

Лебединая песня

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

С первыми образцами ситца Европа познакомилась еще на излете Средневековья, однако собственное производство этой ткани сумела наладить только в последней четверти XVII столетия.

Первые ситцевые фабрики Российской империи заработали лет на сто позже – в Санкт-Петербурге, Москве, Иваново-Вознесенске. В 1858 году продукцию впервые дала будущая Кренгольмская мануфактура.

Без малого всю последующую половину века ее продукция насыщала как общегосударственный, так и внутренний рынок Эстляндской губернии – и лишь в начале следующего столетия стал ощущаться дефицит.

Устав акционерного общества «Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура» был утвержден императором Николаем II осенью 1898 года. В конце следующего февраля на окраине губернского города Ревеля закипела стройка.

На поставки стройматериалов работали все кирпичные заводы не только города, но и его окрестностей: один только главный производственный корпус должен был стать самым крупным по кубатуре строением подобного профиля во всей Эстляндии.

Вокруг, как было принято в ту пору, рос фабричный городок: жилые казармы для рабочих, рядом с ними – жилье для мастеров и управляющих, чуть в стороне – баня с общественной прачечной, школа, пекарня. Позже по соседству оборудовали и церковь.

Автором ансамбля был Рудольф Отто фон Кнюпфер – губернский инженер, твердый архитектор, что называется, «второго эшелона» – из разряда тех, что звезд с небес не хватает, но работу свою всегда выполняет неизменно качественно и добротно.

Работа над комплексом зданий Балтийской мануфактура стала для Кнюпфера в буквальном смысле «лебединой песней»: он, уже немолодой по меркам своего времени, шестидесятидевятилетний зодчий, скончался, не завершив его окончательно.

Но два главных архитектурных акцента на месте пустоши у ведущей к кладбищам Копли дороги он расставить успел: краснокирпичный массив текстильных цехов и увенчанную башенкой деревянную директорскую виллу.

Соседство ее с производственными корпусами было совсем не случайным: считалось, что хороший директор должен иметь возможность следить за предприятием в самом прямом смысле двадцать четыре часа в сутки.

А в том, что руководитель предприятия был хорош, сомневаться не приходилось: до переезда в Ревель уроженец Британии Ричард Карр много лет прослужил техническим директором Кренгольмской мануфактуры.

Классовый подход
Что репортеры довоенных газет, что современные историки архитектуры, обращая взор в сторону Ситси, пишут, чаще всего, о приснопамятных «бараках» – жилье рядовых работников мануфактуры.

Справедливости ради стоит заметить: для своего времени рабочие казармы были вполне комфортабельным жильем, хотя и способным удовлетворить лишь самые базовые потребности крыши над головой.

Несколько более интересно решено жилое строение по адресу улица Ситси, 3. Не слишком примечательное внешне, оно отличается от соседних построек прежде всего своей нетипичной для Таллинна внутренней планировкой.

Вместо двух с лишним десятков совмещенных с кухонным блоком однокомнатных квартир, вытянувшихся вдоль пронизывающего все здание длинного коридора, здесь применен принцип, заставляющий вспомнить о британских прототипах.

Небольшие квартиры, предназначенные прежде всего для мастеров и их помощников, размещаются на двух этажах. Причем лестница, связывающая комнаты между собой, расположена внутри квартиры: как тут не вспомнить «рядные дома» или «таунхаусы».

Внешне, правда, дом для низшего звена фабричного руководства практически ничем не отличается от жилищ пролетариата: все те же четырехскатные крыши да гладкие дощатые фасады, начисто лишенные даже намека на архитектурный декор.

Кто знает, быть может, делая выбор в пользу достаточно аскетичного варианта внутренней отделки, архитектор Кнюпфер хотел лишний раз подчеркнуть принцип равенства и демократизма, но узнать это в точности едва ли возможно.

Во всяком случае, оформляя виллу для директора мануфактуры, он точно не отказывал себе в увлечении ажурным выпиленным декором, а будущим жильцам – в обеспечении уровня жизни, подобающего представителям высокого начальства.

Расположенный несколько в стороне от фабричной слободки, окруженный обширным садом, снабженный двухэтажной верандой, директорский дом напоминал, скорее, дачную архитектуру Нымме, Хаапсалу или Нарва-Йыэсуу.

Не совсем ясно, был ли изначальный декор реализован в полной мере: фотографии середины двадцатых годов прошлого века не фиксируют прорисованные на проекте резные украшения окон и крыши башенки.

В любом случае, изначальная задумка архитектора Кнюпфера достаточно быстро была не столько искажена, сколько дополнена: уже в 1912 году к зданию были пристроены два одноэтажных флигеля.

Иные времена
Через два года грянула Первая мировая война – для мануфактуры это означало стремительный рост заказов от армейского ведомства.

Последовавшая вскоре революция едва не остановила производство вовсе, а обретение Эстонией государственной независимости и смена экономической модели в соседней России полностью закрыли для предприятия восточный рынок.

В первые годы Эстонской Республики фабрика быстро сумела занять профильную нишу и даже несколько расширила производство: в 1923 году была даже выстроена еще одна, дополнительная рабочая казарма по дореволюционному еще проекту.

Примечательно, что помимо основной продукции, мануфактура выпускала и побочную, не самую ожидаемую: на основе пепла от сланцевого брикета здесь формировались строительные блоки – из них, например, был возведен вокзал электропоездов в Хийу.

На их производстве были задействованы представители сильного пола. Большую же часть коллектива составляли представительницы пола прекрасного: недаром автор статьи в газете Uus Eesti за 1938 год назвал мануфактуру «женской республикой».

Не сильно изменился гендерный состав работников предприятия и после того, как после аннексии Эстонии Советским Союзом фабрика была национализирована. Не изменились и условия проживания: рабочие казармы войну пережили без ущерба.

Сказать то же самое о производственных помещениях, к сожалению, невозможно: главное из них было подожжено в 1941 году отступающей из Таллинна Красной армией. Зато директорская вилла сохранилась в целости и сохранности.

По воспоминаниям старожилов, с послевоенных времен чуть ли не до середины шестидесятых годов там располагался детский сад. Ближе к концу советского периода в истории Эстонии – работали бухгалтерия и отдел снабжения.

О сохранении памятников деревянной – особенно производственной – архитектуры речи тогда еще не шло. Но в середине восьмидесятых бывшую виллу директора предприятия капитально отремонтировали.

Правда, не обошлось без утрат: мало того, что в ходе ремонта изменили внутреннюю планировку, так еще и снесли веранду юго-восточного фасада, лестницу для прислуги и стильные кафельные печи.

В таком, пускай и искаженном облике, спроектированная Кнюпфером постройка отметила свое столетие. Вскоре предприятие обанкротилось – и судьба виллы оказалась неопределенной.

Трагическую точку в ее биографии поставила ночь на четверг, 5 декабря: ранним утром Спасательный департамент получил сообщение о горящем открытым пламенем постройке.

Что случилось дальше – в общих чертах известно: на профессиональном языке пожарных это называется «ликвидация очага пожара вследствие полного выгорания».

***

В десятку самых выдающихся образчиков деревянного зодчества Таллинна рубежа XIX–XX столетий бывшая вилла директора Балтийской мануфактуры могла бы войти едва ли.

Ценность же постройки для градостроительного ансамбля прежней фабричной слободки – нынешнего предместья Ситси – несомненная. И утрата одного из ценнейших его элементов досадна и горька.

Вроде бы, владелец находящегося до загадочного возгорания под охраной в качестве архитектурного памятника объекта недвижимости выражал в СМИ самое искреннее сожаление. И делился планами возможного использования дома после реставрации.

К настоящему моменту провести ее можно разве что путем воссоздания точной копии из аутентичных материалов. Законодательство позволяет это. Так что вера в то, что оригинальное здание вернется на угол улиц Мануфактуури и Копли, еще теплится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!