А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина
Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Пожар, уничтоживший на позапрошлой неделе историческую виллу директора Балтийской мануфактуры, – повод вспомнить об утраченном памятнике и об архитектурном ансамбле, частью которого он являлся.

…Особенности рельефа, имена и фамилии былых землевладельцев, национальный состав жителей, даже навигационный прибор: чего только не отыщется в названиях исторических предместий Таллинна.

Но только одно из них хранит в своем имени память о материале, казалось бы, простом и повседневном, если не сказать – будничном. Хотя ярком, пестром и незаменимым в гардеробе горожанина вот уже нескольких поколений.

Речь, как несложно догадаться, идет о ткани, ставшей достоянием европейцев на заре Нового времени: хлопчатобумажном ситце, однотонном или же, напротив, набивном. И, соответственно, о районе Ситси вокруг мануфактуры, его производившей.

Лебединая песня

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

Вилла директора Балтийской мануфактуры. Фото до 1925 года.

С первыми образцами ситца Европа познакомилась еще на излете Средневековья, однако собственное производство этой ткани сумела наладить только в последней четверти XVII столетия.

Первые ситцевые фабрики Российской империи заработали лет на сто позже – в Санкт-Петербурге, Москве, Иваново-Вознесенске. В 1858 году продукцию впервые дала будущая Кренгольмская мануфактура.

Без малого всю последующую половину века ее продукция насыщала как общегосударственный, так и внутренний рынок Эстляндской губернии – и лишь в начале следующего столетия стал ощущаться дефицит.

Устав акционерного общества «Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура» был утвержден императором Николаем II осенью 1898 года. В конце следующего февраля на окраине губернского города Ревеля закипела стройка.

На поставки стройматериалов работали все кирпичные заводы не только города, но и его окрестностей: один только главный производственный корпус должен был стать самым крупным по кубатуре строением подобного профиля во всей Эстляндии.

Вокруг, как было принято в ту пору, рос фабричный городок: жилые казармы для рабочих, рядом с ними – жилье для мастеров и управляющих, чуть в стороне – баня с общественной прачечной, школа, пекарня. Позже по соседству оборудовали и церковь.

Автором ансамбля был Рудольф Отто фон Кнюпфер – губернский инженер, твердый архитектор, что называется, «второго эшелона» – из разряда тех, что звезд с небес не хватает, но работу свою всегда выполняет неизменно качественно и добротно.

Работа над комплексом зданий Балтийской мануфактура стала для Кнюпфера в буквальном смысле «лебединой песней»: он, уже немолодой по меркам своего времени, шестидесятидевятилетний зодчий, скончался, не завершив его окончательно.

Но два главных архитектурных акцента на месте пустоши у ведущей к кладбищам Копли дороги он расставить успел: краснокирпичный массив текстильных цехов и увенчанную башенкой деревянную директорскую виллу.

Соседство ее с производственными корпусами было совсем не случайным: считалось, что хороший директор должен иметь возможность следить за предприятием в самом прямом смысле двадцать четыре часа в сутки.

А в том, что руководитель предприятия был хорош, сомневаться не приходилось: до переезда в Ревель уроженец Британии Ричард Карр много лет прослужил техническим директором Кренгольмской мануфактуры.

Классовый подход
Что репортеры довоенных газет, что современные историки архитектуры, обращая взор в сторону Ситси, пишут, чаще всего, о приснопамятных «бараках» – жилье рядовых работников мануфактуры.

Справедливости ради стоит заметить: для своего времени рабочие казармы были вполне комфортабельным жильем, хотя и способным удовлетворить лишь самые базовые потребности крыши над головой.

Несколько более интересно решено жилое строение по адресу улица Ситси, 3. Не слишком примечательное внешне, оно отличается от соседних построек прежде всего своей нетипичной для Таллинна внутренней планировкой.

Вместо двух с лишним десятков совмещенных с кухонным блоком однокомнатных квартир, вытянувшихся вдоль пронизывающего все здание длинного коридора, здесь применен принцип, заставляющий вспомнить о британских прототипах.

Небольшие квартиры, предназначенные прежде всего для мастеров и их помощников, размещаются на двух этажах. Причем лестница, связывающая комнаты между собой, расположена внутри квартиры: как тут не вспомнить «рядные дома» или «таунхаусы».

Внешне, правда, дом для низшего звена фабричного руководства практически ничем не отличается от жилищ пролетариата: все те же четырехскатные крыши да гладкие дощатые фасады, начисто лишенные даже намека на архитектурный декор.

Кто знает, быть может, делая выбор в пользу достаточно аскетичного варианта внутренней отделки, архитектор Кнюпфер хотел лишний раз подчеркнуть принцип равенства и демократизма, но узнать это в точности едва ли возможно.

Во всяком случае, оформляя виллу для директора мануфактуры, он точно не отказывал себе в увлечении ажурным выпиленным декором, а будущим жильцам – в обеспечении уровня жизни, подобающего представителям высокого начальства.

Расположенный несколько в стороне от фабричной слободки, окруженный обширным садом, снабженный двухэтажной верандой, директорский дом напоминал, скорее, дачную архитектуру Нымме, Хаапсалу или Нарва-Йыэсуу.

Не совсем ясно, был ли изначальный декор реализован в полной мере: фотографии середины двадцатых годов прошлого века не фиксируют прорисованные на проекте резные украшения окон и крыши башенки.

В любом случае, изначальная задумка архитектора Кнюпфера достаточно быстро была не столько искажена, сколько дополнена: уже в 1912 году к зданию были пристроены два одноэтажных флигеля.

Иные времена
Через два года грянула Первая мировая война – для мануфактуры это означало стремительный рост заказов от армейского ведомства.

Последовавшая вскоре революция едва не остановила производство вовсе, а обретение Эстонией государственной независимости и смена экономической модели в соседней России полностью закрыли для предприятия восточный рынок.

В первые годы Эстонской Республики фабрика быстро сумела занять профильную нишу и даже несколько расширила производство: в 1923 году была даже выстроена еще одна, дополнительная рабочая казарма по дореволюционному еще проекту.

Примечательно, что помимо основной продукции, мануфактура выпускала и побочную, не самую ожидаемую: на основе пепла от сланцевого брикета здесь формировались строительные блоки – из них, например, был возведен вокзал электропоездов в Хийу.

На их производстве были задействованы представители сильного пола. Большую же часть коллектива составляли представительницы пола прекрасного: недаром автор статьи в газете Uus Eesti за 1938 год назвал мануфактуру «женской республикой».

Не сильно изменился гендерный состав работников предприятия и после того, как после аннексии Эстонии Советским Союзом фабрика была национализирована. Не изменились и условия проживания: рабочие казармы войну пережили без ущерба.

Сказать то же самое о производственных помещениях, к сожалению, невозможно: главное из них было подожжено в 1941 году отступающей из Таллинна Красной армией. Зато директорская вилла сохранилась в целости и сохранности.

По воспоминаниям старожилов, с послевоенных времен чуть ли не до середины шестидесятых годов там располагался детский сад. Ближе к концу советского периода в истории Эстонии – работали бухгалтерия и отдел снабжения.

О сохранении памятников деревянной – особенно производственной – архитектуры речи тогда еще не шло. Но в середине восьмидесятых бывшую виллу директора предприятия капитально отремонтировали.

Правда, не обошлось без утрат: мало того, что в ходе ремонта изменили внутреннюю планировку, так еще и снесли веранду юго-восточного фасада, лестницу для прислуги и стильные кафельные печи.

В таком, пускай и искаженном облике, спроектированная Кнюпфером постройка отметила свое столетие. Вскоре предприятие обанкротилось – и судьба виллы оказалась неопределенной.

Трагическую точку в ее биографии поставила ночь на четверг, 5 декабря: ранним утром Спасательный департамент получил сообщение о горящем открытым пламенем постройке.

Что случилось дальше – в общих чертах известно: на профессиональном языке пожарных это называется «ликвидация очага пожара вследствие полного выгорания».

***

В десятку самых выдающихся образчиков деревянного зодчества Таллинна рубежа XIX–XX столетий бывшая вилла директора Балтийской мануфактуры могла бы войти едва ли.

Ценность же постройки для градостроительного ансамбля прежней фабричной слободки – нынешнего предместья Ситси – несомненная. И утрата одного из ценнейших его элементов досадна и горька.

Вроде бы, владелец находящегося до загадочного возгорания под охраной в качестве архитектурного памятника объекта недвижимости выражал в СМИ самое искреннее сожаление. И делился планами возможного использования дома после реставрации.

К настоящему моменту провести ее можно разве что путем воссоздания точной копии из аутентичных материалов. Законодательство позволяет это. Так что вера в то, что оригинальное здание вернется на угол улиц Мануфактуури и Копли, еще теплится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!