А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина
Говорят так:
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

21 декабря — самый короткий день в году — «профессиональный праздник» ревельского магистрата и официальное начало периода зимних праздников в былом Ревеле.

Приближение Рождества и Нового года в современном Таллинне волей-неволей начинаешь ощущать с середины ноября: как только на Ратушной площади устанавливают ель и открывают тематический рынок.

В стародавние времена, когда ритм повседневной жизни задавала не коммерция, а религия, сама идея встречать главные праздники зимнего цикла загодя, то есть — до окончания осени, могла показаться по меньшей мере странной.

Рождественско-новогоднее веселье стартовало за сутки до наступления астрономической зимы: 21 декабря — в день, который календарь католической церкви посвящал памяти «апостола-скептика» — Фомы, или, на западный манер, Томаса.

Налог престижа

Апостол Фома - Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Апостол Фома — Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Исходя из евангельского, текста можно предположить, что до вступления в круг учеников Иисуса Фома был, скорее всего, рыбаком. Неканонические источники называют его плотником.

Между тем, для жителей средневекового Ревеля имя апостола наверняка звучало синонимом иной профессии — мытаря, или сборщика податей. Ведь к Томасову дню полагалось заплатить городской налог.

Платить его в определенном смысле было почетно: облагались им не все горожане, а исключительно владельцы недвижимости, расположенной внутри крепостных стен, причем размер налога они определяли для себя сами.

Шанс схитрить и заплатить меньше, чем к тому обязывала площадь домовладения, практически исключался — не столько даже потому что верность предоставленных данных заверялась клятвой, но и в силу неписаного кодекса бюргерской чести.

Ведь выплата годового налога была вопросом престижа: внося деньги в городскую казну, плательщик демонтировал себе и окружающим принадлежность к той прослойке населения, которая абсолютно независима в своих делах и поступках.

Оно и немудрено: если кто от ежегодного налогообложения был освобожден, то это, говоря современным языком, муниципальные служащие: магистратские писари и секретари да ремесленники, работавшие не на себя, а на магистрат.

По очевидной причине от городского налога были освобождены и священники: во-первых, служа в приходских храмах, они вполне могли рассматриваться состоящими на службе сразу всей городской общины разом.

Во-вторых же, что изначально католики, что позднее — протестанты неукоснительно следовали правилу, согласно которому кесарю следовало воздавать исключительно кесарево, а Богу — божье.

Новый размах

Когда именно окончание сбора налога на право считаться полноправным бюргером начали в Ревеле отмечать как день особый, праздничный — однозначный ответ дать сложно.

По крайней мере известно, что ровно пятьсот лет назад — в 1519 году — накануне дня апостола Фомы в помещениях ревельской ратуши состоялся приуроченный к этому событию пир. ,

Известно даже его «меню» — точнее, конечно, перечень закупленных для подачи на стол продуктов: хлеб, жареное мясо, икра сига — не ахти какие деликатесы. Единственная пряность — имбирь.

Судя по дошедшим до современных исследователей документам, и по размаху, и по длительности, и по своему престижу торжества эти уступали банкетам, которые устраивались непосредственно в честь Рождества.

Однако удивительным образом им удалось пережить не только Реформацию, покончившую с культом католических святых, но и Ливонскую, и Северную войны. Более того — после последней отмечать Томасов день стали еще пышнее.

Счет, датированный 1725 годом, свидетельствует: магистрат едва-едва начавшегося оправляться от потерь, причиненных военным лихолетьем и чумной эпидемией, города на празднестве в честь дня апостола Фомы экономить был вовсе не намерен.

Совсем наоборот: для праздничного ужина в ратушу были доставлены два с половиной малых бочонка крепкого пива для услады членов муниципального самоуправления и еще половина чана пива обыкновенного — для угощения солдат магистратской стражи.

Служивым за ратушный счет подавали в тот вечер также водку, хлеб и соленую рыбу. Самих же господ-ратманов почивали французским коньяком, фленсбургскими устрицами, цитрусовыми, а также — заморскими оливами и оливковым маслом.

Возобновление былых и формирование новых торговых связей откладывало отпечаток на меню праздничного ужина: в 1732 году, например, наряду с известным еще со шведских времен черным кофе к десерту педали доселе малоизвестный чай.

Угощали в Томасов день члены городского самоуправления и старейшин основных профессиональных корпораций — олдерменов Большой купеческой гильдии, ремесленной гильдии Святого Канута и братства Святого Маврикия.

Завершался «рождественско-новогодний корпоратив» в Бюргерском зале ревельской ратуши обязательным сбором пожертвований в пользу опекаемых в городских богадельнях сирых, хворых и убогих.

Сбор пожертвований осуществлялся специально нанятым для этой цели человеком: в 1725 году им стал некий Теодор Винклер, вознагражденный за труд бочонком крепкого пива ценой в четыре талера.

Не так уж и мало, если учесть, что повару, готовившему блюда для того же самого пира, было заплачено в четыре раза меньше: один талер, «не считая двадцати копеек русскими деньгами».

Маскарадная элегантность

«Каждый год отцы города, как именовали себя на поэтический лад члены магистрата, устраивали шествие через Рыночную площадь от ратуши до церкви Святого духа, — вспоминал в мемуарах ревельский архивариус Йоханн фон Хансен. — Гордо и старательно вышагивали вслед за ними старейшины обеих гильдий и члены Братства Черноголовых. Со взятыми на караул ружьями, во главе с капитаном, знаменосцами и барабанщиками, приветствовали их солдаты ратушной стражи.

Форма этого подразделения была весьма по-маскарадному элегантна: темно-синие мундиры с красными воротничками, красные обшлага, красный кант, желтые пуговицы, с огромных киверов ниспадали широкие и узкие витые аксельбанты.

На широком белом поясе был закреплен патронташ и ножны для штыка. Бравые ребята вскидывали на плечо мушкеты, к каждому из которых был прицеплен начищенный штык, а вот наличием ружейного затвора похвастаться могло далеко не каждое ружье.

Во время построения вечером Томасова дня лица эти бравых защитников города прямо-таки светились. В их глазах горел огонь, в котором самая искренняя любовь к воинскому ремеслу преломлялась готовностью самого же рыцарского служения».

Описываемые мемуаристом события приходятся на тридцатые-сороковые годы позапрошлого века — следовательно, в ту пору традиция отмечать дату, утратившую связь с началом цикла зимних церковных праздников, была еще вполне жива.

Книга архивариуса Хансена появилась на полках книжных магазинов в 1877 году. Годом ранее ревельский магистрат был упразднен в качестве органа муниципальной власти и заменен, по общероссийскому примеру, городской думой.

Скорее всего именно тогда самый короткий день календарного года утратил какую-либо связь с системой муниципального управления и перестал быть для ее служащих праздником, который сейчас назвали бы «профессиональным».

Еще раньше — по всей вероятности, непосредственно после церковной реформации, покончившей с культом католических святых день апостола Фомы перестал быть отправной точкой рождественско-новогоднего веселья.

И всё-таки едва различимое эхо утраченной значимости 21 декабря для былого Ревеля можно рассль» шать и в наши дни. Еще точнее — разглядеть. Подняв взор над суетой шумящей на площади у ратуши праздничной ярмарки.

Там, на ратушном шпиле, как и без малого пять столетий подряд, несет почетную стражу Старый Тоомас — копия оригинала XVI столетия, изображающего ландскнехта — солдата городского ополчения.

На библейского апостола Фому он не похож абсолютно ничем. На далеких предков тех бравых магистратских вояк, которых так красочно описал в своих мемуарах архивариус Хансен, — похож несомненно.

* * *

Никто не может сказать, когда именно флюгер над зданием ратуши начали впервые называть Тоомасом: иные путешественники двухсотлетней давности видели в нем… святого Маврикия.

Газетные публикации (впрочем, исключительно немецкие) начинают величать фигурку ландскнехта его нынешним именем не позднее конца XIX столетия. Эстонские авторы — накануне Второй мировой.

Едва ли бравый жестяной знаменосец с жестяным мечом на боку, стоящий под жестяным же флажком-флюгаркой, имеет какое-то отношение к ученику Иисуса, склонного проверять услышанное личным опытом.

Но он наверняка хранит память о парадных построениях городской стражи вечером Томасова дня — давней даты завершения финансового года, праздника отцов города и начала самых веселых дней долгой таллиннской зимы…

По материалам Таллиннского городского архива.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!