Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

21 декабря — самый короткий день в году — «профессиональный праздник» ревельского магистрата и официальное начало периода зимних праздников в былом Ревеле.

Приближение Рождества и Нового года в современном Таллинне волей-неволей начинаешь ощущать с середины ноября: как только на Ратушной площади устанавливают ель и открывают тематический рынок.

В стародавние времена, когда ритм повседневной жизни задавала не коммерция, а религия, сама идея встречать главные праздники зимнего цикла загодя, то есть — до окончания осени, могла показаться по меньшей мере странной.

Рождественско-новогоднее веселье стартовало за сутки до наступления астрономической зимы: 21 декабря — в день, который календарь католической церкви посвящал памяти «апостола-скептика» — Фомы, или, на западный манер, Томаса.

Налог престижа

Апостол Фома - Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Апостол Фома — Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Исходя из евангельского, текста можно предположить, что до вступления в круг учеников Иисуса Фома был, скорее всего, рыбаком. Неканонические источники называют его плотником.

Между тем, для жителей средневекового Ревеля имя апостола наверняка звучало синонимом иной профессии — мытаря, или сборщика податей. Ведь к Томасову дню полагалось заплатить городской налог.

Платить его в определенном смысле было почетно: облагались им не все горожане, а исключительно владельцы недвижимости, расположенной внутри крепостных стен, причем размер налога они определяли для себя сами.

Шанс схитрить и заплатить меньше, чем к тому обязывала площадь домовладения, практически исключался — не столько даже потому что верность предоставленных данных заверялась клятвой, но и в силу неписаного кодекса бюргерской чести.

Ведь выплата годового налога была вопросом престижа: внося деньги в городскую казну, плательщик демонтировал себе и окружающим принадлежность к той прослойке населения, которая абсолютно независима в своих делах и поступках.

Оно и немудрено: если кто от ежегодного налогообложения был освобожден, то это, говоря современным языком, муниципальные служащие: магистратские писари и секретари да ремесленники, работавшие не на себя, а на магистрат.

По очевидной причине от городского налога были освобождены и священники: во-первых, служа в приходских храмах, они вполне могли рассматриваться состоящими на службе сразу всей городской общины разом.

Во-вторых же, что изначально католики, что позднее — протестанты неукоснительно следовали правилу, согласно которому кесарю следовало воздавать исключительно кесарево, а Богу — божье.

Новый размах

Когда именно окончание сбора налога на право считаться полноправным бюргером начали в Ревеле отмечать как день особый, праздничный — однозначный ответ дать сложно.

По крайней мере известно, что ровно пятьсот лет назад — в 1519 году — накануне дня апостола Фомы в помещениях ревельской ратуши состоялся приуроченный к этому событию пир. ,

Известно даже его «меню» — точнее, конечно, перечень закупленных для подачи на стол продуктов: хлеб, жареное мясо, икра сига — не ахти какие деликатесы. Единственная пряность — имбирь.

Судя по дошедшим до современных исследователей документам, и по размаху, и по длительности, и по своему престижу торжества эти уступали банкетам, которые устраивались непосредственно в честь Рождества.

Однако удивительным образом им удалось пережить не только Реформацию, покончившую с культом католических святых, но и Ливонскую, и Северную войны. Более того — после последней отмечать Томасов день стали еще пышнее.

Счет, датированный 1725 годом, свидетельствует: магистрат едва-едва начавшегося оправляться от потерь, причиненных военным лихолетьем и чумной эпидемией, города на празднестве в честь дня апостола Фомы экономить был вовсе не намерен.

Совсем наоборот: для праздничного ужина в ратушу были доставлены два с половиной малых бочонка крепкого пива для услады членов муниципального самоуправления и еще половина чана пива обыкновенного — для угощения солдат магистратской стражи.

Служивым за ратушный счет подавали в тот вечер также водку, хлеб и соленую рыбу. Самих же господ-ратманов почивали французским коньяком, фленсбургскими устрицами, цитрусовыми, а также — заморскими оливами и оливковым маслом.

Возобновление былых и формирование новых торговых связей откладывало отпечаток на меню праздничного ужина: в 1732 году, например, наряду с известным еще со шведских времен черным кофе к десерту педали доселе малоизвестный чай.

Угощали в Томасов день члены городского самоуправления и старейшин основных профессиональных корпораций — олдерменов Большой купеческой гильдии, ремесленной гильдии Святого Канута и братства Святого Маврикия.

Завершался «рождественско-новогодний корпоратив» в Бюргерском зале ревельской ратуши обязательным сбором пожертвований в пользу опекаемых в городских богадельнях сирых, хворых и убогих.

Сбор пожертвований осуществлялся специально нанятым для этой цели человеком: в 1725 году им стал некий Теодор Винклер, вознагражденный за труд бочонком крепкого пива ценой в четыре талера.

Не так уж и мало, если учесть, что повару, готовившему блюда для того же самого пира, было заплачено в четыре раза меньше: один талер, «не считая двадцати копеек русскими деньгами».

Маскарадная элегантность

«Каждый год отцы города, как именовали себя на поэтический лад члены магистрата, устраивали шествие через Рыночную площадь от ратуши до церкви Святого духа, — вспоминал в мемуарах ревельский архивариус Йоханн фон Хансен. — Гордо и старательно вышагивали вслед за ними старейшины обеих гильдий и члены Братства Черноголовых. Со взятыми на караул ружьями, во главе с капитаном, знаменосцами и барабанщиками, приветствовали их солдаты ратушной стражи.

Форма этого подразделения была весьма по-маскарадному элегантна: темно-синие мундиры с красными воротничками, красные обшлага, красный кант, желтые пуговицы, с огромных киверов ниспадали широкие и узкие витые аксельбанты.

На широком белом поясе был закреплен патронташ и ножны для штыка. Бравые ребята вскидывали на плечо мушкеты, к каждому из которых был прицеплен начищенный штык, а вот наличием ружейного затвора похвастаться могло далеко не каждое ружье.

Во время построения вечером Томасова дня лица эти бравых защитников города прямо-таки светились. В их глазах горел огонь, в котором самая искренняя любовь к воинскому ремеслу преломлялась готовностью самого же рыцарского служения».

Описываемые мемуаристом события приходятся на тридцатые-сороковые годы позапрошлого века — следовательно, в ту пору традиция отмечать дату, утратившую связь с началом цикла зимних церковных праздников, была еще вполне жива.

Книга архивариуса Хансена появилась на полках книжных магазинов в 1877 году. Годом ранее ревельский магистрат был упразднен в качестве органа муниципальной власти и заменен, по общероссийскому примеру, городской думой.

Скорее всего именно тогда самый короткий день календарного года утратил какую-либо связь с системой муниципального управления и перестал быть для ее служащих праздником, который сейчас назвали бы «профессиональным».

Еще раньше — по всей вероятности, непосредственно после церковной реформации, покончившей с культом католических святых день апостола Фомы перестал быть отправной точкой рождественско-новогоднего веселья.

И всё-таки едва различимое эхо утраченной значимости 21 декабря для былого Ревеля можно рассль» шать и в наши дни. Еще точнее — разглядеть. Подняв взор над суетой шумящей на площади у ратуши праздничной ярмарки.

Там, на ратушном шпиле, как и без малого пять столетий подряд, несет почетную стражу Старый Тоомас — копия оригинала XVI столетия, изображающего ландскнехта — солдата городского ополчения.

На библейского апостола Фому он не похож абсолютно ничем. На далеких предков тех бравых магистратских вояк, которых так красочно описал в своих мемуарах архивариус Хансен, — похож несомненно.

* * *

Никто не может сказать, когда именно флюгер над зданием ратуши начали впервые называть Тоомасом: иные путешественники двухсотлетней давности видели в нем… святого Маврикия.

Газетные публикации (впрочем, исключительно немецкие) начинают величать фигурку ландскнехта его нынешним именем не позднее конца XIX столетия. Эстонские авторы — накануне Второй мировой.

Едва ли бравый жестяной знаменосец с жестяным мечом на боку, стоящий под жестяным же флажком-флюгаркой, имеет какое-то отношение к ученику Иисуса, склонного проверять услышанное личным опытом.

Но он наверняка хранит память о парадных построениях городской стражи вечером Томасова дня — давней даты завершения финансового года, праздника отцов города и начала самых веселых дней долгой таллиннской зимы…

По материалам Таллиннского городского архива.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!