А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина
Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

21 декабря — самый короткий день в году — «профессиональный праздник» ревельского магистрата и официальное начало периода зимних праздников в былом Ревеле.

Приближение Рождества и Нового года в современном Таллинне волей-неволей начинаешь ощущать с середины ноября: как только на Ратушной площади устанавливают ель и открывают тематический рынок.

В стародавние времена, когда ритм повседневной жизни задавала не коммерция, а религия, сама идея встречать главные праздники зимнего цикла загодя, то есть — до окончания осени, могла показаться по меньшей мере странной.

Рождественско-новогоднее веселье стартовало за сутки до наступления астрономической зимы: 21 декабря — в день, который календарь католической церкви посвящал памяти «апостола-скептика» — Фомы, или, на западный манер, Томаса.

Налог престижа

Апостол Фома - Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Апостол Фома — Часть алтаря церкви Нигулисте, созданного в последней трети XV века.

Исходя из евангельского, текста можно предположить, что до вступления в круг учеников Иисуса Фома был, скорее всего, рыбаком. Неканонические источники называют его плотником.

Между тем, для жителей средневекового Ревеля имя апостола наверняка звучало синонимом иной профессии — мытаря, или сборщика податей. Ведь к Томасову дню полагалось заплатить городской налог.

Платить его в определенном смысле было почетно: облагались им не все горожане, а исключительно владельцы недвижимости, расположенной внутри крепостных стен, причем размер налога они определяли для себя сами.

Шанс схитрить и заплатить меньше, чем к тому обязывала площадь домовладения, практически исключался — не столько даже потому что верность предоставленных данных заверялась клятвой, но и в силу неписаного кодекса бюргерской чести.

Ведь выплата годового налога была вопросом престижа: внося деньги в городскую казну, плательщик демонтировал себе и окружающим принадлежность к той прослойке населения, которая абсолютно независима в своих делах и поступках.

Оно и немудрено: если кто от ежегодного налогообложения был освобожден, то это, говоря современным языком, муниципальные служащие: магистратские писари и секретари да ремесленники, работавшие не на себя, а на магистрат.

По очевидной причине от городского налога были освобождены и священники: во-первых, служа в приходских храмах, они вполне могли рассматриваться состоящими на службе сразу всей городской общины разом.

Во-вторых же, что изначально католики, что позднее — протестанты неукоснительно следовали правилу, согласно которому кесарю следовало воздавать исключительно кесарево, а Богу — божье.

Новый размах

Когда именно окончание сбора налога на право считаться полноправным бюргером начали в Ревеле отмечать как день особый, праздничный — однозначный ответ дать сложно.

По крайней мере известно, что ровно пятьсот лет назад — в 1519 году — накануне дня апостола Фомы в помещениях ревельской ратуши состоялся приуроченный к этому событию пир. ,

Известно даже его «меню» — точнее, конечно, перечень закупленных для подачи на стол продуктов: хлеб, жареное мясо, икра сига — не ахти какие деликатесы. Единственная пряность — имбирь.

Судя по дошедшим до современных исследователей документам, и по размаху, и по длительности, и по своему престижу торжества эти уступали банкетам, которые устраивались непосредственно в честь Рождества.

Однако удивительным образом им удалось пережить не только Реформацию, покончившую с культом католических святых, но и Ливонскую, и Северную войны. Более того — после последней отмечать Томасов день стали еще пышнее.

Счет, датированный 1725 годом, свидетельствует: магистрат едва-едва начавшегося оправляться от потерь, причиненных военным лихолетьем и чумной эпидемией, города на празднестве в честь дня апостола Фомы экономить был вовсе не намерен.

Совсем наоборот: для праздничного ужина в ратушу были доставлены два с половиной малых бочонка крепкого пива для услады членов муниципального самоуправления и еще половина чана пива обыкновенного — для угощения солдат магистратской стражи.

Служивым за ратушный счет подавали в тот вечер также водку, хлеб и соленую рыбу. Самих же господ-ратманов почивали французским коньяком, фленсбургскими устрицами, цитрусовыми, а также — заморскими оливами и оливковым маслом.

Возобновление былых и формирование новых торговых связей откладывало отпечаток на меню праздничного ужина: в 1732 году, например, наряду с известным еще со шведских времен черным кофе к десерту педали доселе малоизвестный чай.

Угощали в Томасов день члены городского самоуправления и старейшин основных профессиональных корпораций — олдерменов Большой купеческой гильдии, ремесленной гильдии Святого Канута и братства Святого Маврикия.

Завершался «рождественско-новогодний корпоратив» в Бюргерском зале ревельской ратуши обязательным сбором пожертвований в пользу опекаемых в городских богадельнях сирых, хворых и убогих.

Сбор пожертвований осуществлялся специально нанятым для этой цели человеком: в 1725 году им стал некий Теодор Винклер, вознагражденный за труд бочонком крепкого пива ценой в четыре талера.

Не так уж и мало, если учесть, что повару, готовившему блюда для того же самого пира, было заплачено в четыре раза меньше: один талер, «не считая двадцати копеек русскими деньгами».

Маскарадная элегантность

«Каждый год отцы города, как именовали себя на поэтический лад члены магистрата, устраивали шествие через Рыночную площадь от ратуши до церкви Святого духа, — вспоминал в мемуарах ревельский архивариус Йоханн фон Хансен. — Гордо и старательно вышагивали вслед за ними старейшины обеих гильдий и члены Братства Черноголовых. Со взятыми на караул ружьями, во главе с капитаном, знаменосцами и барабанщиками, приветствовали их солдаты ратушной стражи.

Форма этого подразделения была весьма по-маскарадному элегантна: темно-синие мундиры с красными воротничками, красные обшлага, красный кант, желтые пуговицы, с огромных киверов ниспадали широкие и узкие витые аксельбанты.

На широком белом поясе был закреплен патронташ и ножны для штыка. Бравые ребята вскидывали на плечо мушкеты, к каждому из которых был прицеплен начищенный штык, а вот наличием ружейного затвора похвастаться могло далеко не каждое ружье.

Во время построения вечером Томасова дня лица эти бравых защитников города прямо-таки светились. В их глазах горел огонь, в котором самая искренняя любовь к воинскому ремеслу преломлялась готовностью самого же рыцарского служения».

Описываемые мемуаристом события приходятся на тридцатые-сороковые годы позапрошлого века — следовательно, в ту пору традиция отмечать дату, утратившую связь с началом цикла зимних церковных праздников, была еще вполне жива.

Книга архивариуса Хансена появилась на полках книжных магазинов в 1877 году. Годом ранее ревельский магистрат был упразднен в качестве органа муниципальной власти и заменен, по общероссийскому примеру, городской думой.

Скорее всего именно тогда самый короткий день календарного года утратил какую-либо связь с системой муниципального управления и перестал быть для ее служащих праздником, который сейчас назвали бы «профессиональным».

Еще раньше — по всей вероятности, непосредственно после церковной реформации, покончившей с культом католических святых день апостола Фомы перестал быть отправной точкой рождественско-новогоднего веселья.

И всё-таки едва различимое эхо утраченной значимости 21 декабря для былого Ревеля можно рассль» шать и в наши дни. Еще точнее — разглядеть. Подняв взор над суетой шумящей на площади у ратуши праздничной ярмарки.

Там, на ратушном шпиле, как и без малого пять столетий подряд, несет почетную стражу Старый Тоомас — копия оригинала XVI столетия, изображающего ландскнехта — солдата городского ополчения.

На библейского апостола Фому он не похож абсолютно ничем. На далеких предков тех бравых магистратских вояк, которых так красочно описал в своих мемуарах архивариус Хансен, — похож несомненно.

* * *

Никто не может сказать, когда именно флюгер над зданием ратуши начали впервые называть Тоомасом: иные путешественники двухсотлетней давности видели в нем… святого Маврикия.

Газетные публикации (впрочем, исключительно немецкие) начинают величать фигурку ландскнехта его нынешним именем не позднее конца XIX столетия. Эстонские авторы — накануне Второй мировой.

Едва ли бравый жестяной знаменосец с жестяным мечом на боку, стоящий под жестяным же флажком-флюгаркой, имеет какое-то отношение к ученику Иисуса, склонного проверять услышанное личным опытом.

Но он наверняка хранит память о парадных построениях городской стражи вечером Томасова дня — давней даты завершения финансового года, праздника отцов города и начала самых веселых дней долгой таллиннской зимы…

По материалам Таллиннского городского архива.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!