А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина
Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Бесснежные Рождество с Новым и теплая зима – явление неприятное. Но в границах современной Эстонии – вовсе не исключительное: бывало, что морозы не заглядывали сюда помногу месяцев и в стародавние времена.

Начало пятой главы «Евгения Онегина» – той самой, где «зимы ждала, ждала природа – снег выпал только в январе» за последние недели не вспоминал, в связи с погодными сюрпризами, только ленивый.

Вялотекущий спор о том, какую именно зиму увековечил в своих строках поэт – 1821, 1824 или, может быть, вовсе 1826 года – литературоведы ведут уже давно, выдвигая аргументы в защиту то одной, то другой версии.

Какая из них наиболее вероятная – можно обсуждать и спорить. Бесспорно другое: теплые зимы, когда снеговой покров так и не устанавливался, случались в задолго до того, как в речевом обиходе закрепился термин «глобальное потепление».

Словами хроник

На старинных поздравительных открытках рождественско-новогодний Ревель завален снегом. На самом деле, бесснежные зимы случались в городе и сто лет тому назад.

На старинных поздравительных открытках рождественско-новогодний Ревель завален снегом. На самом деле, бесснежные зимы случались в городе и сто лет тому назад.

Если давние предки современных эстонцев и вели какие-либо метеорологические наблюдения, то сведений о них не сохранилось. По-иному и быть не могло: дохристианская культура древних эстов была бесписьменной – так что если какие-то следы ее и уцелели, то только в народных приметах, привязками к конкретным годам не снабженных.

Письменное слово на восточном побережье Балтики утвердилось в эпоху северных крестовых походах: их хронисты, волей-неволей, выступили и в роли первых «метеорологов», оставивших нам сведения о необычных природных явлениях.

Стоит отметить: чаще на страницах средневековых хроник встречаются упоминания о небывалых морозах и обильных снегопадах – когда в сугробах тонули не только люди, но и кони. Однако упоминания и полной противоположности отыскать тоже можно.

«Но после того, как той зимой неоднократно объявлялось о сборе войска, на Ливонию обрушились такие ливни, что весь лед на море растаял и немцам с леттами не удалось достигнуть Эзеля, являющегося островом», – сообщал в 1217 года Генрих Латвийский. Судя по его свидетельству, ждать ледостава, а следовательно – и надежного природного «моста» на Сааремаа рыцарям епископа Альберта пришлось до самого Великого поста, который наступил в тот год только 7 марта по новому стилю.

Два года спустя теплая зима смешала карты и участникам карательной экспедиции в Межотне, расположенное на территории современной Латвии: народ там отпал от христианства и вернулся к отправлению былых языческих культов.

Выступить в поход крестоносцы со всей Ливонии планировали сразу же после Рождества, но, по свидетельству все того же хрониста Генриха, «обильные дождями южные ветры воспрепятствовали им двинуться на войну».

В 1226 году первый снег выпал в Ливонии только на Богоявление, то есть – не раньше 6 января. Два года спустя дождливый январь и мягкая зима отмечается современниками на всем восточном берегу Балтики.

Сани и барки
Неожиданная осень среди зимы ломала в Средние века планы и дороги не только воинственных «слуг христовых» но и вполне мирных обывателей – купцов и дипломатов.

Оттепели эти случались, надо понимать, достаточно часто – потому внимание на них обращали, в первую очередь не авторы хроник, а муниципальные служащие – магистратские писари.

Так 20 декабря 1509 года магистрат Ревеля обратился к магистрату Дерпта с письмом: дескать, ревельские послы готовы тронуться в путь, как только погода стабилизируется – пока же не проехать ни на санях, ни на телеге.

Ждать, порой, бывало, приходилось подолгу. В 1601 году, например, стабильный санный путь из Тарту в Таллинн установился поздно и просуществовал всего ничего: с середины марта по двадцать пятое число того же месяца.

За сорок лет до того рижский бюргер Йоханнес Рекманн отметил в своем дневнике, что ждать начала санного пути пришлось до самого конца января, море не замерзло ни в одном ливонском порту, а барки по Даугаве сплавляли всю зиму.

В 1549 году ревельский рейд замерз только в начале двадцатых чисел января: по меркам времени, когда привычным было открытие ледовой трассы от эстляндского берега до финляндского еще до Рождества – дело практически немыслимое.

Жалобы на бесснежные – иногда морозные, но часто и гнилые зимы – встречаются в свидетельствах современников на протяжении как орденского и шведского, так и российского времени: климату государственная принадлежность не была помехой.

Наоборот – напротив: так в конце первой декады января 1711 года ревельский магистрат запрашивал у коменданта Василия Зотова полной информации относительно прибытия во вновь завоеванный минувшей осенью город царя Петра Алексеевича.

В случае, если визит монарха состоится, власти должны были очистить от грязи улицы и навести мосты через городские рвы. Последние же были переполнены талой водой – а кроме того, еще и завалены трупами скончавшихся во время осады Ревеля от чумы.

Петр, как известно, в Ревель в тот раз прибыть не сподобился. А в конце того же года, когда царский визит в главный город Эстляндии состоялся, погода, судя по описанию, стояла вполне подобающая сезону – морозная и снежная.

Другое дело, что таковой она выпадала не всегда и в XVIII столетии – письмо, отправленное из Ревеля в Петербург в январе 1723 года, сообщает: зима нестабильна, крестьянские подводы с товаром в город не идут.

Та же история повторилась и в следующем году: из документов торгового дома Томаса Клейхилса следует, что до 17 января санного пути не было, а со 2 февраля морозы ушли из Эстляндии безвозвратно.

Надолго в памяти
«Да будет всем последующим поколениям известно, что в этом, 1662 году, в Ревеле, была настолько жалкая, сырая и теплая зима, какой не случалось на человеческой памяти по всей Ливонии, – писал ратушный секретарь Генрих Фонне.

Уже в марте все реки и озера, впрочем, как и гавань, и рейд, свободны ото льда – если они и замерзали, то на несколько дней. Одновременно восемь-девять недель лили дожди, что, по мнению старожилов, предвещает недород и повальные болезни.

Из английских, французских, голландских, германских и прочих газет за тот год стало нам известно также и то, что и у них не было никакой зимы вовсе. Напротив же, тюльпаны, гвоздики и прочие разнообразные цветы начали вдруг цвести в декабре.

Также и в здешних землях, в многочисленных местах были замечены разнообразные знаки в воздухе и на небесах, которые предвещают войну, мор и дороговизну – да не случатся они с нами, с нашими близкими и потомками. Отврати, Господи, гнев свой!»

Опасения секретаря Фонне оказались небеспочвенными: погода продолжала чудить. После Троицы ударила «такая стужа, что лошади и повозки примерзали к земле, а злаки, пошедшие в рост с такой силой, как не видывали уже века два как, померзли».

Лето в 1662 году тоже явно не удалось: за исключением восьми прояснений, все время лил дождь и только особым расположением Всевышнего к жителям Эстляндии можно, пожалуй, объяснить то, что как-то удалось избежать недорода и повального голода.

Через три десятилетия, впрочем, судьба оказалась к ним не столь милосердной: погодные катаклизмы повлекли за собой очевидное смещение времен года, а, следовательно, нарушение всего привычного ритма человеческого существования.

Декабрь 1695 года выдался умеренным и снежным, что внушало земледельцам надежду на хороший урожай. Однако не успели отметить зимние праздники, как уже в январе 1696-го на берега Балтики внезапно пришла затяжная и сильная оттепель.

Уже 2 января в Стокгольме росла трава высотой в палец. В предпоследний день февраля в королевских охотничьих угодьях на острове Юргорден начали зеленеть рощи. Поля начали сохнуть, вернулись перелетные птицы.

На восточном берегу Балтийского моря приступили к пахоте и начали сеять яровые. В Сконе – южной провинции Шведского королевства – злаки даже успели взойти. Но в начале марта зима надумала вернуться.

Стужа и снегопада продержались весь апрель. Урожай был безвозвратно потерян. Разразившийся голод получил в историографии личное название и надолго остался в народной памяти.

Еще и в третьей четверти позапрошлого века крестьянские календари, издававшиеся в Эстляндии и Лифляндии, среди прочих дат упоминали – столько-то лет с Великого голода.

***

Считается, что первые научные наблюдения погоды ведутся в Таллинне, по крайней мере, с 1774 года, когда данные термометра и барометра стал записывать в дневник некий артиллерийский бригадир Якоб Брекинг.

Не будучи, впрочем, профессиональным метеорологом, он обращал внимания только на минимальные или максимальные показания измерительных приборов – но и это является неоценимым свидетельством для современных ученых.

На основании данных, собранных бригадиром Брекинегом и многочисленными продолжателями его дела, можно констатировать: за последние два с половиной столетия среднегодовая температура в Таллинне изменилась не сильно.

Бумажные и электронные СМИ позволяют отследить девяносто, семьдесят, пятьдесят и сорок лет назад Новый год и Рождество были снежными, тридцать лет назад – теплыми, а двадцать и десять лет назад – вновь белыми и морозными.

Выше нуля среднемесячная температура была в Таллинне за один только минувший, ХХ век в январе 1925, 1930, 1964, 1975, 1983, 1992 годов. В феврале – все в том же 1925, 1939, 1943, 1961, 1974, 1989, 1990 и 1995 году.

Можно ли делать на основании этого далеко идущие выводы – покажет долгосрочная перспектива. Пока же стоит прислушаться к народной мудрости «У бога всего много». И не терять надежду на встречу с зимой.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!