А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Планы связать полуостров Копли с центром столицы городской железной дорогой – повод вспомнить о ее предшественнице – линии парового трамвая, проработавшей без малого два десятилетия.

О том, что до электрического трамвая по таллиннских улицам колесила конка, современный горожанин догадывается: реконструированный ее вагон принимает участие в парадах исторического подвижного состава.

Другому предшественнику старейшего общественного транспорта столицы повезло куда меньше: даже старожилы, пожалуй, уже не помнят о такой архаичной экзотике, как паровой трамвай.

Сложно теперь уже и представить, что каких-нибудь восемьдесят лет тому назад паровоз, тянущий за собой вереницу вагонов, был неотъемлемой деталью городского пейзажа Таллинна.

Точнее – той его части, которая ныне пишется с топографическим уточнением «Пыхья–»: района, который и по сей день хранит следы индустриальной революции столетней давности.

Логистический запрос

Вереница составов парового трамвая ожидает отправления от здания заводоуправления к центру города. Снимок до 1918 года.

Вереница составов парового трамвая ожидает отправления от здания заводоуправления к центру города. Снимок до 1918 года.

Предыстория Копли начинается в Средние века, современную же его историю стоит отсчитывать с 1912 года: даты принятия решения о строительстве здесь комплекса военных судоверфей.

Воплощаться в реальность задуманное начало стремительно: над европейской политикой сгущались тучи, вооруженный конфликт виделся вопросом времени, модернизация флота была особо актуальной.

Актуальность оборачивалась масштабом запущенных накануне Первой мировой войны предприятий: к тому времени, когда в далеком Сараево прозвучали роковые выстрелы, на верфи в Копли трудилось порядка пяти тысяч человек.

Через два военных года их число равнялось уже семи с половиной тысячам: едва ли не каждый десятый ревельский пролетарий ежедневно приходил на работу в цеха и мастерские одного только Русско-Балтийского судостроительного завода.

Жилой поселок, спроектированный в непосредственной близости от предприятия, не мог вместить всех работников: многим из них приходилось снимать жилье в других частях города – и ежедневно ездить от места жительства к месту работы и обратно.

Нельзя упрекнуть хозяев судоверфи в безразличии к логистическим проблемам рабочей силы: еще в 1914 году владельцы Русско-Балтийского завода решили связать полуостров с центром города регулярной автобусной линией – первой в Ревеле.

По случаю приобрели несколько автобусов германского производства, демонтировали на них второй этаж – езда на нем по ревельским мостовым была признана небезопасной, – но дело не заладилось: с пассажиропотоком новый вид транспорта не справлялся.

Одновременно перемещать значительные массы пассажиров «бензиновые омнибусы» тех лет были все-таки еще не способны. И потому владельцы предприятия решили воспользоваться более привычным транспортным средством.

По свидетельству тогдашних газет, иные из пролетариев не упускали возможности проникнуть на открытые тормозные площадки товарных вагонов, идущих от гавани в сторону Копли, и добраться туда «зайцем».

Не исключено, что именно эти случаи навели хозяев судоверфи на мысль пустить к проходной предприятия, по сути, пассажирский поезд. Или, говоря тогдашним языком, паровой трамвай.

Вокзал на Мальми
В самой идее приспособить паровую машину для нужд не только междугороднего, но и внутригородского рельсового сообщения не было ничего принципиально нового или революционного.

К началу ХХ столетия «паровики», как называли их современники, использовались в ряде городов Российской империи: Одессе, Петербурге, Москве, Баку, Киеве, Белгороде-Днестровском.

Час Ревеля пробил в начале 1914-го. «Как мы слышали, городская управа намерена дать Русско-Балтийскому заводу разрешение на прокладку линии парового трамвая», – писала в феврале того года газета Hommik.

В необходимости ее строительства у отцов города особых сомнений не было: основным камнем преткновения стала трасса будущего трамвайного маршрута. И даже в еще большей степени – его протяженности и конечные точки.

Относительно одной из них – площадки перед стоящим еще в строительных лесах зданием заводоуправления – вопросов не было. А вот намерение устроить вторую на Русском рынке – современной площади Виру – вызвало дискуссию.

«Прежде всего, уличная железная дорога будет производить под окнами жилых домов много дыма, – приводила доводы газета Päevaleht. – Во-вторых, мешать лошадям. В-третьих же, наши улицы настолько узки и кривы, что пути по нем не протянуть.

Уже от пересечения с улицей Мальми улица Копли настолько тесна, что даже при гужевом движении там надо быть очень внимательным. Если мы примем в расчет и изгиб этой дороги у улицы Вабрику, то станет ясно, что для рельсов там места нет».

На каком-то этапе инициаторы строительства пытались найти промежуточный вариант – и предлагали протянуть будущий маршрут если не до самого центра города, то хотя бы до городской электростанции напротив Морских ворот или до Балтийского вокзала.

Давать положительный ответ городские власти не спешили. В итоге осенью 1914 года выяснилось, что со стороны Копли подготовительные работы уже начались – в расчете, что называется, «на авось»: будем строить докуда позволят, а там – видно будет.

Домовладельцы, обеспокоенные тем, что летящие из паровозной трубы искры станут причиной пожаров, вновь обратились за помощью. Глас их был услышан: дальше пересечения с улицей Мальми паровой трамвай в центр города не пустили.

Более того, начальную точку маршрута было решено обозначить зданием для пассажиров. Пресса тех лет даже величала его «вокзалом». И не без основания: помимо навеса над путями выстроен был и закрытый от ветра павильон.

Поначалу обещали, что в нем, как и на станциях «большой» железной дороги, можно будет согреться кипятком. Но воплотили ли это намерение в жизнь – на страницах газет почему-то не сообщается.

Вопреки упрекам
Дату пуска ревельской конки – равно как и уже таллиннского электрического трамвая – отыскать труда не составит. С их паровым собратом дело обстоит совсем не так просто.

В различных источниках можно найти близкие друг к другу, но все-таки не вполне совпадающие между собой варианты: то осень 1915 года, то самый его конец, то январь 1916-го.

Причин неопределенности – несколько. Во-первых, движение на наиболее отдаленном от центра участке – от Копли до Ситси, – действительно, началось еще в октябре 1915-го, всю же систему запустили позже.

Во-вторых, устраивать торжества по поводу пуска нового вида транспорта в разгар Первой мировой войны в городе, являющемся полузакрытой базой военно-морского флота, сочли, вероятно, затеей не слишком подобающей.

В-третьих, праздновать-то особо было нечего: не имея много свободных средств, управление судоверфи приобрело в Петербурге снятый с тамошней линии по причине полной амортизации подвижной состав далеко не «первой свежести».

Очень вскоре выяснилось, например, что на Ситцевую горку поблизости одноименной мануфактуры втащить состав с пассажирами локомотиву-ветерану не под силу: на помощь ему пришлось ставить на рельсы маневровый паровоз с заводской ветки.

Вагоны, которые возили прежде по петербургским пригородам столичных дачников, мало того что были летнего типа, то есть без боковых стен, так еще и не имели огражденных площадок: цепляющиеся за поручни рабочие часто попадали под колеса.

Но при всех недостатках внутригородская железная дорога работала бесперебойно. Утром несколько составов разом, выстроившись друг за другом, отправлялись в путь от центра города к рабочему району. Вечером – шли гуськом в обратном направлении.

Со временем на заводе «Двигатель» были выстроены несколько вагонов закрытого типа: дождь, снег и ветер уже не обдували путников со всех сторон. Планировали пуск дополнительных поездов не только утром и вечером, но и в дневное время.

Как бы ни ругали горожане паровик за дым и искры и регулярные поломки локомотива, однако именно коплиский «трамвай» продолжал работу и в революционные дни, и в период оккупации Таллинна войсками кайзеровской Германии.

В первые, самые непростые годы существования Эстонской Республики состав из потрепанных жизнью вагонов по-прежнему катил к Копли: его пассажирами, правда, были уже не рабочие, а беженцы из Петрограда.

С началом двадцатых годов все чаще стали раздаваться голоса о том, что устарелый даже в «губернские времена» вид транспорта столице независимого государства не к лицу – да денег на модернизацию не было.

Худо ли, бедно ли, но коплиский паровой трамвай, по сути – временный, умудрился проработать вплоть до второй половины 1931 года: на заслуженную «пенсию» он был отправлен только в середине сентября.

Год спустя по трассе его маршрута двинулся трамвай с бензиновым мотором. Через двадцать лет линия была электрифицирована, дотянута до площади Виру и соединена с прочими трамвайным ветками.

***

План развития Пыхья-Таллинна до 2038 года, обнародованный в минувшем месяце, предлагает, среди прочего, связать Копли с центром города посредством железной дороги.

Будут ли эти планы реализованы – или же для обслуживания транспортной системы растущего района хватит запланированных линий автобуса и трамвая – можно будет судить лет, наверное, через двадцать.

Хочется, впрочем, верить: на одной из конечных или промежуточных станций «коплиского экспресса» найдется место для экспозиции или инфостенда, посвященного его давнему предшественнику – паровому трамваю.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!