А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Импозантная постройка на вышгородской площади Кирику, не раз сменившая за последние сто лет владельца, в обозримом будущем может пройти «курс омоложения» и попробовать себя в новой роли.

Речь идет о здании, стоящем аккурат напротив алтарной части Домской церкви, – бывшем Художественном музее, главной библиотеке ЭССР, министерстве внутренних дел довоенной ЭР…

Выстроено же изначально оно было как дом Эстляндского рыцарства – дворянского собрания северной части современной Эстонии, завершившего свое существование ровно сто лет тому назад.

С адреса на адрес

Дом Эстляндского рыцарства вскоре после своего возведения. Раскрашенная литография середины XIX века.

Дом Эстляндского рыцарства вскоре после своего возведения. Раскрашенная литография середины XIX века.

Последнюю дату в истории Эстляндского рыцарства назвать не сложно: 1920 год, когда молодая Эстонская Республика упразднила его наряду с прочими сословными организациями.

С определением начальной даты сложнее: версий существует несколько – от дарования первых привилегий местным дворянам в 1252 году до утверждения официального списка дворянских родов в 1745-м.

Выделяют исследователи и еще одну дату – июнь 1561 года, когда потомки средневековых крестоносцев присягнули на верность шведскому монарху Эрику XIV не каждый персонально, а как единое целое.

Где именно происходила присяга – вопрос открытый: если какое-то собственное помещение, предназначенное для проведения торжественных мероприятий, у эстляндских дворян и имелось, то сведения о нем утрачены.

Что касается помещений, если так можно выразиться, «рабочих» – тут ситуация несколько проще: известно, что под свои съезды-ландтаги дворянство в XVI столетии арендовало трапезную Доминиканского монастыря на нынешней улице Вене.

В ходе разгрома монастырского комплекса протестантами-иконоборцами помещение трапезной, судя по всему, пострадало не сильно. Но соседство с выгоревшими стенами прежней монашеской церкви престижности месту, вероятно, отнюдь не прибавляло.

Да и антагонизм между Верхним и Нижним городом, надо полагать, усилился: доминиканцам, слугам господним, дворяне платить за аренду помещений были согласны, а вот магистрату, в чье владение перешла постройка, – не соглашались.

Так или иначе, но не позднее середины XVII века представители самых родовитых семей Эстляндии приобрели себе в коллективное владение недвижимость, ограниченную теперешними улицами Кохту, Тоом-Рюйтли и площадью Кирику.

С какой именно целью была заключена сделка – остается только предполагать: по косвенным свидетельствам дом дворянского собрания до самого пожара на Тоомпеа в 1684 году располагался не там, а по современному адресу Рахукохту, 3.

Отстраиваться после катастрофы решили в камне. Тут-то, вероятно, приобретенный три десятилетия тому назад земельный участок пришелся очень кстати – практически в самом центре этого района города.

Только вот главным фасадом своим, равно как и парадным подъездом, постройка выходила почему-то не на площадь, что кажется вполне естественным и ожидаемым, а на «боковую» улицу Кохту.

Такое планировочное решение, впрочем, становится понятным, если учесть, что до семидесятых годов XVIII века территорию вокруг Домского собора занимало приходское кладбище.

Царской волей
Точная дата сооружения «второго» дома рыцарства неизвестна: историки и искусствоведы датируют постройку рубежом XVII–XVIII столетий.

В одном сомневаться не приходится: выстроена она была в эпоху барокко и несла на себе явный отпечаток северной разновидности этого стиля: ломаную мансардную крышу, расчерченный пилястрами фасад, двухмаршевое крыльцо при входе.

За исключением последнего элемента – и двери, к которому он некогда и вел – здание неплохо сохранилось. Убедиться в этом несложно: изрядно обшарпанный фасад дома напротив Академии наук на улице Кохту изначальное благородство пропорций сберег.

При всех своих внешних достоинствах имел он и очевидный недостаток: тесноту внутренних помещений. Да и архитектурные вкусы не стояли на месте: со временем барокко вышло из моды, уступив место более «современным» художественным стилям.

Строительством нового представительского здания Эстляндское рыцарство озаботилось в начале сороковых годов XIX века: благо, приобретенный им без малого два столетия тому назад земельный участок так и оставался до конца не застроенным.

Правда, на западной оконечности его успел вырасти небольшой деревянный домишко – жилье кистера Домской церкви. Но снос его, конечно же, был исключительно делом времени – и весной 1845 года в самом сердце Верхнего города закипела работа.

По нраву она пришлась далеко не всем: глава Ревельской инженерной команды, обнаружив в середине марта свежевыкопанный фундамент, пришел к выводу, что он явно заходит за границы существующей на данный момент линии застройки.

Заплатить штраф дворяне были согласны, да только военное начальство этим не ограничилось: уменьшение территории площади вокруг собора могло помешать перемещениям войск в случае осады вышгородской крепости врагом.

Мириться с такой явной угрозой безопасности военные намерены не были. Сколько рыцарство ни заверяло, что речь идет не о возведении нового здания, а лишь о пристройке к существующему, стройку постановили заморозить.

Потребовался целый год – и, по легендам, вмешательство самого императора Николая I, чтобы на площадку вновь вернулись строители. Трудиться им предстояло долго: в эксплуатацию, что называется, объект был сдан лишь в 1849-м.

Не только, пожалуй, да и не столько объем строительных работ – по факту, не такой уж и масштабный – послужил тому причиной. В сооружение представительского здания неожиданно вмешался новый фактор – эстетический.

Вкусы и амбиции
Проект нового дома дворянского собрания был заказан у Христофа Августа Габлера – зодчего молодого, едва перешагнувшего порог двадцати пяти лет, но уже состоявшего в должности губернского архитектора Эстляндии.

Спроектированные им в Старом городе многочисленные фасады несут на себе печать классицизма – стиля для середины позапрошлого столетия стремительно устаревающего. Верность ему воспринималась уже откровенным анахронизмом.

Изобретать что-то принципиально новое при выполнении первой в своей творческой биографии работы Габлер не стал: спроектированная им постройка больше всего напоминала добротный усадебный дом периода Наполеоновских войн.

Четырехскатная черепичная крыша, четыре же колонны, на которые опирался балкон второго этажа, штукатурка с имитацией грубого руста из «дикого камня» по цоколю – все это было знакомо эстляндским дворянам по своим родовым гнездам сызмальства.

Все это присутствовало на первоначальном проекте дома рыцарского собрания. И даже начало воплощаться в жизнь, пока в 1847 году не было решено привлечь к делу другого архитектора – выпускника Петербургской академии Георга Винтерхальтера.

От замысла своего предшественника он оставил общий объем постройки и количество этажей. Пощадил, Винтерхальтер, впрочем, и концепцию балкона как основного акцента главного фасада, но изменил общий облик здания целиком и полностью.

Даже намека на «казенный», как все чаще называли его современники, классицизм в новом проекте больше не было. Детали и приемы, позаимствованные из арсенала ренессансной архитектуры, вытеснили его без всякого следа.

Само по себе обращение к давно успевшим стать историей историческим стилям для искусства середины XIX века чем-то необычным не являлось. Значительно интереснее выбор Винтерхальтером именно ренессанса.

Эстляндские дворяне к тому времени не просто осознавали себя потомками средневековых рыцарей – гордились этим родством. Казалось бы, естественно было им обратиться к зодчеству эпохи готики.

Почему Винтерхальтер предпочел ей ренессанс, а главное, почему его предпочтение пришлось по душе заказчикам строительства – каких-либо письменных свидетельств, к сожалению, не обнаружено.

Но ход мысли можно попробовать реконструировать, исходя из полученного результата: больше всего спроектированный им дом рыцарства похож на флорентийское палаццо.

Флоренция эпохи Возрождения была, формально, республикой – но республикой особой, аристократической, управляемой представителями одних и тех же родов столетие за столетием.

Не исключено, что подобная модель «сословной демократии» была вполне созвучна политическим идеалам остзейских дворян, и потому проект Винтерхальтера пришелся вполне по вкусу.

Более того, когда лет двадцать спустя собственным новым домом рыцарского собрания озаботились в Риге, то и там барочную постройку сменило здание в стиле ренессанса…

***

Пользоваться вновь выстроенным домом эстляндскому рыцарству довелось менее столетия: в 1920 году власти Эстонской Республики передали его для нужд Министерства иностранных дел.

После Второй мировой войны в бывшие министерские кулуары въехали библиотекари: до 1993 года здесь располагались залы Государственной, позже – Национальной библиотеки, носившей имя Ф.Р. Крейцвальда.

Вслед за ней здание лет восемь использовалось в качестве временных выставочных залов Художественного музея, потом было передано на баланс Художественной академии и как-то незаметно перешло в категорию пустующих.

Одно время ходили разговоры о размещении в исторической постройке экспозиции музея, который рассказывал бы о культуре и искусстве остзейских немцев, но музей такой создан так и не был, а потому хорошая идея оказалась позабыта.

В прошлом месяце министр государственного управления Яак Ааб предложил для здания новое использование: после комплексной научной реставрации оно могло бы быть приспособлено для проведения государственных приемов и церемоний.

Что ж, если во все остальное время имеющие несомненную художественную ценность интерьеры бывшего дома дворянского собрания будут доступны для посещения ценителями таллиннской старины, этот вариант, пожалуй, можно только приветствовать.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!