Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

От первых профессиональных объединений до среднего учебного заведения и централизованного… водопровода: всем этим обогатил таллиннцев второй век биографии города.

Таллиннец начала третьего тысячелетия, сверхъестественным образом оказавшись туристом в Ревеле XIV столетия, едва узнал бы родной город – если только не оказался бы профессиональным историком.

Тем сильнее было бы его удивление, если бы он обнаружил, что вполне привычные для нас элементы общественной организации, системы просвещения и даже коммунального хозяйства были тогдашним горожанам уже знакомы.

Пускай пока еще только и в зачаточном, далеком от совершенства, состоянии, но вполне распознаваемые в своих общих чертах, в той или иной степени сохранившихся на протяжении последующих столетий и доживших до наших дней.

Школьная премудрость

Остатки сводов средневекового ревельского водопровода были различимы на улице Веэренни еще сто с небольшим лет тому назад.

Остатки сводов средневекового ревельского водопровода были различимы на улице Веэренни еще сто с небольшим лет тому назад.

Сама традиция отмечать дни рождения – свои или своих близких – была средневековому европейцу чужда и непривычна в принципе, а уж годовщины основания населенных пунктов – тем более.

Столетие начала собственной городской истории Таллинна отметила за тогдашних горожан сама история, преподнеся ему на юбилей подарок, значимость которого переоценить трудно.

В роли дарителя выступил верховный сюзерен – правитель северной Эстонии, датский король Эрик VI Менвед – политик не слишком удачливый, стремившийся вернуть Дании былое величие, но добившийся малого.

В историю своей страны он вошел, преимущественно, попытками подчинить своему влиянию все южное побережье Балтики. В биографию Таллинна – дарованием документа с говорящим названием: школьной привилегии.

Косвенные указания на то, что как минимум чтению Священного писания и пению псалмов в Ревеле учили и до этого, отыскать в исторических источниках возможно. Правда, чисто теоретически: исходя из факта наличия в городе монастырей.

1319 год важен в первую очередь тем, что отныне королевской волей основывалось учебное заведение, открытое не только для будущих монахов, но и для тех, кто посвящать себя монашеской аскезе не планировал: детей местных бюргеров.

Более того, получение школьного образования становилось отныне фактически обязательным: родителям, которые не желали отправлять своих отпрысков в школу, надлежало заплатить штраф в десять марок – сумму весьма внушительную.

Конечно, первая таллиннская школа действовала при Домской церкви. Конечно, готовила она в первую очередь будущих священников. Конечно же, число ее учеников составляло по сравнению с городским населением каплю в море.

Однако несмотря на все эти оговорки Домская школа, как стали ее называть впоследствии, неоднократно меняя программу и язык обучения, принцип подбора учеников и их национальность, просуществовала более шести веков.

Более того, закрывшаяся в связи с репатриацией из Эстонии немецкого населения в 1939 году, она буквально несколько лет тому назад возродилась вновь – в качестве современного среднего учебного заведения.

Правда, вернуться в исторические помещения в Верхнем городе возрожденной Домской школе пока целиком и полностью не удалось. Но, думается, по большому счету это только вопрос времени.

Город мастеров
Овладеть школярской премудростью в полном объеме или же ограничиться только умением читать, писать да считать для средневекового горожанина было делом все-таки сугубо личного выбора.

А вот без чего он не мог числиться полноправным членом городской общины – да и вообще, нормально существовать в кольце крепостных стен – это принадлежность к той или иной профессиональной корпорации.

Средневековый мир был вообще очень коллективистским по своему духу: одиночкам в нем оставалось не жить, а, скорее, выживать. Сельский житель был частью деревенской общины. Городской – купеческой гильдии или ремесленного цеха.

И те, и другие, как принято считать, возникли из языческой в основе своей традиции поминать ушедшего сородича совместной погребальной трапезой. И те, и другие под влиянием христианства трансформировались со временем в религиозные братства.

Из сообщества лиц, заботящихся о посвященном тому или иному святому церковному алтарю, в объединения лиц, занимающихся той или иной профессиональной деятельностью, гильдии в Западной Европе превратились на рубеже XII–XIII столетий.

На территории современной Эстонии – с опозданием на век: такой отрезок времени потребовался на то, чтобы на землях, не знавших до того городской культуры местных народов, возникли центры ремесла и торговли, сравнимые с западноевропейским.

Самой могущественной из гильдий средневекового Ревеля была Большая или Купеческая: самое позднее с середины XIV века она объединяла в своих рядах самых зажиточных горожан, обладавших, вдобавок, всей полнотой политической власти.

В плане старшинства пальма первенства принадлежала ремесленникам: древнейший из сохранившихся уставов был составлен для гильдии святого Канута в 1326 году, второй по возрасту – для гильдии святого Олафа в 1341-м.

То, что первая из них объединяла немецких мастеров, а вторая – ненемецких, в том числе скандинавских и эстонских, факт общеизвестный. Меньше известно то, что помимо нее у «ненемецких» горожан были и другие объединения.

Например, впервые упомянутая около 1350 года изначально религиозная, а позднее – ремесленная гильдия Тела господня, которая включала в себя «ненемецкие» цеха носильщиков пива и ломовых возчиков.

Политическую власть дожившие до того момента ревельские гильдии утратили в 1877 году – с упразднением магистратской власти. Как профессиональные объединения – просуществовали до 1920 года.

Современное общество, в отличие от средневекового, делает ставку на индивидуализм. И тем удивительнее, что самая молодая из таллиннских гильдий возникла ровно… четверть века назад.

Речь идет о Катариненской гильдии – объединении рукодельниц, обосновавшемся с 1995 года в переулке Катарийна кяйк. Что ж, городу мастеров без гильдий – никак. Даже в XXI столетии.

Стройка века
Зажиточному ли коммерсанту, мастеру своего дела, школяру и лицу духовному – кому именно, значения не имеет – без воды, как пелось в шлягере из стародавней кинокомедии, «ни туды и ни сюды».

С проблемой нехватки качественной питьевой воды Таллинн был знаком едва ли не самого момента своего рождения: морская бухта, конечно, под боком, а вот с пресноводными водоемами – значительно хуже.

Казалось бы, на расстоянии часа ходьбы от городских стен плескались воды озера Юлемисте. Более того, от него почти к самым городским окраинам тянулась нитка речки Хярьяпеа – фактически, природный водопровод!

Все было бы хорошо, но едва ли не сразу же река оказалась в пользовании госпиталя святого Иоанна, расположенного там, где сейчас среди стеклянных параллелепипедов столичного Сити ютится крохотная церковь армянской общины.

В случае конфликта попечителей богоугодного заведения с отцами города старейшинам богадельни ничего не мешало опустить шлюз на плотине одной из госпитальных мельниц – и тем самым перекрыть горожанам водоснабжение.

Чтобы исключить такую ситуацию в принципе, во второй трети XIV века ревельский магистрат приступил к реализации масштабного проекта – сооружению водопровода, способного решить проблему снабжения города водой раз и навсегда.

Размах работ завораживает: выложенный плитняком канал протянулся почти на четыре километра. Для того чтобы окрестные жители не загрязняли его, сверху водопровод накрыл сводчатый потолок, выложенный все из того же плитняка.

Без каких-либо насосов или помп – исключительно самотеком, за счет естественного уклона дюны у западного берега Юлемисте – вода текла вплоть до городских стен, направляемая за их чертой в долбленые деревянные трубы.

К трубам были подключены колодцы, расположенные на самых бойких городских перекрестках. Была возможность подключить к водопроводу и частное домовладение – разумеется, за дополнительную немалую плату.

Ревельский водопровод, снабжавший обывателей свежей проточной водой, был выдающимся гидротехническим сооружением своего времени. Слава о нем, надо понимать, гремела по всем землям Ливонии.

Недаром ведь уже в 1417 году магистр Ливонского ордена пригласил ревельского мастера Иоганна Боннигхофа в Ригу и поручил ему наладить систему водоснабжения в тамошнем орденском замке.

Услугами неоднократно обновлявшегося, но с технической стороны остававшегося практически неизменным водопровода, сработанного в Средние века, таллиннцы пользовались до 1865 года.

Остатки долбленых деревянных труб археологи находят на территории Старого города и поныне. А за его пределами пролегает улица Веэренни – Водопроводная: точно по трассе былого канала.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!