А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно 120 лет тому назад над нынешней Ситсимяэ впервые зазвучал фабричный гудок: была пущена в ход Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура.

Безымянная до того возвышенность на северной оконечности городских владений обрела вскоре свое название: Ситцевая горка.

А в истории полуострова Копли открылась новая страница биографии – индустриальная.

Два Джона

В начале ХХ века здание Балтийской мануфактуры стало настолько популярно, что даже было запечатлено на цветной почтовой открытке.

В начале ХХ века здание Балтийской мануфактуры стало настолько популярно, что даже было запечатлено на цветной почтовой открытке.

Начало промышленной революции административный центр Эстляндской губернии, по большому счету, проспал: индустриализация здесь началась с опозданием на добрых полвека.

Причин тому было несколько: от статуса города-крепости, тормозившего коммерческое использование морской гавани, и цехового уклада производства до особенностей топографии.

Отсутствие реки, по которой сырье для мануфактур могло доставляться, а также перепадов высот на ее пути, способных заставить крутиться колеса водяных машин, отпугивало потенциальных фабрикантов.

Все изменилось после того, как Ревель и его порт были демилитаризированы, от его гавани к столице Российской империи протянулась железнодорожная ветка, а энергия воды уступила позиции в промышленности энергии пара.

Произошло это, применительно к местным реалиям, к шестидесятым-семидесятым годам XIX столетия. А еще через четверть десятилетия, когда запросы местного рынка оказались удовлетворены, пришла пора начинать работать на экспорт.

Замахнуться на столь амбициозную задачу отважились двое предпринимателей: домовладелец, учредитель Балтийского торгово-промышленного банка, австро-венгерский консул Джон Эльфенбайн и купец первой гильдии Эуген Блок.

Имя первого из них – не случайность: английских негоциантов остзейские немцев водили в торговых партнерах со времен Ганзы, а в позапрошлом столетии с восторгом смотрели в сторону Британских островов – флагмана технического прогресса.

Именно поэтому, надо понимать, техническим директором вновь создаваемого предприятия было решено поставить чистокровного англичанина – Джона, или, как было принято звать его в Российской империи, Ивана Ричардовича Карра.

Ценен он был не только своим британским происхождением: на протяжении двадцати двух предшествующих лет он возглавлял комплекс текстильных мануфактур нарвского Кренгольма и считался одним из ведущих специалистов в своей области.

Заполучить такого ценного профессионала оказалось наверняка сложнее, чем необходимую территорию на далекой ревельской окраине: бывшие пастбища отцы города отдали концессионерам по вполне милосердной цене.

Устав акционерного общества Балтийской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры был утвержден императором осенью 1898 года. Следующим летом была произведена торжественная закладка фабричных корпусов.

Масштаб и темп
«Вчерашнего дня впервые пущена в ход прядильня Балтийской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры, – сообщала читателям газета «Ревельские известия» 3 марта 1900 года. – Прядильня приводится в действие грандиозной паровой машиной в сто шестьдесят сил, построенной в Англии и собранной уже здесь на месте английскими монтерами и местными слесарями.

Главное фабричное здание представляет собой самое грандиозное сооружение во всем Ревеле; вся длина здания – более четверти версты. Прядильня выстроена высотой в пять этажей, ткацкая – в четыре».

Хотя автором невиданного доселе в городе здания газетная заметка 120-летней давности называла самого Джона Карра, современные источники указывают на местного архитектора Рудольфа Кнюпфера.

Не исключено, что обе версии в равной степени справедливы: англичанин Карр, вероятно, был ответственен за инженерно-техническую сторону проекта, остзеец Кнюпфер – за архитектурную, то есть за оформление фасадов.

Вытянутое краснокирпичное здание, акцентированное с торцов четырехугольными башнями, выглядело для местной архитектурной традиции и впрямь непривычно: над пустырем окраины оно высилось подобно замку или романскому собору.

Но еще большим новшеством, нежели внешний облик постройки, была его «начинка»: нет никаких сомнений, что оборудование Балтийского мануфактуры являлось едва ли не самым передовым в городе в плане задействованных механизмов и технологий.

«Фабрика снабжается водою из двух артезианских скважин, устроенных инженером Шерешенским и инженером Рейманом, – писали «Ревельские известия». – Обе они дают весьма изрядное количество прекрасной и безукоризненно чистой воды.

Освещается фабрика электричеством: свет дают около двух с половиной тысяч лампочек. Особенно устроены самодействующие противопожарные устройства и приспособление для увлажнения и очистки воздуха внутри здания.

Постройка здания и установка машин произведены с удивительной быстротой: начаты строительные работы в июле 1899 года, 1 ноября они были полностью завершены, а уже 2 марта фабрика была пущена в ход.

Теперь глухая Коппельская дорога стала очень оживленной и проторенной, пустынная площадь, где совсем недавно еще пасли коров, представляет собою оживленный и населенный пункт…»

Новые времена
«Та ткацкая фабрика, о которой было столько разговоров в Таллинне, заставляет радоваться не только жителей Эстляндской губернии, но и живущих далеко от нее, – писала газета Postimees. – Потому что когда такое значительное предприятие однажды начинает работать, то оно дает место заработка многим тысячам, обеспечивая их и их близких хлебом насущным – как же такому не возрадоваться».

Если газетный репортер и преувеличивал, то совсем незначительно: на момент своего пуска Балтийская мануфактура давала работу двум сотням рабочих и служащих, а уже через год штат ее работников превысил девятьсот человек.

Через три же года после дня пуска на предприятии трудились почти тысяча триста человек – среди них, кстати, и прядильщица Кати Лоорберг, будущая Екатерина Ивановна Калинина, жена «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина.

Представительницы прекрасного пола, как вообще было это принято в текстильной промышленности, составляли среди работниц Балтийской мануфактуры большинство: недаром пресса времен довоенной ЭР порой шутливо звала ее «женским царством».

Правда, условия труда «подданных» этого «царства» прекрасными называть с точки зрения современного трудового законодательства назвать было бы сложно: рабочий день длился тут десять с половиной часов с полуторачасовым обедом.

Одним из завоеваний революции 1905 года работники предприятия по праву могли посчитать сокращение продолжительности рабочего времени на час. Но лишь крушение монархии сократило труд до восьмичасового формата.

Последующие за весной, а особенно – осенью 1917 года события в изрядной степени девальвировали значение этого достижения: вскоре некогда ведущее предприятие Таллинна стало работать в одну смену, а затем – встало.

Причин на то было несколько. И прежде всего – тотальное преображение политической карты бывшей Российской империи. Эстония стала независимым государством, в России к власти пришли большевики.

Одним махом Балтийская мануфактура оказалась отрезана как от своего основного сырья – среднеазиатского хлопка, так и от основного рынка сбыта: продукция ее вывозилась прежде за реку Нарову.

Постепенно удалось справиться с обеими трудностями: в 1920 году производственные корпуса были соединены новой постройкой. Но достичь былых масштабов производства так и не удалось.

Зато быт работников предприятия в годы между двумя мировыми войнами определенно улучшился: при фабрике работали культурные общества и общества взаимопомощи.

Впрочем, даже тогдашние репортеры, время от времени наведывавшиеся на предприятия, особо не скрывали: за ткацкий станок девушек и женщин гонит лишь крайняя нужда.

***

Пережив пору своего второго расцвета в годы советской власти, Балтийская мануфактура входила на рынок восстановившей свою государственность Эстонии с большими надеждами.

Увы, по большей части они оказались тщетными: конкурировать с аналогичными предприятиями Азии, ставшими «ткацкими мастерскими» мира глобальной экономики, фабрике оказалось не по силам.

Свой 120-й юбилей производственные корпуса на Ситцевой горке встречают в состоянии, близком к руинированному. Жизнь ушла из них четырнадцать лет тому назад – после банкротства предприятия.

Время от времени выдвигаются планы полной реконструкции промышленного квартала. Да вот только остаются они, к сожалению, пока все больше на бумаге да в архивах интернет-изданий.

В каком виде суждено возродиться былому «женскому царству» – гадать сложно. Но вера в то, что возрождение это рано или поздно обязательно произойдет, пока еще теплится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!