А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Век тому назад молодая Эстонская Республика понесла тяжелую утрату — и впервые в своей истории столкнулась с необходимостью организовывать государственные похороны.

В последний путь предстояло проводить, по сути, не просто одного из отцов независимости — фигуру, чей политический опыт был больше, чем сам опыт государственности: Яана Поска.

Резюме сделанного

Похороны Яана Поска. Открытка 1920 года.

«Яан Поска. 1866–1920. Первый эстонец, занимавший пост мэра Таллинна» — гласит надпись на оконном стекле ретротрамвая, вот уже третий год совершающего рейсы от Кадриорга до Тонди.

То же самое сообщает пассажирам и надпись на эстонском языке. И тоже — ошибочно: при всех своих безусловных заслугах, первым эстонцем, севшим в кресло городского головы Ревеля, он не был.

Пальма первенства в этой области принадлежит все-таки Вольдемару Лендеру, который занял пост градоначальника за семь лет до Яана Поска и смог удержаться на нем без малого два срока подряд.

Англоязычный текст справки на трамвайном окне, напротив, исторически безупречен: «First estonian chairman of the Tallinn city council» — «Первый эстонец — председатель Таллиннского городского собрания».

Этот пост присяжный поверенный, выпускник юридического факультета Юрьевского университета, пятый сын многодетной семьи дьячка православной церкви из Лайусе занял в самом начале 1905 года.

Для местной политики то было небывалое время: впервые за неполные семь столетий существования Ревеля городская власть перешла от родовой и финансовой остзейской аристократии к эстонско-русскому избирательному блоку.

Один из немногих его представителей, Поска смог сохранить свою должность в структуре муниципального управления и после подавления первой российской революции, пользуясь неизменным авторитетом у всех политических сил.

Пост городского головы (пользуясь современной терминологией — мэра) он занял в 1913 году. Через четыре года кабинет в ратуше пришлось, впрочем, покинуть: Поска был назначен комиссаром временного правительства в Эстляндской губернии.

В вихре последующих событий Поска успел быть избранным в общероссийское Учредительное собрание, вернуться после его разгона большевиками в Таллинн, быть назначенным Комитетом спасения Эстонии на пост министра иностранных дел.

В 1918–1919 годах он вел дипломатическую работу в государствах Западной Европы. Вернувшись на родину вновь, стал депутатом Учредительного собрания — на этот раз Эстонии. Одновременно — непосредственно руководил созданием МИД ЭР.

Кульминацией политической карьеры Поска стали мирные переговоры с советской Россией и подписание Тартуского договора: «впервые мы имеем возможность самим определить свою судьбу», резюмировал он достигнутое.

Определять судьбу государства, во многом созданного его руками, Поска планировал и в дальнейшем: частную адвокатскую практику он намеревался совмещать с членством в конституционной комиссии.

Здоровье, однако, не выдержало: в последний раз проведя 4 марта 1920 года заседание комиссии, занимающейся совершенствованием Основного закона, через три дня ее глава скончался.

Волна переименований
Яану Поска посчастливилось умереть в своей постели — в буквальном смысле слова: в принадлежащем его семье особняке в Кадриорге, на улице, носящей ныне имя политика.

Туда же утром следующего после кончины дня немедленно направилась делегация членов правительства и Учредительного собрания, а также полпредства РСФСР во главе с руководителем.

«Учредительное собрание потеряло одного из уважаемых членов, эстонцы — одного из лучших сыновей, эстонское государство — одного из создателей», — открыл траурное заседание предпарламента Аугуст Рей.

«Тяжелый удар постиг сегодня не только семейное гнездо, в котором остались беспомощные дети и скорбящая вдова, — отметил премьер-министр Яан Тыниссон. — Сокрушено счастье в каждом эстонском доме».

Пока государственные мужи произносили пышные — при этом вполне искренние речи, — частный бизнес среагировал на трагическое событие по-своему: снимки Поска на смертном одре появились в витринах столичных фотографов.

Пускать ситуацию на самотек показалось муниципальным властям неуместным: после того как покойный был перенесен для отпевания в Преображенский собор, отцы города издали распоряжения относительного траурного убранства Таллинна.

Прежде всего, для декорирования витрин полагалось использовать ветки хвойных растений и национальные флаги. Дозволялось также использование портретов усопшего — но, разумеется, сделанных исключительно при жизни.

Одновременно, на экстренном заседании городского собрания было принято решение переименовать улицу, на которой стоит дом усопшего, в улицу Поска и присвоить имя выдающегося горожанина сиротскому приюту на улице Туй.

Волна переименований вообще захлестнула самые разные сферы: так, например, небольшой пароход Stadt Reval был перекрещен в «Яана Поска» — причем на флоте сожалели, что имя это не досталось «Суур Тыллю».

Но самая странная инициатива прозвучала, пожалуй, в марте 1921 года, когда газеты сообщили о решении управлении путей сообщения присвоить имя политика… железнодорожной станции «Изборск».

Эстонский вариант топонима – Irboska – и впрямь созвучен «Jaan Poska». Но здравый смысл все же победил: переименовывать незначительный полустанок в честь выдающегося лица не стали.

Отражение заслуг
«Вчера, десятого марта, столица Эстонской Республики отдала последний долг своему почившему гражданину, первому деятелю Юрьевского мира, И. И. Поска», — сообщала таллиннская газета «Русь».

Две буквы «И» в инициалах объясняются просто: выросший в православной среде Поска, получивший на русском языке образование и даже на эстонском говоривший с акцентом, был для русских жителей «Иваном Ивановичем».

Последний покой он обрел под временным осьмиконечным крестом — на православном же кладбище Александра Невского, куда проследовала через весь город похоронная процессия в сопровождении воинских частей и траурных маршей.

Рядом с таллиннцами шествовали делегации, прибывшие со всех концов Эстонии. Члены диппредставительств Великобритании, Франции, Финляндии и Нидерландов шагали с венками еловых ветвей, переплетенных сине-черно-белыми ленточками.

Заказ на них был столь велик, что таллиннские цветочные лавки не сумели справиться: траурные венки пришлось заказывать в Тарту, а некоторые столичные обыватели, как заверяла Päevaleht, лично ездили за ними в другой город.

«Улицы были свидетелями грандиозного печального торжества, — продолжала „Русь“. — Убранные национальными и траурными флагами, с портретами и бюстами покойного в витринах и окнах частных домов, они были свидетельницами народной скорби».

В витрине одного из магазинов на улице Виру был выставлен триколор, поверх которого беженка из Петрограда, ученица Репина Марали Бек-Мармарчева выполнила портрет Поска — «в широкой живописной репинской манере», как уточняла газета.

Известно, что представительный портрет Поска был создан еще одним российским эмигрантом — московским художником Александром Кульковым. К сожалению, оба упомянутых полотна впоследствии были утеряны, и сохранность их под вопросом.

В день похорон архитектора Тартуского мира по всей Эстонии звенели колокола. В Таллинне были запрещены любые увеселительные мероприятия и концерты какой-либо музыки, кроме духовной. Естественно, были закрыты и все кинематографы.

«Правительство, армия и общество, символизируя свое единение у гроба Поска, были широко представлены в траурном кортеже, — писала „Русь“. — Особенно трогательна была близость священнослужителей родной ему лично религии.

Два духовых оркестра вели печальную песнь прощания, а стройные ряды юнкеров и учебного батальона говорили о великой ценности такого государственного строительства, в которое покойный вложил столько энергии.

Заслуги И. И. Поска нашли отражение в речах на площадях, собравших огромное количество народа. Эстония не забудет своего великого гражданина, сошедшего в могилу в первые годы ее существования».

***

«Не плачь, Эстония. Не вовсе он угас
Его дела живы в строительстве свободном
Его дела в призваньи всенародном
Надолго будут жить так ярко, как сейчас.

В них — памятник над свежею могилой
Призыв к дальнейшему развитию страны
И если пред лицом господнем все равны
То первый он перед отчизной милой».

Стихотворный некролог, опубликованный на страницах «Руси», можно дополнить двумя уточнениями: надгробие Поска было создано скульптором Яаном Кортом в 1927 году, а памятник самому политику в Кадриорге — уже в наши дни.

Стоит, пожалуй, в столетнюю годовщину кончины выдающегося деятеля исправить и информационный текст на окне носящего его имя ретротрамвая: ей-богу, пунктуальный и въедливый Яан, он же Иван Иванович, Поска был бы определенно доволен!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!