А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина
Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Век тому назад молодая Эстонская Республика понесла тяжелую утрату — и впервые в своей истории столкнулась с необходимостью организовывать государственные похороны.

В последний путь предстояло проводить, по сути, не просто одного из отцов независимости — фигуру, чей политический опыт был больше, чем сам опыт государственности: Яана Поска.

Резюме сделанного

Похороны Яана Поска. Открытка 1920 года.

«Яан Поска. 1866–1920. Первый эстонец, занимавший пост мэра Таллинна» — гласит надпись на оконном стекле ретротрамвая, вот уже третий год совершающего рейсы от Кадриорга до Тонди.

То же самое сообщает пассажирам и надпись на эстонском языке. И тоже — ошибочно: при всех своих безусловных заслугах, первым эстонцем, севшим в кресло городского головы Ревеля, он не был.

Пальма первенства в этой области принадлежит все-таки Вольдемару Лендеру, который занял пост градоначальника за семь лет до Яана Поска и смог удержаться на нем без малого два срока подряд.

Англоязычный текст справки на трамвайном окне, напротив, исторически безупречен: «First estonian chairman of the Tallinn city council» — «Первый эстонец — председатель Таллиннского городского собрания».

Этот пост присяжный поверенный, выпускник юридического факультета Юрьевского университета, пятый сын многодетной семьи дьячка православной церкви из Лайусе занял в самом начале 1905 года.

Для местной политики то было небывалое время: впервые за неполные семь столетий существования Ревеля городская власть перешла от родовой и финансовой остзейской аристократии к эстонско-русскому избирательному блоку.

Один из немногих его представителей, Поска смог сохранить свою должность в структуре муниципального управления и после подавления первой российской революции, пользуясь неизменным авторитетом у всех политических сил.

Пост городского головы (пользуясь современной терминологией — мэра) он занял в 1913 году. Через четыре года кабинет в ратуше пришлось, впрочем, покинуть: Поска был назначен комиссаром временного правительства в Эстляндской губернии.

В вихре последующих событий Поска успел быть избранным в общероссийское Учредительное собрание, вернуться после его разгона большевиками в Таллинн, быть назначенным Комитетом спасения Эстонии на пост министра иностранных дел.

В 1918–1919 годах он вел дипломатическую работу в государствах Западной Европы. Вернувшись на родину вновь, стал депутатом Учредительного собрания — на этот раз Эстонии. Одновременно — непосредственно руководил созданием МИД ЭР.

Кульминацией политической карьеры Поска стали мирные переговоры с советской Россией и подписание Тартуского договора: «впервые мы имеем возможность самим определить свою судьбу», резюмировал он достигнутое.

Определять судьбу государства, во многом созданного его руками, Поска планировал и в дальнейшем: частную адвокатскую практику он намеревался совмещать с членством в конституционной комиссии.

Здоровье, однако, не выдержало: в последний раз проведя 4 марта 1920 года заседание комиссии, занимающейся совершенствованием Основного закона, через три дня ее глава скончался.

Волна переименований
Яану Поска посчастливилось умереть в своей постели — в буквальном смысле слова: в принадлежащем его семье особняке в Кадриорге, на улице, носящей ныне имя политика.

Туда же утром следующего после кончины дня немедленно направилась делегация членов правительства и Учредительного собрания, а также полпредства РСФСР во главе с руководителем.

«Учредительное собрание потеряло одного из уважаемых членов, эстонцы — одного из лучших сыновей, эстонское государство — одного из создателей», — открыл траурное заседание предпарламента Аугуст Рей.

«Тяжелый удар постиг сегодня не только семейное гнездо, в котором остались беспомощные дети и скорбящая вдова, — отметил премьер-министр Яан Тыниссон. — Сокрушено счастье в каждом эстонском доме».

Пока государственные мужи произносили пышные — при этом вполне искренние речи, — частный бизнес среагировал на трагическое событие по-своему: снимки Поска на смертном одре появились в витринах столичных фотографов.

Пускать ситуацию на самотек показалось муниципальным властям неуместным: после того как покойный был перенесен для отпевания в Преображенский собор, отцы города издали распоряжения относительного траурного убранства Таллинна.

Прежде всего, для декорирования витрин полагалось использовать ветки хвойных растений и национальные флаги. Дозволялось также использование портретов усопшего — но, разумеется, сделанных исключительно при жизни.

Одновременно, на экстренном заседании городского собрания было принято решение переименовать улицу, на которой стоит дом усопшего, в улицу Поска и присвоить имя выдающегося горожанина сиротскому приюту на улице Туй.

Волна переименований вообще захлестнула самые разные сферы: так, например, небольшой пароход Stadt Reval был перекрещен в «Яана Поска» — причем на флоте сожалели, что имя это не досталось «Суур Тыллю».

Но самая странная инициатива прозвучала, пожалуй, в марте 1921 года, когда газеты сообщили о решении управлении путей сообщения присвоить имя политика… железнодорожной станции «Изборск».

Эстонский вариант топонима – Irboska – и впрямь созвучен «Jaan Poska». Но здравый смысл все же победил: переименовывать незначительный полустанок в честь выдающегося лица не стали.

Отражение заслуг
«Вчера, десятого марта, столица Эстонской Республики отдала последний долг своему почившему гражданину, первому деятелю Юрьевского мира, И. И. Поска», — сообщала таллиннская газета «Русь».

Две буквы «И» в инициалах объясняются просто: выросший в православной среде Поска, получивший на русском языке образование и даже на эстонском говоривший с акцентом, был для русских жителей «Иваном Ивановичем».

Последний покой он обрел под временным осьмиконечным крестом — на православном же кладбище Александра Невского, куда проследовала через весь город похоронная процессия в сопровождении воинских частей и траурных маршей.

Рядом с таллиннцами шествовали делегации, прибывшие со всех концов Эстонии. Члены диппредставительств Великобритании, Франции, Финляндии и Нидерландов шагали с венками еловых ветвей, переплетенных сине-черно-белыми ленточками.

Заказ на них был столь велик, что таллиннские цветочные лавки не сумели справиться: траурные венки пришлось заказывать в Тарту, а некоторые столичные обыватели, как заверяла Päevaleht, лично ездили за ними в другой город.

«Улицы были свидетелями грандиозного печального торжества, — продолжала „Русь“. — Убранные национальными и траурными флагами, с портретами и бюстами покойного в витринах и окнах частных домов, они были свидетельницами народной скорби».

В витрине одного из магазинов на улице Виру был выставлен триколор, поверх которого беженка из Петрограда, ученица Репина Марали Бек-Мармарчева выполнила портрет Поска — «в широкой живописной репинской манере», как уточняла газета.

Известно, что представительный портрет Поска был создан еще одним российским эмигрантом — московским художником Александром Кульковым. К сожалению, оба упомянутых полотна впоследствии были утеряны, и сохранность их под вопросом.

В день похорон архитектора Тартуского мира по всей Эстонии звенели колокола. В Таллинне были запрещены любые увеселительные мероприятия и концерты какой-либо музыки, кроме духовной. Естественно, были закрыты и все кинематографы.

«Правительство, армия и общество, символизируя свое единение у гроба Поска, были широко представлены в траурном кортеже, — писала „Русь“. — Особенно трогательна была близость священнослужителей родной ему лично религии.

Два духовых оркестра вели печальную песнь прощания, а стройные ряды юнкеров и учебного батальона говорили о великой ценности такого государственного строительства, в которое покойный вложил столько энергии.

Заслуги И. И. Поска нашли отражение в речах на площадях, собравших огромное количество народа. Эстония не забудет своего великого гражданина, сошедшего в могилу в первые годы ее существования».

***

«Не плачь, Эстония. Не вовсе он угас
Его дела живы в строительстве свободном
Его дела в призваньи всенародном
Надолго будут жить так ярко, как сейчас.

В них — памятник над свежею могилой
Призыв к дальнейшему развитию страны
И если пред лицом господнем все равны
То первый он перед отчизной милой».

Стихотворный некролог, опубликованный на страницах «Руси», можно дополнить двумя уточнениями: надгробие Поска было создано скульптором Яаном Кортом в 1927 году, а памятник самому политику в Кадриорге — уже в наши дни.

Стоит, пожалуй, в столетнюю годовщину кончины выдающегося деятеля исправить и информационный текст на окне носящего его имя ретротрамвая: ей-богу, пунктуальный и въедливый Яан, он же Иван Иванович, Поска был бы определенно доволен!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!