А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным».

Не в том, известном со школьной скамьи, археологическом смысле: речь, понятное дело, идет вовсе не о наиболее характерном для данной исторической эпохи материале изготовления орудий труда.

Впервые в биографии Таллинна именно камень – свой, исконный, местный, здешний, добытый на склоне Ласнамяги плитняк – стал определять лицо города: строгое, готическое, по-северному сдержанное.

За последующие века время не раз пыталось внести в него изменения – в угоду художественным вкусам и сиюминутным потребностям. Но основные черты его различимы и поныне, на пороге третьего тысячелетия.

На всякий пожарный

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

«В лето 6941… немецкий город Колывань выгоре вси от грому и от молния со всеми домами, церквями и органами», – записал без малого шесть веков тому назад на пергаменте псковский летописец.

Колывань, как несложно догадаться – привычное в русской традиции вплоть до покорения города петровскими название Ревеля. А лето «от сотворения мира» 6941 – май 1433 года по нынешнему календарю.

Масштабы катастрофы были внушительными: по свидетельству хрониста Бальтазара Руссова, жившего, правда, более чем через столетие после описываемых событий, пламя перекинулось через городскую стену и выжгло форштадты.

Огню в тогдашнем Таллинне было где разгуляться: многочисленные хозяйственные постройки, а также жилища значительной части горожан были выстроены из дерева. А даже те, что были каменными, вполне могли быть крыты дранкой и соломой.

Пагубность подобной практики городскими властями осознавалась давно: еще за четыре года до опустошительного пожара магистрат приказал под угрозой солидного штрафа избавиться от выстроенных из дерева хотя бы хозяйственных построек.

Стихийное бедствие, по-видимому, оказало на тогдашних обывателей большее воздействие, чем угроза самых строгих взысканий: на протяжении жизни одного-двух поколений Ревель в черте крепостных стен стал преимущественно каменным городом.

В этом несложно убедиться, обратившись к документации Департамента охраны памятников старины: подавляющее большинство бюргерских жилищ Старого города возведены на временном отрезке от второй трети до третьей четверти XV века.

Приблизительно в те же годы ландшафт таллиннских крыш приобрел привычный для нас рыже-красный колер: черепица, изначально завозившаяся в Ревель из заморских портов, начала производиться на месте – в печах на полуострове Копли.

Имеются не слишком достоверные свидетельства того, что фреска с изображением разгула огненной стихии украшала некогда зал заседаний магистрата, а заглавные буквы пояснительного текста складывались в дату «1433».

Так или иначе, до наших дней она не дошла. Но одно из непосредственных последствий тогдашней трагедии взгляд знатока старины способен отыскать в историческом центре Таллинна и по сей день.

Достаточно зайти в подворотню бюргерского дома постарше – и обнаружить над своей головой кованые кольца: на них в Средние века было принято подвешивать пожарный инвентарь – багры и лестницы.

Четыре квартала
О том, что Таллинн испокон веков делился на Верхний и Нижний город, в курсе даже те, кто успевает познакомиться со столицей Эстонии за часы, отведенные на это туристам с круизных судов.

Значительно меньше тех, кто знает, что и Нижний город, в свою очередь, делился на два церковных прихода: Николаевский и Олафский, объединяющие, соответственно, окрестности одноименных церквей и их прихожан.

Для эпохи с религиозным сознанием такая модель, вероятно, казалась вполне естественной. Но едва ли самой эффективной: неслучайно же уже в начале XV столетия магистрат попробовал разделить город по-иному.

1417 годом датируется первая попытка поделить Ревель на четыре квартала – прежде всего с целью более эффективного сбора налогов, а также для надзора за соблюдением правил, прописанных в уложении городских законов.

Сама по себе идея, конечно же, не была «местным изобретением» ревельских отцов города. Более того, даже не порождением средневековой городской цивилизации: Средние века позаимствовали из практики градостроителей поздней античности.

Город, основанный на базе римского военного лагеря, имел некогда четкую геометрическую структуру: рос и застраивался он вдоль двух главных магистралей, пересекающихся друг с другом в центре поселения под прямым углом.

Подобная градостроительная концепция применялась в Средние века на территории нынешней Эстонии, например, в Пярну. Но Таллинн, выросший на месте пересечения торговых путей дохристианского периода, ей не подчинялся.

Потому кварталы-четверти, на которые более шестисот лет тому назад поделили город, должны были иметь форму неправильной трапеции. Сориентированы они были не по трассам основных улиц, а по городским воротам.

К сожалению, опубликованных сведений о том, как долго просуществовали в ганзейском Ревеле кварталы Глиняных, Морских, Кузнечных и Скотных ворот, до наших дней дошло до обидного мало.

Похоже, задумав первую в истории города административную реформу, члены магистрата опередили время: вновь термин «квартал» вернется в делопроизводство Таллинна лишь… в 1783 году.

То и дело меняя очертания, территорию и даже само свое название, единицы административного деления столицы существуют с той поры непрерывно – к удобству горожан и властей.

И хотя прямой непосредственной связи между нынешними частями города и средневековыми кварталами нет, то, что сама идея впервые родилась в XV веке, – отрадно.

Время часов
Словосочетание «опередить свое время» горожанам шестивековой давности едва ли было бы понятным, хотя массово следить за ходом времени они, вероятно, начали именно в ту пору.

Да и как было не следить, когда из достаточно абстрактного понятия, важного прежде разве что для священнослужителей, оно превратилось во вполне конкретное требование светских властей?

Не позднее 1405 года магистрат издал категорическое распоряжение: «после того как колокол пробьет восьмой час, никому не позволяется продолжать сидеть в корчме» – попробуй ту перечить!

О каком именно колоколе идет речь и где он располагался – в тексте не уточняется. Но уже тремя десятилетиями позднее сомнений быть не могло: тот, что подвешен на звоннице церкви Святого духа.

«Я звоню одинаково громко для богатого и для нищего, для служанки и госпожи, и никто не поставит мне это в вину» – гласит надпись, отлитая на колокольной бронзе мастером Мертеном Зейфертом в 1433 году.

Мысль для средневекового, сословного в своей основе общества, безусловно, прогрессивная. Но технический прогресс в данном случае не менее примечателен: в колокол звонил не церковный служка, а часовой механизм.

Сооружение его влетело отцам города в копеечку: сохранился датированный 1433 годом счет, согласно которому магистрат выделил внушительную сумму в 122 с половиной рижских марки серебром и четыре киллинга за установку часов.

Механизм, надо полагать, был далек от совершенства: всего шесть лет спустя некоему кузнецу Никлесу Корнеру были заплачены за его ремонт двести марок дополнительно – такое чувство, что часы пришлось в буквальном смысле создавать заново.

Наряду с техническими работами тогда же были осуществлены и художественно-декоративные: резчик по дереву Ханс Канклове изготовил новый циферблат, а маляр Михкель украсил его изображениями солнца и звездного неба.

Хотя до 1442 года, когда часы вновь потребовали, как сказали бы мы, профилактического ремонта, место их расположения напрямую не упоминается, сомнений в том, что украшали они церковь Святого духа, нет.

Ведь кроме своей непосредственной функции – служить местом молитвы для насельников одноименной богадельни – храм выполнял и функции капеллы магистрата, где даже проводились его заседания.

Этим, вероятно, возможно объяснить и тот факт, что собственными часами само здание ратуши обзавелось едва ли не последним среди городов Эстонии – только во второй половине позапрошлого столетия.

Все тем же XV веком датируются первые упоминания и еще об одних городских часах: в 1468 году Клавес Керкраде изготовил их для церкви Нигулисте – неясно только, для башни или для интерьера.

От тех нигулистских часов, как и от их «реинкарнации» последующего столетия, по описанию не уступавших курантам староместской ратуши в Праге, не осталось и следа.

След от старейших городских часов, по всей видимости, остался: серый четырехугольник на северной стене церкви Святого духа, обрамляющий барочный циферблат.

Вытесана эта «рама» из серого таллиннского плитняка – камня, который стал в городе доминирующим именно в то столетие, когда взоры жителей впервые обратились к часам.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!