А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1324 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным».

Не в том, известном со школьной скамьи, археологическом смысле: речь, понятное дело, идет вовсе не о наиболее характерном для данной исторической эпохи материале изготовления орудий труда.

Впервые в биографии Таллинна именно камень – свой, исконный, местный, здешний, добытый на склоне Ласнамяги плитняк – стал определять лицо города: строгое, готическое, по-северному сдержанное.

За последующие века время не раз пыталось внести в него изменения – в угоду художественным вкусам и сиюминутным потребностям. Но основные черты его различимы и поныне, на пороге третьего тысячелетия.

На всякий пожарный

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

«В лето 6941… немецкий город Колывань выгоре вси от грому и от молния со всеми домами, церквями и органами», – записал без малого шесть веков тому назад на пергаменте псковский летописец.

Колывань, как несложно догадаться – привычное в русской традиции вплоть до покорения города петровскими название Ревеля. А лето «от сотворения мира» 6941 – май 1433 года по нынешнему календарю.

Масштабы катастрофы были внушительными: по свидетельству хрониста Бальтазара Руссова, жившего, правда, более чем через столетие после описываемых событий, пламя перекинулось через городскую стену и выжгло форштадты.

Огню в тогдашнем Таллинне было где разгуляться: многочисленные хозяйственные постройки, а также жилища значительной части горожан были выстроены из дерева. А даже те, что были каменными, вполне могли быть крыты дранкой и соломой.

Пагубность подобной практики городскими властями осознавалась давно: еще за четыре года до опустошительного пожара магистрат приказал под угрозой солидного штрафа избавиться от выстроенных из дерева хотя бы хозяйственных построек.

Стихийное бедствие, по-видимому, оказало на тогдашних обывателей большее воздействие, чем угроза самых строгих взысканий: на протяжении жизни одного-двух поколений Ревель в черте крепостных стен стал преимущественно каменным городом.

В этом несложно убедиться, обратившись к документации Департамента охраны памятников старины: подавляющее большинство бюргерских жилищ Старого города возведены на временном отрезке от второй трети до третьей четверти XV века.

Приблизительно в те же годы ландшафт таллиннских крыш приобрел привычный для нас рыже-красный колер: черепица, изначально завозившаяся в Ревель из заморских портов, начала производиться на месте – в печах на полуострове Копли.

Имеются не слишком достоверные свидетельства того, что фреска с изображением разгула огненной стихии украшала некогда зал заседаний магистрата, а заглавные буквы пояснительного текста складывались в дату «1433».

Так или иначе, до наших дней она не дошла. Но одно из непосредственных последствий тогдашней трагедии взгляд знатока старины способен отыскать в историческом центре Таллинна и по сей день.

Достаточно зайти в подворотню бюргерского дома постарше – и обнаружить над своей головой кованые кольца: на них в Средние века было принято подвешивать пожарный инвентарь – багры и лестницы.

Четыре квартала
О том, что Таллинн испокон веков делился на Верхний и Нижний город, в курсе даже те, кто успевает познакомиться со столицей Эстонии за часы, отведенные на это туристам с круизных судов.

Значительно меньше тех, кто знает, что и Нижний город, в свою очередь, делился на два церковных прихода: Николаевский и Олафский, объединяющие, соответственно, окрестности одноименных церквей и их прихожан.

Для эпохи с религиозным сознанием такая модель, вероятно, казалась вполне естественной. Но едва ли самой эффективной: неслучайно же уже в начале XV столетия магистрат попробовал разделить город по-иному.

1417 годом датируется первая попытка поделить Ревель на четыре квартала – прежде всего с целью более эффективного сбора налогов, а также для надзора за соблюдением правил, прописанных в уложении городских законов.

Сама по себе идея, конечно же, не была «местным изобретением» ревельских отцов города. Более того, даже не порождением средневековой городской цивилизации: Средние века позаимствовали из практики градостроителей поздней античности.

Город, основанный на базе римского военного лагеря, имел некогда четкую геометрическую структуру: рос и застраивался он вдоль двух главных магистралей, пересекающихся друг с другом в центре поселения под прямым углом.

Подобная градостроительная концепция применялась в Средние века на территории нынешней Эстонии, например, в Пярну. Но Таллинн, выросший на месте пересечения торговых путей дохристианского периода, ей не подчинялся.

Потому кварталы-четверти, на которые более шестисот лет тому назад поделили город, должны были иметь форму неправильной трапеции. Сориентированы они были не по трассам основных улиц, а по городским воротам.

К сожалению, опубликованных сведений о том, как долго просуществовали в ганзейском Ревеле кварталы Глиняных, Морских, Кузнечных и Скотных ворот, до наших дней дошло до обидного мало.

Похоже, задумав первую в истории города административную реформу, члены магистрата опередили время: вновь термин «квартал» вернется в делопроизводство Таллинна лишь… в 1783 году.

То и дело меняя очертания, территорию и даже само свое название, единицы административного деления столицы существуют с той поры непрерывно – к удобству горожан и властей.

И хотя прямой непосредственной связи между нынешними частями города и средневековыми кварталами нет, то, что сама идея впервые родилась в XV веке, – отрадно.

Время часов
Словосочетание «опередить свое время» горожанам шестивековой давности едва ли было бы понятным, хотя массово следить за ходом времени они, вероятно, начали именно в ту пору.

Да и как было не следить, когда из достаточно абстрактного понятия, важного прежде разве что для священнослужителей, оно превратилось во вполне конкретное требование светских властей?

Не позднее 1405 года магистрат издал категорическое распоряжение: «после того как колокол пробьет восьмой час, никому не позволяется продолжать сидеть в корчме» – попробуй ту перечить!

О каком именно колоколе идет речь и где он располагался – в тексте не уточняется. Но уже тремя десятилетиями позднее сомнений быть не могло: тот, что подвешен на звоннице церкви Святого духа.

«Я звоню одинаково громко для богатого и для нищего, для служанки и госпожи, и никто не поставит мне это в вину» – гласит надпись, отлитая на колокольной бронзе мастером Мертеном Зейфертом в 1433 году.

Мысль для средневекового, сословного в своей основе общества, безусловно, прогрессивная. Но технический прогресс в данном случае не менее примечателен: в колокол звонил не церковный служка, а часовой механизм.

Сооружение его влетело отцам города в копеечку: сохранился датированный 1433 годом счет, согласно которому магистрат выделил внушительную сумму в 122 с половиной рижских марки серебром и четыре киллинга за установку часов.

Механизм, надо полагать, был далек от совершенства: всего шесть лет спустя некоему кузнецу Никлесу Корнеру были заплачены за его ремонт двести марок дополнительно – такое чувство, что часы пришлось в буквальном смысле создавать заново.

Наряду с техническими работами тогда же были осуществлены и художественно-декоративные: резчик по дереву Ханс Канклове изготовил новый циферблат, а маляр Михкель украсил его изображениями солнца и звездного неба.

Хотя до 1442 года, когда часы вновь потребовали, как сказали бы мы, профилактического ремонта, место их расположения напрямую не упоминается, сомнений в том, что украшали они церковь Святого духа, нет.

Ведь кроме своей непосредственной функции – служить местом молитвы для насельников одноименной богадельни – храм выполнял и функции капеллы магистрата, где даже проводились его заседания.

Этим, вероятно, возможно объяснить и тот факт, что собственными часами само здание ратуши обзавелось едва ли не последним среди городов Эстонии – только во второй половине позапрошлого столетия.

Все тем же XV веком датируются первые упоминания и еще об одних городских часах: в 1468 году Клавес Керкраде изготовил их для церкви Нигулисте – неясно только, для башни или для интерьера.

От тех нигулистских часов, как и от их «реинкарнации» последующего столетия, по описанию не уступавших курантам староместской ратуши в Праге, не осталось и следа.

След от старейших городских часов, по всей видимости, остался: серый четырехугольник на северной стене церкви Святого духа, обрамляющий барочный циферблат.

Вытесана эта «рама» из серого таллиннского плитняка – камня, который стал в городе доминирующим именно в то столетие, когда взоры жителей впервые обратились к часам.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!