А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным».

Не в том, известном со школьной скамьи, археологическом смысле: речь, понятное дело, идет вовсе не о наиболее характерном для данной исторической эпохи материале изготовления орудий труда.

Впервые в биографии Таллинна именно камень – свой, исконный, местный, здешний, добытый на склоне Ласнамяги плитняк – стал определять лицо города: строгое, готическое, по-северному сдержанное.

За последующие века время не раз пыталось внести в него изменения – в угоду художественным вкусам и сиюминутным потребностям. Но основные черты его различимы и поныне, на пороге третьего тысячелетия.

На всякий пожарный

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

«В лето 6941… немецкий город Колывань выгоре вси от грому и от молния со всеми домами, церквями и органами», – записал без малого шесть веков тому назад на пергаменте псковский летописец.

Колывань, как несложно догадаться – привычное в русской традиции вплоть до покорения города петровскими название Ревеля. А лето «от сотворения мира» 6941 – май 1433 года по нынешнему календарю.

Масштабы катастрофы были внушительными: по свидетельству хрониста Бальтазара Руссова, жившего, правда, более чем через столетие после описываемых событий, пламя перекинулось через городскую стену и выжгло форштадты.

Огню в тогдашнем Таллинне было где разгуляться: многочисленные хозяйственные постройки, а также жилища значительной части горожан были выстроены из дерева. А даже те, что были каменными, вполне могли быть крыты дранкой и соломой.

Пагубность подобной практики городскими властями осознавалась давно: еще за четыре года до опустошительного пожара магистрат приказал под угрозой солидного штрафа избавиться от выстроенных из дерева хотя бы хозяйственных построек.

Стихийное бедствие, по-видимому, оказало на тогдашних обывателей большее воздействие, чем угроза самых строгих взысканий: на протяжении жизни одного-двух поколений Ревель в черте крепостных стен стал преимущественно каменным городом.

В этом несложно убедиться, обратившись к документации Департамента охраны памятников старины: подавляющее большинство бюргерских жилищ Старого города возведены на временном отрезке от второй трети до третьей четверти XV века.

Приблизительно в те же годы ландшафт таллиннских крыш приобрел привычный для нас рыже-красный колер: черепица, изначально завозившаяся в Ревель из заморских портов, начала производиться на месте – в печах на полуострове Копли.

Имеются не слишком достоверные свидетельства того, что фреска с изображением разгула огненной стихии украшала некогда зал заседаний магистрата, а заглавные буквы пояснительного текста складывались в дату «1433».

Так или иначе, до наших дней она не дошла. Но одно из непосредственных последствий тогдашней трагедии взгляд знатока старины способен отыскать в историческом центре Таллинна и по сей день.

Достаточно зайти в подворотню бюргерского дома постарше – и обнаружить над своей головой кованые кольца: на них в Средние века было принято подвешивать пожарный инвентарь – багры и лестницы.

Четыре квартала
О том, что Таллинн испокон веков делился на Верхний и Нижний город, в курсе даже те, кто успевает познакомиться со столицей Эстонии за часы, отведенные на это туристам с круизных судов.

Значительно меньше тех, кто знает, что и Нижний город, в свою очередь, делился на два церковных прихода: Николаевский и Олафский, объединяющие, соответственно, окрестности одноименных церквей и их прихожан.

Для эпохи с религиозным сознанием такая модель, вероятно, казалась вполне естественной. Но едва ли самой эффективной: неслучайно же уже в начале XV столетия магистрат попробовал разделить город по-иному.

1417 годом датируется первая попытка поделить Ревель на четыре квартала – прежде всего с целью более эффективного сбора налогов, а также для надзора за соблюдением правил, прописанных в уложении городских законов.

Сама по себе идея, конечно же, не была «местным изобретением» ревельских отцов города. Более того, даже не порождением средневековой городской цивилизации: Средние века позаимствовали из практики градостроителей поздней античности.

Город, основанный на базе римского военного лагеря, имел некогда четкую геометрическую структуру: рос и застраивался он вдоль двух главных магистралей, пересекающихся друг с другом в центре поселения под прямым углом.

Подобная градостроительная концепция применялась в Средние века на территории нынешней Эстонии, например, в Пярну. Но Таллинн, выросший на месте пересечения торговых путей дохристианского периода, ей не подчинялся.

Потому кварталы-четверти, на которые более шестисот лет тому назад поделили город, должны были иметь форму неправильной трапеции. Сориентированы они были не по трассам основных улиц, а по городским воротам.

К сожалению, опубликованных сведений о том, как долго просуществовали в ганзейском Ревеле кварталы Глиняных, Морских, Кузнечных и Скотных ворот, до наших дней дошло до обидного мало.

Похоже, задумав первую в истории города административную реформу, члены магистрата опередили время: вновь термин «квартал» вернется в делопроизводство Таллинна лишь… в 1783 году.

То и дело меняя очертания, территорию и даже само свое название, единицы административного деления столицы существуют с той поры непрерывно – к удобству горожан и властей.

И хотя прямой непосредственной связи между нынешними частями города и средневековыми кварталами нет, то, что сама идея впервые родилась в XV веке, – отрадно.

Время часов
Словосочетание «опередить свое время» горожанам шестивековой давности едва ли было бы понятным, хотя массово следить за ходом времени они, вероятно, начали именно в ту пору.

Да и как было не следить, когда из достаточно абстрактного понятия, важного прежде разве что для священнослужителей, оно превратилось во вполне конкретное требование светских властей?

Не позднее 1405 года магистрат издал категорическое распоряжение: «после того как колокол пробьет восьмой час, никому не позволяется продолжать сидеть в корчме» – попробуй ту перечить!

О каком именно колоколе идет речь и где он располагался – в тексте не уточняется. Но уже тремя десятилетиями позднее сомнений быть не могло: тот, что подвешен на звоннице церкви Святого духа.

«Я звоню одинаково громко для богатого и для нищего, для служанки и госпожи, и никто не поставит мне это в вину» – гласит надпись, отлитая на колокольной бронзе мастером Мертеном Зейфертом в 1433 году.

Мысль для средневекового, сословного в своей основе общества, безусловно, прогрессивная. Но технический прогресс в данном случае не менее примечателен: в колокол звонил не церковный служка, а часовой механизм.

Сооружение его влетело отцам города в копеечку: сохранился датированный 1433 годом счет, согласно которому магистрат выделил внушительную сумму в 122 с половиной рижских марки серебром и четыре киллинга за установку часов.

Механизм, надо полагать, был далек от совершенства: всего шесть лет спустя некоему кузнецу Никлесу Корнеру были заплачены за его ремонт двести марок дополнительно – такое чувство, что часы пришлось в буквальном смысле создавать заново.

Наряду с техническими работами тогда же были осуществлены и художественно-декоративные: резчик по дереву Ханс Канклове изготовил новый циферблат, а маляр Михкель украсил его изображениями солнца и звездного неба.

Хотя до 1442 года, когда часы вновь потребовали, как сказали бы мы, профилактического ремонта, место их расположения напрямую не упоминается, сомнений в том, что украшали они церковь Святого духа, нет.

Ведь кроме своей непосредственной функции – служить местом молитвы для насельников одноименной богадельни – храм выполнял и функции капеллы магистрата, где даже проводились его заседания.

Этим, вероятно, возможно объяснить и тот факт, что собственными часами само здание ратуши обзавелось едва ли не последним среди городов Эстонии – только во второй половине позапрошлого столетия.

Все тем же XV веком датируются первые упоминания и еще об одних городских часах: в 1468 году Клавес Керкраде изготовил их для церкви Нигулисте – неясно только, для башни или для интерьера.

От тех нигулистских часов, как и от их «реинкарнации» последующего столетия, по описанию не уступавших курантам староместской ратуши в Праге, не осталось и следа.

След от старейших городских часов, по всей видимости, остался: серый четырехугольник на северной стене церкви Святого духа, обрамляющий барочный циферблат.

Вытесана эта «рама» из серого таллиннского плитняка – камня, который стал в городе доминирующим именно в то столетие, когда взоры жителей впервые обратились к часам.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!