А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего Ингерманландского бастиона.

Музейная страница в биографии бастионов, служивших некогда надежной защитой Таллинну, насчитывает десять лет. Срок не слишком внушительный даже в рамках человеческой жизни. А уж в истории сооружений, разменявших четвертое столетие, и вовсе незаметный.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Не будем, однако, делать скоропалительных выводов. Музеефикация таллиннских бастионов и превращение их в доступное для посетителей выставочное пространство – событие в культурной жизни столицы наших дней едва ли не экстраординарное.

Снаружи и внутри
Преодолев три десятка гранитных ступеней лестницы Майера, отказываешься верить, что горка Харьюмяги – дело рук человеческих. Еще сложнее убедить себя в этом, стоя на самой высокой ее точке – там, где в эстрадном некогда павильоне работает в наши дни кафе: двадцать два метра над уровнем площади Вабадусе – немногим ниже холма Тоомпеа.

Сооружение, по меркам своего времени в целом, а уж в масштабах тогдашнего Ревеля вне всякого сомнения циклопическое, выросло, между тем, на глазах одного поколения: возводить его начали в 1686 году, закончили в общих чертах – к 1710-му.

Ирония судьбы заключается в том, что в войне, готовясь к которой ревельские фортификации модернизировались по проекту Эрика Дальберга и Пауля фон Эссена, выстроенные по последнему слову науки бастионы, участие толком так и не приняли.

Зачумленный город капитулировал перед петровскими войсками, без боя. Коридоры и казематы Ингерманландского, равно как и двух других его собратьев-бастионов, сотрясались не от орудийной пальбы, а, разве что, от кашля инфицированных солдат.

После перехода города под скипетр российских монархов работы по модернизации оборонного пояса велись на протяжении всего XVIII столетия, но размах его значительно уступал амбициозным проектам шведских монархов и фортификаторов.

С одной стороны, еще сам Петр говорил, что исход войн зависит не от мощи городских укреплений, а от полевых сражений. С другой, основные средства государства шли на строительство Санкт-Петербурга: не до Ревеля, как-то, было.

Использовались ли – и если использовались, то как – внутренние помещения таллиннских бастионов во времена Эстляндской губернии, свидетельств сохранилось до обидного мало: что до демилитаризации города, что после нее.

На самом Ингерманландском бастионе, расположенном наиболее близко к центру – «горке у Кузнечных ворот», как называли его горожане – по крайней мере с семидесятых годов XIX века кипела активная жизнь.

Здесь работали увеселительные заведения и кафетерии, продавали мороженое и искусственную минеральную воду, запускали воздушные шары и проводили состязания атлетов, показывали, наконец, кино.

Что творилось в недрах бастионного тела – неизвестно. Вероятнее всего, ничего: во всяком случае, о попытках использования подземелий в качестве, например, ледовых погребов тогдашние источники молчат.

Лишь в тридцатые годы ХХ столетия, когда расчищены и открыты для туристов были ходы бастионов Нарвской крепости, иные из столичных журналистов предлагали поступить так же и в Таллинне.

Тогдашние городские власти, впрочем, нашли подземельям иное применение: в них было решено оборудовать газо- и бомбоубежище. Что оказалось нелишним: в воздухе пахло большой войной.

Война и мир
Если в годы войны Северной таллиннскими бастионами, по-видимому, так и не воспользовались ни разу, то в годы Второй мировой добрую службу горожанам они, как минимум один раз, сослужили.

Считается, что не менее тысячи жителей кварталов Старого города воспользовались оборудованными под Ингерманландским и Шведским бастионами бомбоубежищами во время рейда советских ВВС в марте 1944-го.

Никогда после подземные казематы подобным образом, по счастью, не использовались. Но если бы такая необходимость возникла – сплоховать бастионы были не должны: бомбоубежища в них совершенствовались и властями ЭССР.

В первую очередь касалось это тех, которые были расположены под горкой Линдамяги – былым бастионом, находящемся в непосредственной близости от замка Тоомпеа: это убежище предназначалось для руководства союзной республики.

Электричество, водопровод, канализация, системы принудительной вентиляции и очистки воздуха, телефонная сеть – целый подземный городок, способный к автономному функционированию был сооружен тут в пятидесятые годы.

Последующие четверть века все это хозяйство поддерживалось в состоянии полной боевой готовности. А потом – то ли морально устарела в целом, то ли веяния политики разрядки начали сказываться – но об убежищах под бастионами словно позабыли. В 1976-77 годах расчисткой помещений бывших укрытий занималась молодежь из организации «Kodulinn». Тогда же – впервые в послевоенный период – вновь задумались о возможности музеефикации уникального комплекса.

Культуре бастионным ходам вскоре выпало послужить – хотя и в несколько ином ключе: подземелья Ингерманландского бастиона Художественный фонд Эстонии использовал для хранения части коллекции скульптуры.

Говорят, что часть скрытых от посторонних глаз помещений использовали для встреч и распития «горячительного» представители молодежных субкультур восьмидесятых годов – в первую очередь, панки.

В девяностые их потеснили охотники за цветными металлами и бомжи: полиция несколько раз разгоняла их стихийные колония, а однажды – даже обнаружила среди тряпья и хлама труп.

Наведывались в бастионные ходы и любители острых ощущений – прежде всего, подростки. По счастью, доморощенные «спелеологи» возвращались из подземелий без происшествий.

Вода и камень
Если не изменяет память, приоритетом развития Таллиннского городского музея превращение бастионных ходов в туристический объект было провозглашено на конференции Дней Старого города-2004.

Той же осенью стартовали реставрационные и строительные работы. Продлились они два года и обошлись более чем десять миллионов тогдашних крон. Наконец, в феврале 2007-го первый этап задуманного был завершен.

Почти два года – в сопровождении гида – желающие могли совершить подземную прогулку по соединяющему Шведский и Ингреманландский бастионы подземному ходу и побродить в пустынных коридорах последнего.

Экспонаты появились тут только в марте 2010, когда была завершена реконструкция музейных помещений башни Кик-ин-де-Кёк. В конце того же месяца Музей бастионных ходов был официально открыт для посетителей.

Отбою в них не было – что вполне предсказуемо. Посетители могли не только детально ознакомиться со всеми этапами долгой и насыщенной истории бастионов вплоть до самого последнего времени, но и даже заглянуть в Таллинн…2219 года.

Добраться до инсталляции, предлагающий задуматься над тем, куда может завести процесс бесконтрольной урбанизации предлагалось на движущейся по рельсам скамье ультрамодернового вида: шутники не замедлили прозвать ее «таллиннским метро».

Музейные сотрудники на достигнутых лаврах почивать между тем отнюдь не намеревались: полным ходом шли работы второго этапа реконструкции бастионных ходов и дальнейшего приспособления их для размещения экспозиции.

На этот раз в поле зрения музейщиков попали помещения, где на протяжении веков, буквально, не ступала нога человека: воды древнего водопроводного канала затопили ходы и казематы восточной части Ингерманландского бастиона.

Лишь создание подземной парковки под площадью Вабадузе сделали их вновь доступными не только для аквалангистов – и к весне 2016 года в осушенных помещениях открылась экспозиция лапидариума.

Иными словами – коллекции резных камней из коллекции Городского музея: некогда они украшали фасады Старого города. Представлены были и надгробные памятники с утраченных в ХХ веке таллиннских кладбищ.

В частности, именно здесь можно увидеть монумент аэронавту Шарлю Леру и надгробие певицы Гертруды Мары – непонятно, правда, почему «собрали» его из осколков в неправильном порядке.

* * *

Прошлой весной четыре башни городской стены — Кик ин де Кёк, Девичья, Конюшенная и башня ворот Люхике ялг вместе с бастионами были объединены в Музей фортификаций.

Теперь посетители могут пройтись по следам разгуливавших по крепостной стене городских стражников, спуститься под землю в бастионные ходы и выйти на ее поверхность вновь на площади Вабадусе.

Планы дальнейшего развития экспозиции у музея имеются: они включают открытие в Девичьей башне выставки, посвященной работавшим в ней живописцам, а в западной части бастионных ходов – истории панк-движения Эстонии.

Но все это – после того, как нынешний режим чрезвычайного положения позволит вновь распахнуть музейные двери. Пока же экспозицией всех филиалов таллиннского городского музея можно ознакомиться виртуально.

Особенно отрадно, что интернет-страница имеет и версию на русском языке. Так что – есть возможность поздравить Музей фортификаций с первым юбилеем «в режиме самоизоляции».

А когда необходимость в нем отпадет – добро пожаловать в бастионные ходы: шанс прошагать три с лишним столетия их истории непосредственно на месте, где она писалась – действительно, уникален.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

Всё хорошо, Таллин 1992 / Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992

Kõik On Hea, Tallinn 1992 / Всё хорошо, Таллин, 1992 / Everything Is Good, Tallinn 1992. Vennaskond "Kõik on hea". ...

Читать дальше...

Таллинская весна 1960 года. Столица Эстонии ровно 60 лет назад.

В том году, то есть ровно 60 лет назад, кардинально изменился облик таллиннского Певческого поля вследствие того, что было построено ...

Читать дальше...

Таксофоны.

ФОТО: Lembit Soonpere, Eesti Filmiarhiiv

Эстония в советские годы: вещи, о которых многие из нас уже не помнят

В то время, когда люди старшего поколения ищут свои трудовые книжки, молодым людям стоит напомнить о вещах и явлениях, которые ...

Читать дальше...

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

От казематов к музейным залам: вчера и сегодня бастионных ходов Таллина

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего ...

Читать дальше...

Акварель Йоханнеса Хау, изображающая ул. Виру по направлению к Ратушной площади в 1830-х годах.

Восемь столетий Таллинна: век пятнадцатый, каменный

Век пятнадцатый – от основания же города третий – применительно к таллиннской истории по праву можно именовать «каменным». Не в том, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!