А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего Ингерманландского бастиона.

Музейная страница в биографии бастионов, служивших некогда надежной защитой Таллинну, насчитывает десять лет. Срок не слишком внушительный даже в рамках человеческой жизни. А уж в истории сооружений, разменявших четвертое столетие, и вовсе незаметный.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Не будем, однако, делать скоропалительных выводов. Музеефикация таллиннских бастионов и превращение их в доступное для посетителей выставочное пространство – событие в культурной жизни столицы наших дней едва ли не экстраординарное.

Снаружи и внутри
Преодолев три десятка гранитных ступеней лестницы Майера, отказываешься верить, что горка Харьюмяги – дело рук человеческих. Еще сложнее убедить себя в этом, стоя на самой высокой ее точке – там, где в эстрадном некогда павильоне работает в наши дни кафе: двадцать два метра над уровнем площади Вабадусе – немногим ниже холма Тоомпеа.

Сооружение, по меркам своего времени в целом, а уж в масштабах тогдашнего Ревеля вне всякого сомнения циклопическое, выросло, между тем, на глазах одного поколения: возводить его начали в 1686 году, закончили в общих чертах – к 1710-му.

Ирония судьбы заключается в том, что в войне, готовясь к которой ревельские фортификации модернизировались по проекту Эрика Дальберга и Пауля фон Эссена, выстроенные по последнему слову науки бастионы, участие толком так и не приняли.

Зачумленный город капитулировал перед петровскими войсками, без боя. Коридоры и казематы Ингерманландского, равно как и двух других его собратьев-бастионов, сотрясались не от орудийной пальбы, а, разве что, от кашля инфицированных солдат.

После перехода города под скипетр российских монархов работы по модернизации оборонного пояса велись на протяжении всего XVIII столетия, но размах его значительно уступал амбициозным проектам шведских монархов и фортификаторов.

С одной стороны, еще сам Петр говорил, что исход войн зависит не от мощи городских укреплений, а от полевых сражений. С другой, основные средства государства шли на строительство Санкт-Петербурга: не до Ревеля, как-то, было.

Использовались ли – и если использовались, то как – внутренние помещения таллиннских бастионов во времена Эстляндской губернии, свидетельств сохранилось до обидного мало: что до демилитаризации города, что после нее.

На самом Ингерманландском бастионе, расположенном наиболее близко к центру – «горке у Кузнечных ворот», как называли его горожане – по крайней мере с семидесятых годов XIX века кипела активная жизнь.

Здесь работали увеселительные заведения и кафетерии, продавали мороженое и искусственную минеральную воду, запускали воздушные шары и проводили состязания атлетов, показывали, наконец, кино.

Что творилось в недрах бастионного тела – неизвестно. Вероятнее всего, ничего: во всяком случае, о попытках использования подземелий в качестве, например, ледовых погребов тогдашние источники молчат.

Лишь в тридцатые годы ХХ столетия, когда расчищены и открыты для туристов были ходы бастионов Нарвской крепости, иные из столичных журналистов предлагали поступить так же и в Таллинне.

Тогдашние городские власти, впрочем, нашли подземельям иное применение: в них было решено оборудовать газо- и бомбоубежище. Что оказалось нелишним: в воздухе пахло большой войной.

Война и мир
Если в годы войны Северной таллиннскими бастионами, по-видимому, так и не воспользовались ни разу, то в годы Второй мировой добрую службу горожанам они, как минимум один раз, сослужили.

Считается, что не менее тысячи жителей кварталов Старого города воспользовались оборудованными под Ингерманландским и Шведским бастионами бомбоубежищами во время рейда советских ВВС в марте 1944-го.

Никогда после подземные казематы подобным образом, по счастью, не использовались. Но если бы такая необходимость возникла – сплоховать бастионы были не должны: бомбоубежища в них совершенствовались и властями ЭССР.

В первую очередь касалось это тех, которые были расположены под горкой Линдамяги – былым бастионом, находящемся в непосредственной близости от замка Тоомпеа: это убежище предназначалось для руководства союзной республики.

Электричество, водопровод, канализация, системы принудительной вентиляции и очистки воздуха, телефонная сеть – целый подземный городок, способный к автономному функционированию был сооружен тут в пятидесятые годы.

Последующие четверть века все это хозяйство поддерживалось в состоянии полной боевой готовности. А потом – то ли морально устарела в целом, то ли веяния политики разрядки начали сказываться – но об убежищах под бастионами словно позабыли. В 1976-77 годах расчисткой помещений бывших укрытий занималась молодежь из организации «Kodulinn». Тогда же – впервые в послевоенный период – вновь задумались о возможности музеефикации уникального комплекса.

Культуре бастионным ходам вскоре выпало послужить – хотя и в несколько ином ключе: подземелья Ингерманландского бастиона Художественный фонд Эстонии использовал для хранения части коллекции скульптуры.

Говорят, что часть скрытых от посторонних глаз помещений использовали для встреч и распития «горячительного» представители молодежных субкультур восьмидесятых годов – в первую очередь, панки.

В девяностые их потеснили охотники за цветными металлами и бомжи: полиция несколько раз разгоняла их стихийные колония, а однажды – даже обнаружила среди тряпья и хлама труп.

Наведывались в бастионные ходы и любители острых ощущений – прежде всего, подростки. По счастью, доморощенные «спелеологи» возвращались из подземелий без происшествий.

Вода и камень
Если не изменяет память, приоритетом развития Таллиннского городского музея превращение бастионных ходов в туристический объект было провозглашено на конференции Дней Старого города-2004.

Той же осенью стартовали реставрационные и строительные работы. Продлились они два года и обошлись более чем десять миллионов тогдашних крон. Наконец, в феврале 2007-го первый этап задуманного был завершен.

Почти два года – в сопровождении гида – желающие могли совершить подземную прогулку по соединяющему Шведский и Ингреманландский бастионы подземному ходу и побродить в пустынных коридорах последнего.

Экспонаты появились тут только в марте 2010, когда была завершена реконструкция музейных помещений башни Кик-ин-де-Кёк. В конце того же месяца Музей бастионных ходов был официально открыт для посетителей.

Отбою в них не было – что вполне предсказуемо. Посетители могли не только детально ознакомиться со всеми этапами долгой и насыщенной истории бастионов вплоть до самого последнего времени, но и даже заглянуть в Таллинн…2219 года.

Добраться до инсталляции, предлагающий задуматься над тем, куда может завести процесс бесконтрольной урбанизации предлагалось на движущейся по рельсам скамье ультрамодернового вида: шутники не замедлили прозвать ее «таллиннским метро».

Музейные сотрудники на достигнутых лаврах почивать между тем отнюдь не намеревались: полным ходом шли работы второго этапа реконструкции бастионных ходов и дальнейшего приспособления их для размещения экспозиции.

На этот раз в поле зрения музейщиков попали помещения, где на протяжении веков, буквально, не ступала нога человека: воды древнего водопроводного канала затопили ходы и казематы восточной части Ингерманландского бастиона.

Лишь создание подземной парковки под площадью Вабадузе сделали их вновь доступными не только для аквалангистов – и к весне 2016 года в осушенных помещениях открылась экспозиция лапидариума.

Иными словами – коллекции резных камней из коллекции Городского музея: некогда они украшали фасады Старого города. Представлены были и надгробные памятники с утраченных в ХХ веке таллиннских кладбищ.

В частности, именно здесь можно увидеть монумент аэронавту Шарлю Леру и надгробие певицы Гертруды Мары – непонятно, правда, почему «собрали» его из осколков в неправильном порядке.

* * *

Прошлой весной четыре башни городской стены — Кик ин де Кёк, Девичья, Конюшенная и башня ворот Люхике ялг вместе с бастионами были объединены в Музей фортификаций.

Теперь посетители могут пройтись по следам разгуливавших по крепостной стене городских стражников, спуститься под землю в бастионные ходы и выйти на ее поверхность вновь на площади Вабадусе.

Планы дальнейшего развития экспозиции у музея имеются: они включают открытие в Девичьей башне выставки, посвященной работавшим в ней живописцам, а в западной части бастионных ходов – истории панк-движения Эстонии.

Но все это – после того, как нынешний режим чрезвычайного положения позволит вновь распахнуть музейные двери. Пока же экспозицией всех филиалов таллиннского городского музея можно ознакомиться виртуально.

Особенно отрадно, что интернет-страница имеет и версию на русском языке. Так что – есть возможность поздравить Музей фортификаций с первым юбилеем «в режиме самоизоляции».

А когда необходимость в нем отпадет – добро пожаловать в бастионные ходы: шанс прошагать три с лишним столетия их истории непосредственно на месте, где она писалась – действительно, уникален.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!