А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Десять лет назад одним белым пятном на карте Таллинна стало меньше: для посетителей открылись подземные ходы, скрытые в недрах бывшего Ингерманландского бастиона.

Музейная страница в биографии бастионов, служивших некогда надежной защитой Таллинну, насчитывает десять лет. Срок не слишком внушительный даже в рамках человеческой жизни. А уж в истории сооружений, разменявших четвертое столетие, и вовсе незаметный.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Интерьеры бастионных ходов Таллинна в наши дни – в той их части, где размещена экспозиция резных камней.

Не будем, однако, делать скоропалительных выводов. Музеефикация таллиннских бастионов и превращение их в доступное для посетителей выставочное пространство – событие в культурной жизни столицы наших дней едва ли не экстраординарное.

Снаружи и внутри
Преодолев три десятка гранитных ступеней лестницы Майера, отказываешься верить, что горка Харьюмяги – дело рук человеческих. Еще сложнее убедить себя в этом, стоя на самой высокой ее точке – там, где в эстрадном некогда павильоне работает в наши дни кафе: двадцать два метра над уровнем площади Вабадусе – немногим ниже холма Тоомпеа.

Сооружение, по меркам своего времени в целом, а уж в масштабах тогдашнего Ревеля вне всякого сомнения циклопическое, выросло, между тем, на глазах одного поколения: возводить его начали в 1686 году, закончили в общих чертах – к 1710-му.

Ирония судьбы заключается в том, что в войне, готовясь к которой ревельские фортификации модернизировались по проекту Эрика Дальберга и Пауля фон Эссена, выстроенные по последнему слову науки бастионы, участие толком так и не приняли.

Зачумленный город капитулировал перед петровскими войсками, без боя. Коридоры и казематы Ингерманландского, равно как и двух других его собратьев-бастионов, сотрясались не от орудийной пальбы, а, разве что, от кашля инфицированных солдат.

После перехода города под скипетр российских монархов работы по модернизации оборонного пояса велись на протяжении всего XVIII столетия, но размах его значительно уступал амбициозным проектам шведских монархов и фортификаторов.

С одной стороны, еще сам Петр говорил, что исход войн зависит не от мощи городских укреплений, а от полевых сражений. С другой, основные средства государства шли на строительство Санкт-Петербурга: не до Ревеля, как-то, было.

Использовались ли – и если использовались, то как – внутренние помещения таллиннских бастионов во времена Эстляндской губернии, свидетельств сохранилось до обидного мало: что до демилитаризации города, что после нее.

На самом Ингерманландском бастионе, расположенном наиболее близко к центру – «горке у Кузнечных ворот», как называли его горожане – по крайней мере с семидесятых годов XIX века кипела активная жизнь.

Здесь работали увеселительные заведения и кафетерии, продавали мороженое и искусственную минеральную воду, запускали воздушные шары и проводили состязания атлетов, показывали, наконец, кино.

Что творилось в недрах бастионного тела – неизвестно. Вероятнее всего, ничего: во всяком случае, о попытках использования подземелий в качестве, например, ледовых погребов тогдашние источники молчат.

Лишь в тридцатые годы ХХ столетия, когда расчищены и открыты для туристов были ходы бастионов Нарвской крепости, иные из столичных журналистов предлагали поступить так же и в Таллинне.

Тогдашние городские власти, впрочем, нашли подземельям иное применение: в них было решено оборудовать газо- и бомбоубежище. Что оказалось нелишним: в воздухе пахло большой войной.

Война и мир
Если в годы войны Северной таллиннскими бастионами, по-видимому, так и не воспользовались ни разу, то в годы Второй мировой добрую службу горожанам они, как минимум один раз, сослужили.

Считается, что не менее тысячи жителей кварталов Старого города воспользовались оборудованными под Ингерманландским и Шведским бастионами бомбоубежищами во время рейда советских ВВС в марте 1944-го.

Никогда после подземные казематы подобным образом, по счастью, не использовались. Но если бы такая необходимость возникла – сплоховать бастионы были не должны: бомбоубежища в них совершенствовались и властями ЭССР.

В первую очередь касалось это тех, которые были расположены под горкой Линдамяги – былым бастионом, находящемся в непосредственной близости от замка Тоомпеа: это убежище предназначалось для руководства союзной республики.

Электричество, водопровод, канализация, системы принудительной вентиляции и очистки воздуха, телефонная сеть – целый подземный городок, способный к автономному функционированию был сооружен тут в пятидесятые годы.

Последующие четверть века все это хозяйство поддерживалось в состоянии полной боевой готовности. А потом – то ли морально устарела в целом, то ли веяния политики разрядки начали сказываться – но об убежищах под бастионами словно позабыли. В 1976-77 годах расчисткой помещений бывших укрытий занималась молодежь из организации «Kodulinn». Тогда же – впервые в послевоенный период – вновь задумались о возможности музеефикации уникального комплекса.

Культуре бастионным ходам вскоре выпало послужить – хотя и в несколько ином ключе: подземелья Ингерманландского бастиона Художественный фонд Эстонии использовал для хранения части коллекции скульптуры.

Говорят, что часть скрытых от посторонних глаз помещений использовали для встреч и распития «горячительного» представители молодежных субкультур восьмидесятых годов – в первую очередь, панки.

В девяностые их потеснили охотники за цветными металлами и бомжи: полиция несколько раз разгоняла их стихийные колония, а однажды – даже обнаружила среди тряпья и хлама труп.

Наведывались в бастионные ходы и любители острых ощущений – прежде всего, подростки. По счастью, доморощенные «спелеологи» возвращались из подземелий без происшествий.

Вода и камень
Если не изменяет память, приоритетом развития Таллиннского городского музея превращение бастионных ходов в туристический объект было провозглашено на конференции Дней Старого города-2004.

Той же осенью стартовали реставрационные и строительные работы. Продлились они два года и обошлись более чем десять миллионов тогдашних крон. Наконец, в феврале 2007-го первый этап задуманного был завершен.

Почти два года – в сопровождении гида – желающие могли совершить подземную прогулку по соединяющему Шведский и Ингреманландский бастионы подземному ходу и побродить в пустынных коридорах последнего.

Экспонаты появились тут только в марте 2010, когда была завершена реконструкция музейных помещений башни Кик-ин-де-Кёк. В конце того же месяца Музей бастионных ходов был официально открыт для посетителей.

Отбою в них не было – что вполне предсказуемо. Посетители могли не только детально ознакомиться со всеми этапами долгой и насыщенной истории бастионов вплоть до самого последнего времени, но и даже заглянуть в Таллинн…2219 года.

Добраться до инсталляции, предлагающий задуматься над тем, куда может завести процесс бесконтрольной урбанизации предлагалось на движущейся по рельсам скамье ультрамодернового вида: шутники не замедлили прозвать ее «таллиннским метро».

Музейные сотрудники на достигнутых лаврах почивать между тем отнюдь не намеревались: полным ходом шли работы второго этапа реконструкции бастионных ходов и дальнейшего приспособления их для размещения экспозиции.

На этот раз в поле зрения музейщиков попали помещения, где на протяжении веков, буквально, не ступала нога человека: воды древнего водопроводного канала затопили ходы и казематы восточной части Ингерманландского бастиона.

Лишь создание подземной парковки под площадью Вабадузе сделали их вновь доступными не только для аквалангистов – и к весне 2016 года в осушенных помещениях открылась экспозиция лапидариума.

Иными словами – коллекции резных камней из коллекции Городского музея: некогда они украшали фасады Старого города. Представлены были и надгробные памятники с утраченных в ХХ веке таллиннских кладбищ.

В частности, именно здесь можно увидеть монумент аэронавту Шарлю Леру и надгробие певицы Гертруды Мары – непонятно, правда, почему «собрали» его из осколков в неправильном порядке.

* * *

Прошлой весной четыре башни городской стены — Кик ин де Кёк, Девичья, Конюшенная и башня ворот Люхике ялг вместе с бастионами были объединены в Музей фортификаций.

Теперь посетители могут пройтись по следам разгуливавших по крепостной стене городских стражников, спуститься под землю в бастионные ходы и выйти на ее поверхность вновь на площади Вабадусе.

Планы дальнейшего развития экспозиции у музея имеются: они включают открытие в Девичьей башне выставки, посвященной работавшим в ней живописцам, а в западной части бастионных ходов – истории панк-движения Эстонии.

Но все это – после того, как нынешний режим чрезвычайного положения позволит вновь распахнуть музейные двери. Пока же экспозицией всех филиалов таллиннского городского музея можно ознакомиться виртуально.

Особенно отрадно, что интернет-страница имеет и версию на русском языке. Так что – есть возможность поздравить Музей фортификаций с первым юбилеем «в режиме самоизоляции».

А когда необходимость в нем отпадет – добро пожаловать в бастионные ходы: шанс прошагать три с лишним столетия их истории непосредственно на месте, где она писалась – действительно, уникален.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!