А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация дома по адресу улица Я. Поска, 41.

Ценность деревянного жилого фонда предместий Таллинна за последние лет десять-пятнадцать стала очевидна не только для искусствоведов и маклеров, но и для широких масс горожан.

Среди тех из них, кто интересуется прошлым столицы чуть глубже, стало хорошим тоном различать два основных типа застройки: дом с каменной лестничной клеткой – «таллиннский», без нее – «лендеровский».

На здания, выпадающие из этой стройной классификации, внимание, как правило, обращают реже. Хотя именно среди них зачастую попадаются не просто уникумы – подлинные шедевры, достойные заботы и сохранения.

Часть из них, увы, даже за последние годы оказались утраченными: достаточно вспомнить искаженный последующими перестройками, но от этого не менее колоритный особняк-теремок на углу Палдиского шоссе и улицы Тулика.

Казалось, вслед за ним в область воспоминаний обречен отправиться и его ближайший собрат – деревянный дом по адресу Поска, 41, выстроенный одним из немногочисленных русских зодчих дореволюционного Ревеля – Алексеем Федотовым…

Национальный колорит

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Во времена, когда жил сам Федотов, а будущий политик Яан Поска только присматривался к недвижимости на улице, которой было суждено получить его имя, окрестная местность звалась горожанами Слободой.

Если быть еще точнее – Старой дворцовой слободой: именно здесь (по крайней мере со второй трети XVIII столетия) селился «обслуживающий персонал» загородной царской резиденции – Екатеринентальского дворца и парка.

Служащие дворцового ведомства в массе своей были «переведены» в далекую Эстляндию из «коренных» российских губерний – и потому нет ничего удивительного, что на новую родину они перенесли привычный им облик жилищ.

На отрезке улицы Поска от пешеходного прохода, ведущего в сторону улицы Кёлери, до угла с улицей Койдула облик былой дворцовой слободы считывается местами особенно отчетливо: дома в три окна, стоящие к улице торцом, сбоку – ворота во двор.

Своеобразная гармония ансамбля, напоминающего облик крохотных городков и богатых сел российской глубинки, впервые оказалась нарушена на рубеже прошлого-позапрошлого веков, когда обслугу дворца стали сменять иные слои горожан.

Дома подросли до двух этажей, развернулись к проезжей части вытянутой стороной фасада, обзавелись коваными козырьками над входом и обязательными по новым строительным уставам противопожарными каменными брандмауэрами.

Облик улицы стал несколько более «таллиннским», чем прежде, в некоторой мере утратив национальный колорит, красноречиво свидетельствовавший прежде о происхождении и архитектурных традициях первых здешний жителей.

Однако именно в это время на главной «слободской» улице, официально звавшейся тогда Песочной, появилось здание, достойное считаться одним из самых ярких образчиков неорусского стиля в жилой архитектуре Таллинна.

Да и как, наверное, могло оно быть иным, учитывая происхождение и, надо полагать, полную схожесть художественных вкусов зодчего и заказчика: архитектора Федотова и православного священника Стратановича?!

Очевидный выбор
До сих пор не совсем ясно: попал в Ревель Федотов, служа по гражданскому ведомству или же вначале все-таки по военному?

Относительно Иоанна Николаевича Стратановича сомнений быть не может: уроженец Могилевской губернии, он после окончания духовной семинарии был на протяжении долгих лет тесно связан с армией Российской империи.

Именно он, будучи священником лейб-гвардии Кирасирским Его Величества полка, одним из первых сообщил о явлении воинам образа Девы Марии Августовской, ставшей последней воинской иконой дореволюционной России.

Случилось это уже в дни Первой мировой войны. А лет за тридцать до того, как над Европой загрохотали пушки, молодой священник стал настоятелем ревельского Преображенского собора – главного православного храма губернского города.

Выбор места служения нуждается в отдельном исследовании: некий Симеон Стратанович служил во времена Николая I в таллиннской Казанской церкви – тоже, кстати, воинской, – но был ли это родственник или однофамилец Иоанна – неизвестно.

Выбор же архитектурного стиля для жилища соборного настоятеля очевиден: обращение к традициям не просто древнерусского зодчества, а именно деревянного, по умолчанию – «деревенского», то есть наиболее «народного», «исконного» его варианта.

Украшение фасадов сквозной резьбой по дереву, акцентирование декоративными наличниками оконных и дверных проемов, а накладной вертикальной планкой – отдельных частей постройки было характерно для творческой манеры Федотова.

Будучи на момент строительства дома Стратановича архитектором начинающим – нельзя исключать, что постройка на Поска, 41 была его первой работой в Ревеле, – он порой заимствовал отдельные элементы убранства из перечней образцов.

Попытки найти точный прообраз облика жилища ревельского священника на страницах российских архитектурных журналов и альманахов той поры успехом пока не увенчались, но косвенный источник вдохновения обнаружен.

Наличник расположенного в правой части асимметричного фасада окна практически полностью совпадает с аналогом из IV тома «Архитектурной энциклопедии XIX века» Гавриила Барановского.

Вот только издан сборник образцов-увражей был в Санкт-Петербурге в 1904 году. А дом священника Стратановича в Таллинне был выстроен ровно на двадцать лет ранее…

Статус забвения
Удивительное дело: назначенному в конце 1917 года настоятелем петроградского Екатерининского собора Иоанну Старатановичу оказалось суждено вернуться в Эстонию.

Отступая вместе с частями Северо-Западной армии, он три года спустя оказался штатным священником Русского госпиталя №2 в Копли, обслуживавшего как военных, так и гражданских беженцев.

В двадцатые-тридцатые годы он возглавлял православный приход в крохотной церквушке при Балтийской мануфактуре, а окончил земной путь уже после Второй мировой войны настоятелем собора в Нарве.

Архитектор Федотов скончался еще при царской власти; национализированный после включения Эстонии в состав СССР выстроенный им дом на улице, сменившей название в честь большевика Лейнера, часто менял жильцов.

Восстановление государственности ЭР и приватизация недвижимости сыграли с постройкой двойную игру. Оказавшаяся почему-то собственностью сразу четырех владельцев постройка на Поска, 41 стала объектом имущественных споров.

Похоже, что именно нежелание совладельцев прийти к консенсусу парадоксальным образом поспособствовало сохранению исторического здания: его соседи справа и слева были оперативно проданы – и уступили место современным строениям.

Лишенный хозяйской заботы и давно расселенный дом при этом, разумеется, ветшал: состояние его год от года вызывало у специалистов все большие и большие опасения, у гидов – стыд за облик города, а у ценителей старины – горькую жалость.

Ведь то, что в список охраняемого наследия домовладение вошло еще в далеком 1997 году, знали немногие. А то, что несмотря на высокий статус оно рассыпается буквально на глазах, мог заметить каждый прохожий.

Ситуация начала меняться в лучшую сторону совсем недавно: в минувшем месяце новый владелец недвижимости взялся за комплексную реставрацию архитектурного памятника – с обязательным сохранением его исторического облика.

Отрадно, что благое начинание поддержали и городские власти: среди выделенных в этом году тридцати семи пособий собственникам зданий, имеющих культурно-историческую ценность, фигурирует и адрес дома Стратановича.

* * *
По словам вице-мэра Андрея Новикова, городу приятно, что новый владелец недвижимости поставил цель отреставрировать простоявшую двадцать лет заброшенной жемчужину и памятник Кадриорга.

«Жилой дом на Поска, 41 притягивает взгляд богатым декором – деревянным кружевом, – отмечает вице-мэр. – Самобытный и оригинальный, он, безусловно, заслуживал лучшего обращения с собой.

Еще совсем недавно казалось, что он попал в жернова жизни безвозвратно. Однако в этом году он обрел нового хозяина, который взялся полностью отреставрировать здание и вернуть ему былой лоск.

В нынешнем году именно он получит самое крупное пособие на реставрацию: учитывая значимость памятника, мы приняли решение поддержать благое начинание суммой в двадцать тысяч евро.

Особенно затратна реставрация деревянного кружева фасада. К тому же владелец памятника обязан учитывать, что работы должно проводить предприятие, имеющее разрешение на деятельность.

Помимо всего прочего, владелец должен будет установить на дом и новую крышу. Все это – немалые затраты. Так что помощь на реставрацию, полученная от города, будет очень кстати».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!