А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Говорят так:
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация дома по адресу улица Я. Поска, 41.

Ценность деревянного жилого фонда предместий Таллинна за последние лет десять-пятнадцать стала очевидна не только для искусствоведов и маклеров, но и для широких масс горожан.

Среди тех из них, кто интересуется прошлым столицы чуть глубже, стало хорошим тоном различать два основных типа застройки: дом с каменной лестничной клеткой – «таллиннский», без нее – «лендеровский».

На здания, выпадающие из этой стройной классификации, внимание, как правило, обращают реже. Хотя именно среди них зачастую попадаются не просто уникумы – подлинные шедевры, достойные заботы и сохранения.

Часть из них, увы, даже за последние годы оказались утраченными: достаточно вспомнить искаженный последующими перестройками, но от этого не менее колоритный особняк-теремок на углу Палдиского шоссе и улицы Тулика.

Казалось, вслед за ним в область воспоминаний обречен отправиться и его ближайший собрат – деревянный дом по адресу Поска, 41, выстроенный одним из немногочисленных русских зодчих дореволюционного Ревеля – Алексеем Федотовым…

Национальный колорит

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Во времена, когда жил сам Федотов, а будущий политик Яан Поска только присматривался к недвижимости на улице, которой было суждено получить его имя, окрестная местность звалась горожанами Слободой.

Если быть еще точнее – Старой дворцовой слободой: именно здесь (по крайней мере со второй трети XVIII столетия) селился «обслуживающий персонал» загородной царской резиденции – Екатеринентальского дворца и парка.

Служащие дворцового ведомства в массе своей были «переведены» в далекую Эстляндию из «коренных» российских губерний – и потому нет ничего удивительного, что на новую родину они перенесли привычный им облик жилищ.

На отрезке улицы Поска от пешеходного прохода, ведущего в сторону улицы Кёлери, до угла с улицей Койдула облик былой дворцовой слободы считывается местами особенно отчетливо: дома в три окна, стоящие к улице торцом, сбоку – ворота во двор.

Своеобразная гармония ансамбля, напоминающего облик крохотных городков и богатых сел российской глубинки, впервые оказалась нарушена на рубеже прошлого-позапрошлого веков, когда обслугу дворца стали сменять иные слои горожан.

Дома подросли до двух этажей, развернулись к проезжей части вытянутой стороной фасада, обзавелись коваными козырьками над входом и обязательными по новым строительным уставам противопожарными каменными брандмауэрами.

Облик улицы стал несколько более «таллиннским», чем прежде, в некоторой мере утратив национальный колорит, красноречиво свидетельствовавший прежде о происхождении и архитектурных традициях первых здешний жителей.

Однако именно в это время на главной «слободской» улице, официально звавшейся тогда Песочной, появилось здание, достойное считаться одним из самых ярких образчиков неорусского стиля в жилой архитектуре Таллинна.

Да и как, наверное, могло оно быть иным, учитывая происхождение и, надо полагать, полную схожесть художественных вкусов зодчего и заказчика: архитектора Федотова и православного священника Стратановича?!

Очевидный выбор
До сих пор не совсем ясно: попал в Ревель Федотов, служа по гражданскому ведомству или же вначале все-таки по военному?

Относительно Иоанна Николаевича Стратановича сомнений быть не может: уроженец Могилевской губернии, он после окончания духовной семинарии был на протяжении долгих лет тесно связан с армией Российской империи.

Именно он, будучи священником лейб-гвардии Кирасирским Его Величества полка, одним из первых сообщил о явлении воинам образа Девы Марии Августовской, ставшей последней воинской иконой дореволюционной России.

Случилось это уже в дни Первой мировой войны. А лет за тридцать до того, как над Европой загрохотали пушки, молодой священник стал настоятелем ревельского Преображенского собора – главного православного храма губернского города.

Выбор места служения нуждается в отдельном исследовании: некий Симеон Стратанович служил во времена Николая I в таллиннской Казанской церкви – тоже, кстати, воинской, – но был ли это родственник или однофамилец Иоанна – неизвестно.

Выбор же архитектурного стиля для жилища соборного настоятеля очевиден: обращение к традициям не просто древнерусского зодчества, а именно деревянного, по умолчанию – «деревенского», то есть наиболее «народного», «исконного» его варианта.

Украшение фасадов сквозной резьбой по дереву, акцентирование декоративными наличниками оконных и дверных проемов, а накладной вертикальной планкой – отдельных частей постройки было характерно для творческой манеры Федотова.

Будучи на момент строительства дома Стратановича архитектором начинающим – нельзя исключать, что постройка на Поска, 41 была его первой работой в Ревеле, – он порой заимствовал отдельные элементы убранства из перечней образцов.

Попытки найти точный прообраз облика жилища ревельского священника на страницах российских архитектурных журналов и альманахов той поры успехом пока не увенчались, но косвенный источник вдохновения обнаружен.

Наличник расположенного в правой части асимметричного фасада окна практически полностью совпадает с аналогом из IV тома «Архитектурной энциклопедии XIX века» Гавриила Барановского.

Вот только издан сборник образцов-увражей был в Санкт-Петербурге в 1904 году. А дом священника Стратановича в Таллинне был выстроен ровно на двадцать лет ранее…

Статус забвения
Удивительное дело: назначенному в конце 1917 года настоятелем петроградского Екатерининского собора Иоанну Старатановичу оказалось суждено вернуться в Эстонию.

Отступая вместе с частями Северо-Западной армии, он три года спустя оказался штатным священником Русского госпиталя №2 в Копли, обслуживавшего как военных, так и гражданских беженцев.

В двадцатые-тридцатые годы он возглавлял православный приход в крохотной церквушке при Балтийской мануфактуре, а окончил земной путь уже после Второй мировой войны настоятелем собора в Нарве.

Архитектор Федотов скончался еще при царской власти; национализированный после включения Эстонии в состав СССР выстроенный им дом на улице, сменившей название в честь большевика Лейнера, часто менял жильцов.

Восстановление государственности ЭР и приватизация недвижимости сыграли с постройкой двойную игру. Оказавшаяся почему-то собственностью сразу четырех владельцев постройка на Поска, 41 стала объектом имущественных споров.

Похоже, что именно нежелание совладельцев прийти к консенсусу парадоксальным образом поспособствовало сохранению исторического здания: его соседи справа и слева были оперативно проданы – и уступили место современным строениям.

Лишенный хозяйской заботы и давно расселенный дом при этом, разумеется, ветшал: состояние его год от года вызывало у специалистов все большие и большие опасения, у гидов – стыд за облик города, а у ценителей старины – горькую жалость.

Ведь то, что в список охраняемого наследия домовладение вошло еще в далеком 1997 году, знали немногие. А то, что несмотря на высокий статус оно рассыпается буквально на глазах, мог заметить каждый прохожий.

Ситуация начала меняться в лучшую сторону совсем недавно: в минувшем месяце новый владелец недвижимости взялся за комплексную реставрацию архитектурного памятника – с обязательным сохранением его исторического облика.

Отрадно, что благое начинание поддержали и городские власти: среди выделенных в этом году тридцати семи пособий собственникам зданий, имеющих культурно-историческую ценность, фигурирует и адрес дома Стратановича.

* * *
По словам вице-мэра Андрея Новикова, городу приятно, что новый владелец недвижимости поставил цель отреставрировать простоявшую двадцать лет заброшенной жемчужину и памятник Кадриорга.

«Жилой дом на Поска, 41 притягивает взгляд богатым декором – деревянным кружевом, – отмечает вице-мэр. – Самобытный и оригинальный, он, безусловно, заслуживал лучшего обращения с собой.

Еще совсем недавно казалось, что он попал в жернова жизни безвозвратно. Однако в этом году он обрел нового хозяина, который взялся полностью отреставрировать здание и вернуть ему былой лоск.

В нынешнем году именно он получит самое крупное пособие на реставрацию: учитывая значимость памятника, мы приняли решение поддержать благое начинание суммой в двадцать тысяч евро.

Особенно затратна реставрация деревянного кружева фасада. К тому же владелец памятника обязан учитывать, что работы должно проводить предприятие, имеющее разрешение на деятельность.

Помимо всего прочего, владелец должен будет установить на дом и новую крышу. Все это – немалые затраты. Так что помощь на реставрацию, полученная от города, будет очень кстати».

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!