А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1323 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет тому назад: на подъезде к Таллинну открылся мотель «Пеолео».

Птицы на вывесках таллиннских отелей поселились давно: по крайней мере с конца XIX столетия.

Правда, с учетом неписаных тогдашних правил были они скорее не реальными, а геральдическими – как правило, орлами, причем с непредсказуемым колером пера: от черного до красного.

Где располагались в былом Ревеле постоялые дворы и гостиницы Schwarzes Adler или Rotes Adler – помнят разве что пожелтевшие страницы давнишних путеводителей да адресных книг.

А вот заведение гостиничного бизнеса, названное «в честь» куда как более реалистичной, а главное – мирной и дружелюбной иволги, существует у самых границ Таллинне и по сей день – с 20 июня 1990 года.

Как в кино

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

«Вчера в первой половине дня мне выпало посидеть за столом администратора перед монитором, – делился с читателями новым опытом корреспондент газеты «Вечерний Таллинн». – Картинка, была, правда, не цветная, и показывали не приключенческий фильм. Показывали девушек, моющих лестницу, кружащую по территории уборочную машину, нескольких мужчин.

За окном между тем открывался сельский вид, березовая опушка, а дальше – поле, перекрещенное электрическими столбами. Вывеска „Пеолео“. Motel camping. Пярнуское шоссе, 555. Таллинн, Эстония».

Конечно, не величина порядкового номера домовладения удивила сотрудника СМИ. И не специализация, указанная на вывеске: мотели и автокемпинги были известны в окрестностях столицы чуть ли не с конца пятидесятых.

Удивляло другое: техническое оснащение и уровень комфорта, знакомый разве что по иностранным кинолентам да совсем не частым еще поездкам в соседнюю Финляндию, с прозаичностью далекой таллиннской окраины на южном выезде из города.

Ведь совсем недавно на этом месте – в малоперспективном даже с точки зрения невзыскательного тогдашнего дачника болотистом перелеске, расположенном слишком близко от шоссе и высоковольтной линии, – не было в буквальном смысле вообще ничего.

И вряд ли бы появилось в обозримом будущем, если бы не сотрудничество двух родных братьев, волей судьбы оказавшихся по разные стороны Атлантического океана, но на волне преобразований времен перестройки решивших работать совместно.

Одного брата звали Лембит Соотс, и жил он в Канаде. Второго – Лео Соотс, и паспорт ему был выдан в Эстонской ССР. Вместе они представляли собой фирму Soots Tourism, основанную весной 1988 года.

В мае того же года братья решили поставить на обочине Пярнуского шоссе первый домик автокемпинга. За месяц их семейство разрослось до десяти и вскоре после Иванова дня приняло первого гостя.

Им, по воспоминаниям Лео, оказался турист из Литвы. Следом потянулись другие – и владельцам кемпинга стало ясно: надо создавать что-то более солидное, чем просто домики у парковки…

Непривычный прием
Для таллиннца наших дней открытие нового отеля – событие рутинное, проходное. А частный его статус – вещь сама собой разумеющаяся.

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Трудно даже поверить, что всего каких-нибудь лет тридцать тому назад ситуация была диаметрально противоположная: гостиничный туризм был делом серьезным, находящимся в ведении и под строгим надзором государства.

Потому, надо понимать, даже передача довоенного еще гостиничного здания на трамвайной остановке у Балтийского вокзала осенью 1989 года во владение кооператива нашла отражение на страницах периодической печати.

Но тогда речь шла лишь о смене владельца и вывески. А теперь – о строительстве совершенно новых помещений как для приема и размещения туристов, так и для их комплексного обслуживания. Причем главное – по инициативе частных хозяев.

«Два года шло строительство, чтобы привести в порядок два с лишним гектара земли, принадлежащих фирме, – писала Õhtuleht. – Корчма „Тойдутаре“, в которой работы завершатся сегодня-завтра, и открывшийся сегодня мотель – последние строения».

Сегодня трудно догадаться, что на месте нынешнего современного дома года два тому назад рос болотный кустарник – бетонированные канавы отводят лишнюю воду. На заднем дворе вместо прежних диких зарослей – детская игровая площадка.

Архитектор гостиничного комплекса в газетной публикации о его открытии отмечен не был: для массового сознания начала девяностых годов, наверное, куда как важнее было то, что разработан он был «канадской фирмой».

Можно предположить, что руку к его разработке приложил и один из владельцев: Лембит Соотс хотя и занимался на профессиональном уровне живописью, образование начинал в Техническом институте Стокгольма.

Строительством непосредственно занимались сотрудники вильяндиской конторы Управления межколхозного строительства. Что тоже неслучайно: родом братья Соотсы были как раз из региона Мульгимаа.

«Для строителей этот объект стал неплохой рекламой, – сообщала газета. – Заинтересованные лица уже приезжали узнавать: нельзя ли и им заказать себе подобную постройку?

Строительство велось одновременно с оформлением бумаг. А не так, что сначала долгое проектирование и планирование: тут можно упустить момент. Да, к такому мы не привыкли!»

Искренние надежды
Корреспонденты восхищались внешним видом мотеля: сочетание современной архитектуры с традиционными для эстонского народного зодчества тростниковыми крышами импонировало эпохе.

Почти заграничным шиком прельщали интерьеры: двадцать две комнаты, в каждой из которых – картины, телефон и цветной телевизор. На полу – ковер с таким густым ворсом, что в нем в прямом смысле тонули ноги.

Тридцать три домика для более «бюджетных» автотуристов, место для уличного костра и гриля, конференц-зал, арендовать который можно было под мероприятия и не снимая на ночь место в гостинице – все это не могло не радовать.

«Мы хотим, чтобы нашим гостям были обеспечены покой и безопасность, – рассказывал Лео Соотс. – Ведь, честно говоря, туристический бизнес пока не очень себя оправдывает. А все потому, что о нас думают очень по-разному.

Конечно, нельзя отрицать, что не хватает бензина и магазины полупусты. Но ведь потенциальные гости всякого мотеля слышат, что в Эстонии нельзя ни на минуту оставить без присмотра личный автомобиль: тут же его угонят или обворуют.

Поэтому, если мы хотим оставить о себе хорошее впечатление, нужно быть готовым к любым случайностям. Именно поэтому мы не жалеем средств на систему внутренней связи и камеры с мониторами, которые позволяют видеть на территории каждый метр».

Хозяева «Пеолео» признавали: на современную экономическую ситуацию в Эстонии смотрели они трезво. И понимали, что разбогатеть на частном мотеле вдруг и сразу едва ли удастся. Потому первый год они заложили в бизнес-план как убыточный.

«Поначалу мы искренне надеялись, что мотель и кемпинг окажутся по соседству с магистралью, ведущей в Восточную Европу, – продолжали представители фирмы Soots Tourism. – Но пока такого пути нет. Ни для товаров, ни для туристов».

«Это сегодня, – продолжала рассуждения в том же духе газета „Вечерний Таллинн“. – Но хозяин должен думать и о дне завтрашнем. Во имя этого „завтра“ и построен „Пеолео“ прямо на границе города, со всеми удобствами для туристов.

Мотель, разумеется, предназначен для иностранных туристов, но и своим людям в крове не откажут, если появятся желающие. Нужно только учитывать, что стоимость номера здесь довольно велика.

Деревянные домики на обочине дороги многие мобильные люди уже приметили. И если сами пока не останавливались в кемпинге, то уж отведать шашлыка в „Пеолео“ наверняка заезжали».

* * *
Один из основателей легендарного «Пеолео» – Лембит Соотс – скончался в 2010 году. Его брат и партнер по гостиничному бизнесу – семью годами позже.

Основанный ими комплекс к тому времени успел пережить обширный пожар, неоднократную, порой – скандальную смену владельцев, и, что самое досадное, казалось, раз и навсегда утратил свое первоначальное название.

Однако несколько лет назад на указателе, расположенном справа, если въезжать в Таллинн со стороны Пярну, невесть почему и зачем появившееся имя «Зальцбург» вновь сменилось изначальным, напоминающим о желтобокой пичужке.

Орнитологи говорят: продолжительность жизни иволги – до полутора десятка лет. Названной в ее честь первой полностью частной гостинице современного Таллинна удалось просуществовать вдвое больше.

Конечно, и тридцать лет – для предприятия туристического сектора возраст совсем не запредельный. Но то, что основанный в самом начале «лихих девяностых» мотель «Пеолео» пережил многих своих ровесников, – явление само по себе примечательное.

Ныне расположенный за административной границей Таллинна, но сохранивший нумерацию по столичному Пярнускому шоссе комплекс зданий пока не взят под охрану. А взять бы стоило – как памятник своей эпохе и ее неприметным творцам.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
SHIBA INU COIN TALLINN ESTONIA

Раздача халявных токенов SHIBA INU. Можно ли заработать, или лохотрон?

Привет друзья! Недавно попалось интересное предложение: установить в приложении Telegram бот, по раздаче бесплатных монет относительно молодого проекта SHIBA INU. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!