А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет тому назад: на подъезде к Таллинну открылся мотель «Пеолео».

Птицы на вывесках таллиннских отелей поселились давно: по крайней мере с конца XIX столетия.

Правда, с учетом неписаных тогдашних правил были они скорее не реальными, а геральдическими – как правило, орлами, причем с непредсказуемым колером пера: от черного до красного.

Где располагались в былом Ревеле постоялые дворы и гостиницы Schwarzes Adler или Rotes Adler – помнят разве что пожелтевшие страницы давнишних путеводителей да адресных книг.

А вот заведение гостиничного бизнеса, названное «в честь» куда как более реалистичной, а главное – мирной и дружелюбной иволги, существует у самых границ Таллинне и по сей день – с 20 июня 1990 года.

Как в кино

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

«Вчера в первой половине дня мне выпало посидеть за столом администратора перед монитором, – делился с читателями новым опытом корреспондент газеты «Вечерний Таллинн». – Картинка, была, правда, не цветная, и показывали не приключенческий фильм. Показывали девушек, моющих лестницу, кружащую по территории уборочную машину, нескольких мужчин.

За окном между тем открывался сельский вид, березовая опушка, а дальше – поле, перекрещенное электрическими столбами. Вывеска „Пеолео“. Motel camping. Пярнуское шоссе, 555. Таллинн, Эстония».

Конечно, не величина порядкового номера домовладения удивила сотрудника СМИ. И не специализация, указанная на вывеске: мотели и автокемпинги были известны в окрестностях столицы чуть ли не с конца пятидесятых.

Удивляло другое: техническое оснащение и уровень комфорта, знакомый разве что по иностранным кинолентам да совсем не частым еще поездкам в соседнюю Финляндию, с прозаичностью далекой таллиннской окраины на южном выезде из города.

Ведь совсем недавно на этом месте – в малоперспективном даже с точки зрения невзыскательного тогдашнего дачника болотистом перелеске, расположенном слишком близко от шоссе и высоковольтной линии, – не было в буквальном смысле вообще ничего.

И вряд ли бы появилось в обозримом будущем, если бы не сотрудничество двух родных братьев, волей судьбы оказавшихся по разные стороны Атлантического океана, но на волне преобразований времен перестройки решивших работать совместно.

Одного брата звали Лембит Соотс, и жил он в Канаде. Второго – Лео Соотс, и паспорт ему был выдан в Эстонской ССР. Вместе они представляли собой фирму Soots Tourism, основанную весной 1988 года.

В мае того же года братья решили поставить на обочине Пярнуского шоссе первый домик автокемпинга. За месяц их семейство разрослось до десяти и вскоре после Иванова дня приняло первого гостя.

Им, по воспоминаниям Лео, оказался турист из Литвы. Следом потянулись другие – и владельцам кемпинга стало ясно: надо создавать что-то более солидное, чем просто домики у парковки…

Непривычный прием
Для таллиннца наших дней открытие нового отеля – событие рутинное, проходное. А частный его статус – вещь сама собой разумеющаяся.

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Трудно даже поверить, что всего каких-нибудь лет тридцать тому назад ситуация была диаметрально противоположная: гостиничный туризм был делом серьезным, находящимся в ведении и под строгим надзором государства.

Потому, надо понимать, даже передача довоенного еще гостиничного здания на трамвайной остановке у Балтийского вокзала осенью 1989 года во владение кооператива нашла отражение на страницах периодической печати.

Но тогда речь шла лишь о смене владельца и вывески. А теперь – о строительстве совершенно новых помещений как для приема и размещения туристов, так и для их комплексного обслуживания. Причем главное – по инициативе частных хозяев.

«Два года шло строительство, чтобы привести в порядок два с лишним гектара земли, принадлежащих фирме, – писала Õhtuleht. – Корчма „Тойдутаре“, в которой работы завершатся сегодня-завтра, и открывшийся сегодня мотель – последние строения».

Сегодня трудно догадаться, что на месте нынешнего современного дома года два тому назад рос болотный кустарник – бетонированные канавы отводят лишнюю воду. На заднем дворе вместо прежних диких зарослей – детская игровая площадка.

Архитектор гостиничного комплекса в газетной публикации о его открытии отмечен не был: для массового сознания начала девяностых годов, наверное, куда как важнее было то, что разработан он был «канадской фирмой».

Можно предположить, что руку к его разработке приложил и один из владельцев: Лембит Соотс хотя и занимался на профессиональном уровне живописью, образование начинал в Техническом институте Стокгольма.

Строительством непосредственно занимались сотрудники вильяндиской конторы Управления межколхозного строительства. Что тоже неслучайно: родом братья Соотсы были как раз из региона Мульгимаа.

«Для строителей этот объект стал неплохой рекламой, – сообщала газета. – Заинтересованные лица уже приезжали узнавать: нельзя ли и им заказать себе подобную постройку?

Строительство велось одновременно с оформлением бумаг. А не так, что сначала долгое проектирование и планирование: тут можно упустить момент. Да, к такому мы не привыкли!»

Искренние надежды
Корреспонденты восхищались внешним видом мотеля: сочетание современной архитектуры с традиционными для эстонского народного зодчества тростниковыми крышами импонировало эпохе.

Почти заграничным шиком прельщали интерьеры: двадцать две комнаты, в каждой из которых – картины, телефон и цветной телевизор. На полу – ковер с таким густым ворсом, что в нем в прямом смысле тонули ноги.

Тридцать три домика для более «бюджетных» автотуристов, место для уличного костра и гриля, конференц-зал, арендовать который можно было под мероприятия и не снимая на ночь место в гостинице – все это не могло не радовать.

«Мы хотим, чтобы нашим гостям были обеспечены покой и безопасность, – рассказывал Лео Соотс. – Ведь, честно говоря, туристический бизнес пока не очень себя оправдывает. А все потому, что о нас думают очень по-разному.

Конечно, нельзя отрицать, что не хватает бензина и магазины полупусты. Но ведь потенциальные гости всякого мотеля слышат, что в Эстонии нельзя ни на минуту оставить без присмотра личный автомобиль: тут же его угонят или обворуют.

Поэтому, если мы хотим оставить о себе хорошее впечатление, нужно быть готовым к любым случайностям. Именно поэтому мы не жалеем средств на систему внутренней связи и камеры с мониторами, которые позволяют видеть на территории каждый метр».

Хозяева «Пеолео» признавали: на современную экономическую ситуацию в Эстонии смотрели они трезво. И понимали, что разбогатеть на частном мотеле вдруг и сразу едва ли удастся. Потому первый год они заложили в бизнес-план как убыточный.

«Поначалу мы искренне надеялись, что мотель и кемпинг окажутся по соседству с магистралью, ведущей в Восточную Европу, – продолжали представители фирмы Soots Tourism. – Но пока такого пути нет. Ни для товаров, ни для туристов».

«Это сегодня, – продолжала рассуждения в том же духе газета „Вечерний Таллинн“. – Но хозяин должен думать и о дне завтрашнем. Во имя этого „завтра“ и построен „Пеолео“ прямо на границе города, со всеми удобствами для туристов.

Мотель, разумеется, предназначен для иностранных туристов, но и своим людям в крове не откажут, если появятся желающие. Нужно только учитывать, что стоимость номера здесь довольно велика.

Деревянные домики на обочине дороги многие мобильные люди уже приметили. И если сами пока не останавливались в кемпинге, то уж отведать шашлыка в „Пеолео“ наверняка заезжали».

* * *
Один из основателей легендарного «Пеолео» – Лембит Соотс – скончался в 2010 году. Его брат и партнер по гостиничному бизнесу – семью годами позже.

Основанный ими комплекс к тому времени успел пережить обширный пожар, неоднократную, порой – скандальную смену владельцев, и, что самое досадное, казалось, раз и навсегда утратил свое первоначальное название.

Однако несколько лет назад на указателе, расположенном справа, если въезжать в Таллинн со стороны Пярну, невесть почему и зачем появившееся имя «Зальцбург» вновь сменилось изначальным, напоминающим о желтобокой пичужке.

Орнитологи говорят: продолжительность жизни иволги – до полутора десятка лет. Названной в ее честь первой полностью частной гостинице современного Таллинна удалось просуществовать вдвое больше.

Конечно, и тридцать лет – для предприятия туристического сектора возраст совсем не запредельный. Но то, что основанный в самом начале «лихих девяностых» мотель «Пеолео» пережил многих своих ровесников, – явление само по себе примечательное.

Ныне расположенный за административной границей Таллинна, но сохранивший нумерацию по столичному Пярнускому шоссе комплекс зданий пока не взят под охрану. А взять бы стоило – как памятник своей эпохе и ее неприметным творцам.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!