А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Хроники Таллина
Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место и для таллиннской страницы.

С незапамятных времен существует у моряков присловье: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Потому и старались подбирать имена для них не только звучные, но и способные защитить в трудную минуту.

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Вяйнямейнен — главный герой карело-финского эпоса «Калевала», сотворенный прежде всех прочих людей, сказатель, певец и заклинатель, особенным богатырем не был: там, где другие брали богатырской силой, он действовал умом.

Хитроумие персонажа народной поэмы, похоже, всецело передалось боевому кораблю, названному в его честь: в годы Второй мировой войны он заслужил славу неуловимого для противника, почти что — мистическим образом заколдованного.

Подумать только — он не просто умел скрываться от преследователей, но даже, будучи один раз официально объявлен «потопленным» добрые четверть века после своей «гибели» умудрился оставаться в строю — хоть позже под иным флагом и именем.

Рождение легенды
В конце двадцатых годов прошлого столетия правительство Финляндии приняло программу модернизации своих военно-морских сил.

Первенцами этой программы стали два броненосца береговой обороны, нареченные в честь героев эпоса «Ильмариненом» и «Вянемейненом»: в строй, по завершению всех необходимых ходовых и военных испытаний, они вступили в 1932 году.

Через семь лет кораблям впервые выпало пройти боевое крещение: начатые Советским союзом переговоры о смещении границы от Ленинграда зашли в тупик и между СССР и его северным соседом Финляндией вспыхнула полномасштабная война.

Конечно, «золотой век» броненосцев к тому времени давным-давно был в прошлом. Но техническое переоснащение, которое «Ильмаринен» с «Вяйнемйененом» успели пройти в 1938 году сделало оба корабля серьезными противникам сил Балтийского флота.

Еще до начала непосредственных военных действий финские броненосцы вызвали беспокойство у советского командования. Задача их обязательного уничтожения была поставлена командованием как перед летчиками, так и перед моряками с подводниками.

Приказать легко. Но попробуй-ка, выполни приказ, когда ледовая обстановка на Балтике непредсказуемая, да и сами неприятельские суда от выхода на морской простор отказались: ищи их по шхерам и фьордам, в которые без местного лоцмана, пожалуй, не зайти!

Наконец, точные координаты броненосцев были вычислены. Если и не потопить, то навсегда вывести из строя их было поручено эскадрилье под командованием В. Ракова – это его воздушные разведчики смогли накануне отыскать замаскированные корабли.

Однако, словно какая-то неведомая магия хранила «Вяйнемейнена». Подойти к нему незаметно бомбардировщики не сумели при выходе на боевой курс были встречены плотным огнем. В результате ни одна из сброшенных бомб не попала в цель.

Еще дважды – в декабре 1939 и в феврале 1940 года авиация Балтфлота предпринимали попытки уничтожить финские броненосцы с воздуха. И оба раза — с плачевным для себя результатом: не все самолеты вернулись на базу.

Ничем завершилась и последняя за время Зимней войны, третья попытка вывести из строя хотя бы только один «Вяйнемейнен» — специально разработанная для этого операция 2 марта 1940 года провалилась.

С тех пор среди летчиков Балтийского флота за броненосцем береговой обороны финнов закрепилась слава корабля если даже и не «заколдованного», то уж непотопляемого — однозначно.

Неуловимый до конца
Результаты Зимней войны, а особенно — утрата восточных территорий с важным экономическим и культурным центром, городом Выборгом, были для финнов неутешительными.

Нет ничего удивительного в том, что вскоре после того, как вермахт перешел границы Советского союза, военные действия возобновились – ради реванша Финляндия пошла на союз с гитлеровской Германией.

«Война-продолжение», как принято ее именовать в финской историографии, поставила точку в судьбе «Ильмаринена»: направляясь для соединения с немецким флотом к Моонзундскому архипелагу, 13 сентября 1941 года корабль погиб.

Обстоятельства и причины его гибели – уничтожен ли он был атакой советских самолетов, подорвался ли на мине – своей, советской или немецкой – до сих пор порождают ажиотаж в среде поломать голову над темными страницами военной истории.

Судьба же его собрата «Вяйнемейнена» сложилась не менее — если даже не более — загадочно: на протяжении всего периода боев на море с лета сорок перового до лета сорок четвертого не то, что уничтожить — обнаружить заветную цель толком не удавалось.

К тому времени ситуация на фронтах Второй мировой кардинальным образом поменялась: вытесняя противника за границы Советского союза, части РККА вновь взяли Выборг. Началась подготовка к штурму важного рубежа — Бьеркских или Березовых островов.

В этот-то момент разведка сообщила: в порту города Котка обнаружен «Вяйнемейнен»! Не было никаких сомнений, что при боях за Березовые острова он окажет наступающим серьезное сопротивление. А значит — броненосец требовалось уничтожить.

12 июля 1944 года группа, состоящая из 30 пикирующих бомбардировщиков Пе-2, под прикрытием 24 истребителей Як-9 сбросили около 70 бомб ФАБ-500 и ФАБ-100 на броненосец, но… в очередной раз ни одна из них не достигла цели.

Никакой мистики, впрочем, в этом не было — просто противовоздушная оборона порта Котка была организована финнами практически безупречно. Знали об этом и летчики, и командование – но военный азарт, вероятно, был сильнее.

Тем более, что командовал эскадрильей капитан Раков — тот самый, который вел безуспешную охоту за броненосцем еще в ходе Зимней войны: уничтожить противника еще с тех времен было для летчика делом чести.

Всего через четыре дня на уничтожение «Вяйнемйенена» были брошены 132 самолета из состава восьми авиаполков. В ходе операции было сброшено порядка 38 тонн бомб — и уж на этот раз они достигли заветной цели.

Корабль накренился, опрокинулся и вскоре затонул. Командующий Балтфлотом адмирал Трибуц получил долгожданный результат и представил шестерых участников операции к звезде героя Советского союза.

Самым удивительным оказалось то, что вскоре выяснилось: уничтоженный корабль был вовсе не «Вяйнемейненом», а немецким кораблем ПВО «Ниобе», передислоцированным в Котка из Таллинна.

Тут уж о неуловимом финском броненосце заговорили не только краснофлотцы, но и зарубежная пресса: слава «неуловимого» и «непотопляемого» закрепилась за кораблем до конца войны.

Лицом к лицу
Согласно подписанному Финляндией и СССР мирному договору, наличие в составе финских ВМФ подводных лодок, торпедных катеров и броненосцев было исключено. Передать их финны обязывались победителю.

Так «потопленный» уже один раз в гавани Котка — и даже запечатленный в момент «гибели» на специально выпущенном плакате — броненосец «Вяйнемейнен», в целости и сохранности, был передан представителям Советского союза.

По неписаной традиции, вслед за сменой флага, последовала и смена названия: бывший «Вяйнемейнен» был переименован в «Выборг». Что тоже символично: и корабль, и город, в честь которого он был теперь назван, прежде были финскими.

Уже в 1947 году «Выборг» принял участие в учениях Балтфлота. Еще через семь лет корабль перешел в Таллин и был поставлен в средний ремонт на заводе номер 7 — бывший Ноблесснера. Ремонт завершился в 1957 году и «Выборг» принял участие в учениях.

Вот тогда-то автор этой статьи и увидел впервые этот легендарный броненосец, который к этому времени уже имел на флоте мифические названия: звали его и «корабль-призрак», и «заговоренный», и конечно же, «непотопляемый». А было это так…

Дивизиону торпедных катеров 36-ой Краснознаменной дивизии была поставлена задача атаковать на учении совместно с авиацией условного противника: его- то «роль» и довелось исполнять в тот раз монитору «Выборг».

Вот тогда–то на переходе в район учения мы встретили броненосец, который шел также в заданный район параллельным курсом. Командир разрешил матросам по очереди подняться в ходовую рубку и посмотреть на этот корабль. Волнение моря было около 5 баллов и для торпедных катеров это было пределом.

Броненосец шел со скоростью узлов десять. Мы рассматривали его в бинокль. Он шел медленно, разрезая волны, клонясь с борта на борт, и его обводы создавали впечатление, что это плывет не корабль, а утюг.

Его надстройка и орудия главного калибра создавали впечатление, будто бы корабль со всеми его надстройками – единое целое. Это, признаюсь, зачаровывало и даже несколько поражало наше воображение.

После мне пришлось видеть много красивых советских кораблей как то: крейсер 68-бис или эсминец проекта 56, но внешний вид броненосца «Вяйнямейнен» тогда оставил глубокий след в памяти.

Тогда нам еще было неизвестно, что этот корабль был недавно легендой и породил столько мифов. Знал ли об этом наш командир, когда позволил матросам полюбоваться им? Поди проверь…

* * *
После среднего ремонта «Выборг» находился в составе флота до февраля 1966 года. В сентябре этого года бывший «Вяйнямейнен» был передан для разделки на металл. Так закончилась история корабля-призрака, послужившим двум государствам.

Удивительным является тот факт, что «Вяйнямейнен» за две войны не произвел ни одного выстрела по кораблям противника, но заставил себя уважать и создать вокруг своего имени мистическую славу.

Что ж — на флоте бывает и такое. Кто знает — не хранил ли броненосец его легендарный покровитель-тезка — хитроумный рунопевец, первый среди людей не только по возрасту, но и по мудрости?

 

Семен Смеян,

Капитан I ранга в отставке

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!