А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ключевых текстов городской истории.

Специалисты говорят, что склонность к саморефлексии нередко проявляется у человека особо остро в период кризисов и испытаний.

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Аналогичных выводов в отношении городов никто, похоже, до сих пор, не делал, хотя Таллинн мог сослужить подобной теории хорошую службу в качестве примера наглядного, а главное – очевидного и убеждающего.

Шестнадцатое столетие – пора перехода от Средневековья к раннему Новому времени, эпоха религиозного, политического, а вскоре и военного кризиса – было непростым на всей территории прежней Ливонской конфедерации.

Привычный уклад рушился, грохотали пушки, лилась кровь, эпидемии прокатывались по разоренному краю – и именно тогда таллиннцы, похоже, впервые, задумались над извечными вопросами: кто мы, откуда, куда идем и что оставим в память о себе?!

Открытие индивида
«Жизнь человека – сон, тень, пузырь на воде, – писал настоятель церкви Святого духа Георг Мюллер. – Перед Александром Македонским дрожал мир, но и его скосили, как траву».

Жил проповедник лет четыреста тому назад. Но воззрения его всецело укладывались в картину мира средневекового человека и на рубеже XVI–XVII столетий были уже анахронизмом.

Никто, конечно же, не может сказать, когда именно жители Ревеля впервые стали воспринимать земную жизнь как нечто самоценное, а не как кратковременный пролог жизни вечной, грядущей.

Культурологи склонны по умолчанию считать, что произошло это не позднее эпохи Возрождения в общеевропейских масштабах и в период церковной Реформации применительно к реалиям Северной Европы.

Искусствоведы соглашаются: индивидуальное начало стало интересовать местных мастеров резца и кисти практически одновременно с тем, как под сводами храмов зазвучала проповедь учения Лютера. Или чуть раньше.

Хороший пример тут – Мариинская капелла церкви Олевисте, возводить которую начали в 1513 году (формально еще при католичестве), а завершили и освятили десять лет спустя, накануне начала в Ревеле церковной Реформации.

Лебединая песнь готической архитектуры, она, как считается, уже несет чуть заметный отблеск нового, ренессансного, еще даже не искусства, а видения мира и человека в нем: не слишком приметный на первый взгляд, но достаточно красноречивый.

Строил здание мастер, по всей вероятности, славянского происхождения – выходец с территории современной Польши Клеменс Пале. Его «автопортрет» ряд исследователей склонен видеть в бородаче, вытесанном на консоли карниза.

Это, конечно, только одна из многочисленных версий. Но изваяния лиц, отмеченных явной печатью практически портретной индивидуальности, становятся в XVI веке популярнейшим украшением частных и общественных зданий Ревеля.

Оригиналы тех, что украшали утраченную в годы Второй мировой войны важню, хранятся в фондах Городского музея. Те, что появились в 1596 году на фасаде дома по Ратушной площади, 18, красуются на былом месте копиями.

Легенда гласит, что «официально» изображая евангелистов, в реальности они представляют собой портреты то ли членов магистрата, то ли сыновей домовладельца – доказать или опровергнуть обе версии трудно.

Зато доподлинно известно имя первого таллиннского горожанина, удостоенного (хотя и посмертно) собственного изображения языком монументальной пластики: звали его Блазиусом Хохгреве.

Город и горожане
Не двинь в свое время на Ливонию свои полки государь московский и всея Руси Иоанн Васильевич – след о себе Блазиус Хохгреве оставил бы разве что в криминальной хронике.

Богатый купец, член Большой гильдии, он оказался замешан в какой-то афере с вывозом товара из соседней Финляндии и продаже их в Ревеле без уплаты соответствующей пошлины.

Склонность к риску и авантюризму, вызвавшая возмущение отцов города в мирное время, оказалась весьма кстати, когда под крепостными стенами появился враг – передовые разъезды татарской конницы.

Кульминационной точкой в биографии Хохгреве стало 11 сентября 1560 года, когда отряд под его командованием вступил в окрестностях Пярнуского тракта в схватку с конниками хана Шах-Али – и фактически весь погиб.

Событие это, в контексте сражений Ливонской войны едва ли примечательное, оказалось увековечено современниками сразу несколькими произведениями искусства, в разной степени сохранившимися до наших дней.

Из трех памятников непосредственно на поле битвы – погибшим воинами из отряда ревельских Черноголовых, их командирам Лутке ван Ойтену и Блазиусу Хохгреве, – уцелел последний – массивный плитняковый крест во дворе на улице Марта.

Высеченная на его поверхности коленопреклоненная перед распятием фигура павшего достаточно точно передает облик зажиточного горожанина своего времени: дорогой костюм, вошедшая в моду «лютеровская» аккуратно стриженная бородка…

Схожим по композиции был и памятник ван Ойтену, разрушенный лет семьдесят тому назад. А вот павшим черноголовым пришлось довольствоваться только выбитыми на каменной плите именами да подходящей цитатой из Псалтыри.

Впрочем, увидеть их лица тоже не составит большого труда: в собрании Таллиннского городского музея хранится эпитафия, заказанная некогда черноголовыми в память о павших в бою с «московитами» своих собратьях.

Что примечательно вдвойне, помимо изображений конкретных горожан, написанная на доске картина донесла до нас и старейший «портрет» города: часть крепостной стены у Морских ворот и башня церкви Олевисте.

И это еще один несомненный знак перемен в мировоззрении горожан: средневековые мастера если и изображали реальные городские панорамы, то, как правило, в качестве фона к библейским сюжетам.

Запечатлеть для современников и потомков не просто родной город, а объект, бывший поводом для справедливой гордости – самую высокую в окрестных краях колокольню, – ментальный прорыв.

Вызов, брошенный уходящей в прошлое средневековой традиции. И явный пролог к практике последующего века, когда город обзаведется полудюжиной гравированных «портретов».

Хронист эпохи
Изобразить город не в пору трудных испытаний, а мирной порой никто из работавших в Ревеле на протяжении XVI столетия, к сожалению, так и не удосужился. Но пробел этот восполним.

Два расписных люнета в Малом зале Большой гильдии – нынешнем Историческом музее – изображают прибытие в город первых протестантских проповедников и праздник Майского графа.

Работы остзейских художников полуторавековой давности, отдаленных от запечатленных ими событий тремя сотнями лет, хотя и содержат ряд ошибок, выполнены с завораживающей достоверностью.

Благодарным тут надо быть не только живописцам – говоря откровенно, довольно провинциальным. Но и текстам непосредственного свидетеля и очевидца, запечатлевшим быт ганзейского Ревеля во всей красе и полноте.

Звали его Бальтазар Руссов, состоял он настоятелем эстонского прихода Святодуховской церкви, а в историю города вошел как создатель «Хроники Ливонской провинции» – текста, значимость которого переоценить было бы сложно.

Нет никакого сомнения: хроники на территории современных Эстонии и Латвии создавались и до того. Как анонимные, так и авторские, они известны с самого начала эпохи Северных крестовых походов – иными словами, с первой четверти XIII века.

По своему сословному положению пастор Руссов не отличался от своих предшественников: был он лицом духовного звания и, взявшись за перо, наверняка свято верил, что преследует цели исключительно дидактические и нравоучительные.

Однако вот незадача: читая в наши дни хронику, изданную впервые в 1576 году, отчетливо понимаешь, что пером хрониста водила муза истории Клио – даже если сам автор, богобоязненный лютеранский священник, не задумывался над этим.

Впрочем, представлять себе Руссова как некого «Нестора-летописца», укрывшегося от бурных событий современности в тиши отшельнической кельи, было бы неверно в корне: хронист был подлинным биографом своей эпохи.

И не столь важно, что так ценимые потомками описания средневековых празднеств или же роскошного дворянского быта он фиксировал ради обличения нравов «порочной эпохи католичества»: он сохранил их навсегда.

Нельзя сказать, что город оценил автора при жизни: тот, кто на титульном листе впервые обозначил себя как «ревельца», был вынужден посвящать продолжения своего труда не магистрату, а шведскому королю.

Да, откровенно говоря, и в Таллинне наших дней тоже, к сожалению, так и нет не то что улицы – даже переулка или дворика, который был бы наречен именем первого городского хрониста.

Увековечен он разве что только названием чесночного ресторана «Бальтазар» да букинистического салона Russow galerii. Что ж, изгибы исторической памяти непредсказуемы.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!