А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас.

Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры западноевропейской урбанистики, жившие на рубеже XIX–XX веков.

Таллиннская топонимика подметила это сходство куда как ранее: отыскать в городской среде объекты, нареченные в честь тех или иных частей тела человека или животного, можно по крайней мере последние лет триста.

Нельзя исключать, что какие-то из них существовали и прежде – исключительно в устной форме. Не зафиксированные на пергаменте или бумаге, они сгинули бесследно – к огорчению нынешних краеведов.

Удивительно, пожалуй, даже не то, что полдюжины «анатомических» топонимов в Таллинне сохранились. Отраднее осознавать факт непрерывности традиции, живущей в фольклоре и поныне.

Всему голова

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Существует в эстонском языке присказка, согласно которой, Таллинн – главный город, а Тарту – город с головой: под последней, понятное дело, подразумевается Тартуский университет.

Высшие учебные заведения успешно функционируют и в Таллинне, а вот главным городом он является, скорее, по умолчанию: столичный статус его ни одним законным актом не зафиксирован.

Зато собственных «голов» у столицы – топонимов, в составе которых имеется означающее эту часть тела эстонское существительное «pea», – имеется как минимум три. Словно у сказочного дракона.

Кыргепеа – былой Хохенхаупт, дословно – «Высокая макушка»: холм на территории Нымме, где Николай фон Глен возвел свой причудливый замок. Хундипеа – «Волчья голова» – возвышенность в Пыхья-Таллинне.

И, вне всякого сомнения, Тоомпеа – колыбель городской истории, плитняковый утес-останец, высившийся в незапамятные времена над зыбью доисторического моря, а последние восемь веков – черепичных крыш Нижнего города.

В переводе топоним «Тоомпеа» означает Соборную гору: немецкий его вариант – «Домберг» – полностью подтверждает это. Но неизбежно ставит перед вопросом: а что, собственно, было до того – до прихода крестоносцев и крещения местного люда.

В том, что какое-то поселение на месте последующего Вышгорода имелось, – сомнений быть не может: осуществленная в 1219 году экспедиция под началом датского короля Вольдемара II захватила городище – к тому времени, впрочем, жителями покинутое.

Как оно называлось – остается только гадать. Однако в зафиксированных хронистами наименованиях целого ряда аналогичных фортификационных построек, возведенных некогда древними эстами, слово «пеа» время от времени присутствует.

Взять, к примеру, Отепяэ – в дословном переводе «Медвежью голову» – городище в Южной Эстонии. Или городище Тарванпеа – «Турью голову»: предшественник позднейшего Раквере, напротив, в северной части страны.

Кому могла принадлежать таллиннская «голова», прежде чем она стала «соборной», – дело темное. По одной из версий – быку: память об этом, дескать, сохранило название заключенной в коллектор речушки Хярьяпеа.

Доказать или опровергнуть эту версию, откровенно говоря, довольно сложно. Ведь протекала речушка на порядочном расстоянии от холма Тоомпеа и ни истоком, ни устьем обрывы его никогда не омывала.

Так что утраченный ныне гидроним, возможно, имел связь не столько с бычьей головой, сколько с произраставшим по берегам клевером: по-эстонски цветок этот зовется точно так же: härjapea.

Ноги и тропы
При всех безусловных достоинствах и плюсах столицы, есть у нее, как известно, и один недостаток. Можно даже сказать, изъян. Причем физического свойства: Таллинн хромает.

И как, скажите на милость, городу не хромать, когда у него вроде бы имеются две ноги, но обе они, к сожалению, едва ли не от самого рождения, различной длины: Длинная и Короткая?!

С названиями двух практически параллельных улиц, соединяющих Верхний и Нижний город – первая чуть ли не с тринадцатого века, вторая – с четырнадцатого, – дела обстоят тоже довольно туманно.

На латыни их называли, соответственно, Mons longa и Mons brevis: Длинной и Короткой горами. На немецком – тоже горами, правда, Соборными: Длинной и Короткой Kurze Domberg и Lange Domberg.

Русские жители губернского города Ревеля звали их Большим и Малым Вышгородскими подъемами. Откуда же в таком случае в эстонском языке взялись те самые «ноги» – топонимы Пикк-Ялг и Люхике-Ялг?!

За ответом на вопрос стоит обратиться к Антону Тору Хелле – пастору и языковеду, составителю первого полного перевода книг Ветхого и Нового Завета на эстонский язык, а также автору трудов по эстонской лексике и грамматике.

Изданный им в 1732 году коллективный труд «Краткое наставление в эстонской речи», вопреки названию, включал в себя словарь на почти тысячу слов, более полутысячи пословиц и перечень ревельских топонимов на немецком и «ненемецком» языках.

Именно там в письменном виде впервые фиксируются названия улиц «Pitkjalg» и «Lyhhke jalg». Прилагательные можно угадать и в причудливой орфографии; что же касается интересующего нас существительного, то оно переводится как «Spur».

Имеющему опыт путешествия по немецким железным дорогам оно хорошо известно в своем основном современном значении «путь». Во времена же пастора Тора Хелле означало оно не стальную магистраль, а протоптанную пешеходами тропу.

Теперь все окончательно становится на свои места. Изначально две ведущие из Нижнего города в Верхний – и в обратном направлении – таллиннские улицы были никакими не «ногами», а просто-напросто «путями» или «тропами».

За минувшие без малого столетия это значение слова «jalg» оказалось в эстонском языке утрачено. Что и послужило основанием для загадки, которой таллиннцы порой любят озадачивать приезжих: «почему Таллинн хромает»?

Можно быть спокойным: «хромотой» столица Эстонии все-таки если и страдает, то только в последние века два. Не в силу врожденного изъяна, а исключительно из-за топонимического курьеза.

Дело вкуса
Библеисты до сих пор не могут дать окончательного ответа, что именно имел в виду Иисус, говоря о трудности для богача попасть в царствие небесное, равное невозможности верблюду войти в игольное ушко.

Смысл выражения понятен. Но идет ли речь о «верблюде» как о толстом корабельном канате или же об Игольном ушке как об одной из пешеходных калиток в городской стене Иерусалима – попробуй два тысячелетия спустя угадай!

С некоторых пор собственное «Игольное ушко» вновь имеется, впрочем, и в Таллинне. Правда, дословно в переводе с эстонского оно будет, скорее, «Игольным глазом»: так переводится название воссозданных в 2007 году ворот Ныэласильма.

Ворота в конце крохотной улочки Трепи, ведущей от улицы Харью к подворью церкви Нигулисте, появились, по всей видимости, не ранее второй трети XVIII века: на это указывает закрепленная над их аркой резная плита с орнаментом в стиле рококо.

Другое дело, что до своего разрушения вместе со всей остальной окрестной застройкой в марте 1944 года имени собственного ворота, по всей видимости, не имели. Во всяком случае, на довоенных открытках с их изображением слово «Ныэласильм» отсутствует.

Прозвище это, похоже, лет восемьдесят – девяносто тому назад бытовало вообще за любым узким проходом в Старом городе: репортеры писали о средневековом ядре столицы как районе, «полном мрачных подворотен и тесных игольных ушек».

Когда в послевоенные годы руины на западной стороне улицы Харью превратились в ландшафтный парк, трасса улочки Трепи была засыпана грунтом и о ее существовании помнили разве что краеведы да гиды из числа старожилов.

Иные ветры подули в восьмидесятые годы: возникла идея построить на улице Харью новые помещения для Художественного музея – о том, что будущий КуМу появится много лет спустя в Кадриорге, никто не предполагал.

Тогда-то на страницах еженедельника творческих союзов «Sirp ja vasar» прозвучала мысль: а неплохо бы включить в новый музейный корпус и откопанную улочку Трепи с воротами Ныэласильм – Игольным ушком.

Предложение это осталось неуслышанным: на закате социализма стало как-то не до реализации масштабных проектов. Да и строительство новых зданий в Старом городе вышло из моды.

Раскопанные археологами фундаменты средневековой застройки на улице Харью со временем заросли бурьяном и в конце концов, уже в начале текущего столетия, вновь были засыпаны.

А трассу улочки Трепи, напротив, извлекли на свет божий – и воссоздали в ее перспективе ворота: благо и оригинальный барельеф над ними каким-то чудом сохранился.

С тех пор иначе, как Ныэласильм – уже как имя собственное, с большой буквы, – их уже и не называют. А уж «ушком» они являются для Таллинна или же «глазком» – дело вкуса.

* * *
После того как в 1947 году рыночная торговля была навсегда изгнана из нынешнего парка Таммсааре в район Кесктурга, называть сквер в центре города «Чревом Таллинна» никому и в голову не приходит.

Но вот виадук над железнодорожными путями нет-нет да и назовут «Горбом Хендриксона» – по фамилии главы таллиннского горисполкома, при котором был открыт предшественник нынешнего моста.

Что с того, что построенный в пятидесятые годы «горб» уже через тридцать с небольшим лет уступил место современному наследнику, куда как более пологому и не создающему проблем с заездом на него машинам и трамваям.

Видимо, привычка давать объектам городской среды «анатомические» названия навсегда укоренилась в таллиннском фольклоре. А раз так, значит, городской организм живет и развивается. И список курьезных топонимов, возможно, продолжится.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!