А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина
Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города — солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней столицы прошло ровно семьсот десять лет.

Точную дату рождения человека — даже достаточно знатного, не говоря уже о простолюдине, — вплоть до начала Нового времени зафиксировать достаточно проблематично.

С архитектурными памятниками ситуация аналогичная: если речь не идет о культовой постройке, закладка которой была привязана к религиозному празднику. исследователям остается лишь догадываться.

Крепостная стена Таллинна в этом плане — счастливое исключение. Можно даже сказать — уникальное: известна дата пускай и не начала непосредственного строительства, но день, когда распоряжение о нем было отдано.

Грозный облик

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации — как минимум.

«День после октавы нашей благочестивой Девы Марии года Господня МССХ»: таким образом датируется письмо, направленное в ревельский магистрат послом датского короля Эрика Менведа, рыцаря Йенса Канне.

В переводе на более понятную современному человеку систему летоисчисления это будет 16 сентября по юлианскому, календарю. Или же 24 сентября по грегорианскому — разница между ними в 1310 году составляла восемь дней.

Сохранившийся в фондах Таллиннского Городского архива документ удивителен не только точной датировкой. А еще тем, что в нем прямым текстом указывается, что именно подвигло верховного сюзерена озаботиться укреплением города.

И если о том, кого именно имели в виду монарх и его посланник, когда писали об угрожающих городу неких «коварных тиранах», можно только предполагать, то вторая упомянутая опасность -«набеги язычников» — абсолютно прозрачна и очевидна.

Едва только успело замкнуться вокруг Нижнего города каменное кольцо стен, как к городу приблизились участники восстания Юрьевой ночи — закрепощенные крестьяне, равно ненавидевшие как дворян, так и бюргеров — всех, без исключения, иноземцев.

До непосредственной осады дело в тот раз, правда, не дошло: крестьянское ополчение было рассеяно и перебито в окрестностях холма Сыямяэ. Но нет особого сомнения, что от штурма города восставших во многом удержал и сам облик городских стен.

Боевое крещение заложенному в 1310 году фортификационному поясу довелось пережить два с половиной века спустя — в Ливонскую войну, когда Ревель штурмовали войска Ивана Грозного и его вассала герцога Магнуса — оба раза безуспешно.

Можно теоретизировать: защитила бы крепостная стена город еще полутора столетиями позже -от петровской артиллерии в годы Северной войны. Дискуссия будет чисто умозрительной — осады, как известно, не состоялось.

Нет, впрочем, никакого сомнения, что и заложенные при участии рыцаря Канне стены с башнями, и добавившиеся к ним уже в шведские времена валы и бастионы не защитили бы Ревель во время Крымской войны.

На этот раз город спасли не его каменно-земляные укрепления, а заминированная акватория Ревель-ской бухты, не подпустившая англо-французскую эскадру на расстояние пушечного выстрела.

Стоит ли удивляться, что практически едва только непосредственная угроза миновала, как Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. И в истории его стен началась новая страница.

Вызов и возможности

Прав тот, кто сравнивает средневековые крепостные стены с рыцарскими латами; на каком-то этапе они становились городу не просто ненужными, но и начинали сдерживать его рост.

Верно это сравнение и в том смысле, что некогда чисто утилитарное приспособление рано или поздно становилось музейной достопримечательностью — да только на пути к этому не обошлось без потерь.

Глядя с высоты наших дней, мы имеем все основания сказать: Таллинну повезло: Сохранить практически две трети своих средневековых фортификаций не посчастливилось ни одной из столиц ЕС.

Но то, что вызывает у нас законную гордость, предками современных горожан, жившим и века полтора назад, воспринималось, скорее, с прямо противоположным знаком: не уникальная реликвия, а символ отсталости.

Ладно, Стокгольм или Рига, «растворившие» стены и башни в жилой застройке к концу XVII и XVIII столетий. Но даже крохотный Выборг, демилитаризованный одновременно с Ревелем, срыл средневековые укрепления оперативно.

Не прочь были избавиться от «свидетельств средневекового варварства» и ревельские отцы города. Еще в 1870 году, отвечая на запрос губернский властей, они сообщили, что стоит сберечь только башню Кик-ин-де-Кёк и комплекс Больших морских ворот.

Лишь дефицит свободных средств в городской казне сберег Ревель от единовременной кампании по срытию унаследованных от Средних веков фортификационных укреплений. А потом отношение к нему кардинально изменилось — почти на глазах.

Уж точно — на протяжении жизни одного поколения: всего тридцать с небольшим лет спустя один из членов городской думы предложил отметить предстоящее в 1919 году семисотлетие Ревеля «воссозданием городской стены в ее былом облике».

Вряд ли, впрочем, речь шла о восстановлении утраченных к тому времени сторожевых башен, воротных комплексов или даже просто отрезков стен. Скорее, подразумевалась реставрация того, что еще существовало, хотя и нуждалось в ремонте.

Ремонт этот не всегда был безупречен с точки зрения современного искусствоведения: башня Хатторпе, например, получила в его ходе декоративный «обо ронный» пояс, а проезд в стене на улице Суур-Клоостри оформили готической аркой.

Сбережение -творчество

Если в царское время для эстонского населения города его средневековые памятники были, скорее, «наследием чужеземцев» и «напоминанием о поработителях», то в двадцатые годы ценностные приоритеты сместились.

«Что мы покажем иностранным гостям? — задавался вопросом на страницах «Раеуа1еЬГ художник Анте Лайкмаа. — Запущенные здания Старого Таллинна. И чужое, что было создано до нас, следует сохранять. Ведь и сбережение — тоже творчество».

Хотя Закон об охране достояния прошлого, речь в котором, помимо прочего, шла и об архитектурных памятниках, был принят депутатами Рийгикогу еще в 1925 году, с его реализацией на практике, как водится, дела обстояли не так гладко, как на бумаге.

Убедиться в этом воочию проще всего, прогулявшись в начале Пярнуского шоссе: от угла с улицей Вяйке-Каарья до горки Муусумяги. Зажатая среди доходных домов двадцатых-тридцатых годов башня Хинке — всё что уцелело тут от городской стены…

Были и позитивные примеры. Именно во времена Эстонской Республики привычный облик обрела площадь Торниде, очищенная от выставочных павильонов. Но башни, давшие ей имя, пребывали без воссозданных черепичных крыш до начала семидесятых годов.

Подход к сохранению, а главное — экспонированию — таллиннской крепостной стены в советское время был своеобразный: главным виделось показать ее в «первозданном облике», очистив, если не сказать -зачистив, от позднейших добавлений.

Самый наглядный пример последствий желания во что бы то ни стало реализовать подобную концепцию — участок городской стены на улице Мюйривахе, правее Вируских ворот, если стоять лицом в сторону Ратушной площади.

Снос в конце пятидесятых годов жилых домов, пристроенных к средневековым фортификационным укреплениям в ХVIII-ХIХ столетиях, привел к тому, что верхняя часть крепостной стены попросту обрушилась.

Утраченное, конечно же, восстановили. А для надежности -подперли обнажившийся отрезок стены бетонными контрфорсами довольно-таки брутального вида. Обещали — что временно. Но стоят они и поныне.

* * *

На протяжении большей части своей биографии городские стены берегли Таллинн и его обитателей от различных невзгод. Ныне пришла пора беречь их от воздействия самого безжалостного врага -времени.

Что ж, современные Таллиннцы, в первую очередь те, от кого зависит это непосредственно, возложенной на них миссией справляются. Будем надеяться — будут справляться и последующие семьсот десять лет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!