Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города — солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней столицы прошло ровно семьсот десять лет.

Точную дату рождения человека — даже достаточно знатного, не говоря уже о простолюдине, — вплоть до начала Нового времени зафиксировать достаточно проблематично.

С архитектурными памятниками ситуация аналогичная: если речь не идет о культовой постройке, закладка которой была привязана к религиозному празднику. исследователям остается лишь догадываться.

Крепостная стена Таллинна в этом плане — счастливое исключение. Можно даже сказать — уникальное: известна дата пускай и не начала непосредственного строительства, но день, когда распоряжение о нем было отдано.

Грозный облик

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации — как минимум.

«День после октавы нашей благочестивой Девы Марии года Господня МССХ»: таким образом датируется письмо, направленное в ревельский магистрат послом датского короля Эрика Менведа, рыцаря Йенса Канне.

В переводе на более понятную современному человеку систему летоисчисления это будет 16 сентября по юлианскому, календарю. Или же 24 сентября по грегорианскому — разница между ними в 1310 году составляла восемь дней.

Сохранившийся в фондах Таллиннского Городского архива документ удивителен не только точной датировкой. А еще тем, что в нем прямым текстом указывается, что именно подвигло верховного сюзерена озаботиться укреплением города.

И если о том, кого именно имели в виду монарх и его посланник, когда писали об угрожающих городу неких «коварных тиранах», можно только предполагать, то вторая упомянутая опасность -«набеги язычников» — абсолютно прозрачна и очевидна.

Едва только успело замкнуться вокруг Нижнего города каменное кольцо стен, как к городу приблизились участники восстания Юрьевой ночи — закрепощенные крестьяне, равно ненавидевшие как дворян, так и бюргеров — всех, без исключения, иноземцев.

До непосредственной осады дело в тот раз, правда, не дошло: крестьянское ополчение было рассеяно и перебито в окрестностях холма Сыямяэ. Но нет особого сомнения, что от штурма города восставших во многом удержал и сам облик городских стен.

Боевое крещение заложенному в 1310 году фортификационному поясу довелось пережить два с половиной века спустя — в Ливонскую войну, когда Ревель штурмовали войска Ивана Грозного и его вассала герцога Магнуса — оба раза безуспешно.

Можно теоретизировать: защитила бы крепостная стена город еще полутора столетиями позже -от петровской артиллерии в годы Северной войны. Дискуссия будет чисто умозрительной — осады, как известно, не состоялось.

Нет, впрочем, никакого сомнения, что и заложенные при участии рыцаря Канне стены с башнями, и добавившиеся к ним уже в шведские времена валы и бастионы не защитили бы Ревель во время Крымской войны.

На этот раз город спасли не его каменно-земляные укрепления, а заминированная акватория Ревель-ской бухты, не подпустившая англо-французскую эскадру на расстояние пушечного выстрела.

Стоит ли удивляться, что практически едва только непосредственная угроза миновала, как Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. И в истории его стен началась новая страница.

Вызов и возможности

Прав тот, кто сравнивает средневековые крепостные стены с рыцарскими латами; на каком-то этапе они становились городу не просто ненужными, но и начинали сдерживать его рост.

Верно это сравнение и в том смысле, что некогда чисто утилитарное приспособление рано или поздно становилось музейной достопримечательностью — да только на пути к этому не обошлось без потерь.

Глядя с высоты наших дней, мы имеем все основания сказать: Таллинну повезло: Сохранить практически две трети своих средневековых фортификаций не посчастливилось ни одной из столиц ЕС.

Но то, что вызывает у нас законную гордость, предками современных горожан, жившим и века полтора назад, воспринималось, скорее, с прямо противоположным знаком: не уникальная реликвия, а символ отсталости.

Ладно, Стокгольм или Рига, «растворившие» стены и башни в жилой застройке к концу XVII и XVIII столетий. Но даже крохотный Выборг, демилитаризованный одновременно с Ревелем, срыл средневековые укрепления оперативно.

Не прочь были избавиться от «свидетельств средневекового варварства» и ревельские отцы города. Еще в 1870 году, отвечая на запрос губернский властей, они сообщили, что стоит сберечь только башню Кик-ин-де-Кёк и комплекс Больших морских ворот.

Лишь дефицит свободных средств в городской казне сберег Ревель от единовременной кампании по срытию унаследованных от Средних веков фортификационных укреплений. А потом отношение к нему кардинально изменилось — почти на глазах.

Уж точно — на протяжении жизни одного поколения: всего тридцать с небольшим лет спустя один из членов городской думы предложил отметить предстоящее в 1919 году семисотлетие Ревеля «воссозданием городской стены в ее былом облике».

Вряд ли, впрочем, речь шла о восстановлении утраченных к тому времени сторожевых башен, воротных комплексов или даже просто отрезков стен. Скорее, подразумевалась реставрация того, что еще существовало, хотя и нуждалось в ремонте.

Ремонт этот не всегда был безупречен с точки зрения современного искусствоведения: башня Хатторпе, например, получила в его ходе декоративный «обо ронный» пояс, а проезд в стене на улице Суур-Клоостри оформили готической аркой.

Сбережение -творчество

Если в царское время для эстонского населения города его средневековые памятники были, скорее, «наследием чужеземцев» и «напоминанием о поработителях», то в двадцатые годы ценностные приоритеты сместились.

«Что мы покажем иностранным гостям? — задавался вопросом на страницах «Раеуа1еЬГ художник Анте Лайкмаа. — Запущенные здания Старого Таллинна. И чужое, что было создано до нас, следует сохранять. Ведь и сбережение — тоже творчество».

Хотя Закон об охране достояния прошлого, речь в котором, помимо прочего, шла и об архитектурных памятниках, был принят депутатами Рийгикогу еще в 1925 году, с его реализацией на практике, как водится, дела обстояли не так гладко, как на бумаге.

Убедиться в этом воочию проще всего, прогулявшись в начале Пярнуского шоссе: от угла с улицей Вяйке-Каарья до горки Муусумяги. Зажатая среди доходных домов двадцатых-тридцатых годов башня Хинке — всё что уцелело тут от городской стены…

Были и позитивные примеры. Именно во времена Эстонской Республики привычный облик обрела площадь Торниде, очищенная от выставочных павильонов. Но башни, давшие ей имя, пребывали без воссозданных черепичных крыш до начала семидесятых годов.

Подход к сохранению, а главное — экспонированию — таллиннской крепостной стены в советское время был своеобразный: главным виделось показать ее в «первозданном облике», очистив, если не сказать -зачистив, от позднейших добавлений.

Самый наглядный пример последствий желания во что бы то ни стало реализовать подобную концепцию — участок городской стены на улице Мюйривахе, правее Вируских ворот, если стоять лицом в сторону Ратушной площади.

Снос в конце пятидесятых годов жилых домов, пристроенных к средневековым фортификационным укреплениям в ХVIII-ХIХ столетиях, привел к тому, что верхняя часть крепостной стены попросту обрушилась.

Утраченное, конечно же, восстановили. А для надежности -подперли обнажившийся отрезок стены бетонными контрфорсами довольно-таки брутального вида. Обещали — что временно. Но стоят они и поныне.

* * *

На протяжении большей части своей биографии городские стены берегли Таллинн и его обитателей от различных невзгод. Ныне пришла пора беречь их от воздействия самого безжалостного врага -времени.

Что ж, современные Таллиннцы, в первую очередь те, от кого зависит это непосредственно, возложенной на них миссией справляются. Будем надеяться — будут справляться и последующие семьсот десять лет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!