А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина
Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города — солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней столицы прошло ровно семьсот десять лет.

Точную дату рождения человека — даже достаточно знатного, не говоря уже о простолюдине, — вплоть до начала Нового времени зафиксировать достаточно проблематично.

С архитектурными памятниками ситуация аналогичная: если речь не идет о культовой постройке, закладка которой была привязана к религиозному празднику. исследователям остается лишь догадываться.

Крепостная стена Таллинна в этом плане — счастливое исключение. Можно даже сказать — уникальное: известна дата пускай и не начала непосредственного строительства, но день, когда распоряжение о нем было отдано.

Грозный облик

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации — как минимум.

«День после октавы нашей благочестивой Девы Марии года Господня МССХ»: таким образом датируется письмо, направленное в ревельский магистрат послом датского короля Эрика Менведа, рыцаря Йенса Канне.

В переводе на более понятную современному человеку систему летоисчисления это будет 16 сентября по юлианскому, календарю. Или же 24 сентября по грегорианскому — разница между ними в 1310 году составляла восемь дней.

Сохранившийся в фондах Таллиннского Городского архива документ удивителен не только точной датировкой. А еще тем, что в нем прямым текстом указывается, что именно подвигло верховного сюзерена озаботиться укреплением города.

И если о том, кого именно имели в виду монарх и его посланник, когда писали об угрожающих городу неких «коварных тиранах», можно только предполагать, то вторая упомянутая опасность -«набеги язычников» — абсолютно прозрачна и очевидна.

Едва только успело замкнуться вокруг Нижнего города каменное кольцо стен, как к городу приблизились участники восстания Юрьевой ночи — закрепощенные крестьяне, равно ненавидевшие как дворян, так и бюргеров — всех, без исключения, иноземцев.

До непосредственной осады дело в тот раз, правда, не дошло: крестьянское ополчение было рассеяно и перебито в окрестностях холма Сыямяэ. Но нет особого сомнения, что от штурма города восставших во многом удержал и сам облик городских стен.

Боевое крещение заложенному в 1310 году фортификационному поясу довелось пережить два с половиной века спустя — в Ливонскую войну, когда Ревель штурмовали войска Ивана Грозного и его вассала герцога Магнуса — оба раза безуспешно.

Можно теоретизировать: защитила бы крепостная стена город еще полутора столетиями позже -от петровской артиллерии в годы Северной войны. Дискуссия будет чисто умозрительной — осады, как известно, не состоялось.

Нет, впрочем, никакого сомнения, что и заложенные при участии рыцаря Канне стены с башнями, и добавившиеся к ним уже в шведские времена валы и бастионы не защитили бы Ревель во время Крымской войны.

На этот раз город спасли не его каменно-земляные укрепления, а заминированная акватория Ревель-ской бухты, не подпустившая англо-французскую эскадру на расстояние пушечного выстрела.

Стоит ли удивляться, что практически едва только непосредственная угроза миновала, как Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. И в истории его стен началась новая страница.

Вызов и возможности

Прав тот, кто сравнивает средневековые крепостные стены с рыцарскими латами; на каком-то этапе они становились городу не просто ненужными, но и начинали сдерживать его рост.

Верно это сравнение и в том смысле, что некогда чисто утилитарное приспособление рано или поздно становилось музейной достопримечательностью — да только на пути к этому не обошлось без потерь.

Глядя с высоты наших дней, мы имеем все основания сказать: Таллинну повезло: Сохранить практически две трети своих средневековых фортификаций не посчастливилось ни одной из столиц ЕС.

Но то, что вызывает у нас законную гордость, предками современных горожан, жившим и века полтора назад, воспринималось, скорее, с прямо противоположным знаком: не уникальная реликвия, а символ отсталости.

Ладно, Стокгольм или Рига, «растворившие» стены и башни в жилой застройке к концу XVII и XVIII столетий. Но даже крохотный Выборг, демилитаризованный одновременно с Ревелем, срыл средневековые укрепления оперативно.

Не прочь были избавиться от «свидетельств средневекового варварства» и ревельские отцы города. Еще в 1870 году, отвечая на запрос губернский властей, они сообщили, что стоит сберечь только башню Кик-ин-де-Кёк и комплекс Больших морских ворот.

Лишь дефицит свободных средств в городской казне сберег Ревель от единовременной кампании по срытию унаследованных от Средних веков фортификационных укреплений. А потом отношение к нему кардинально изменилось — почти на глазах.

Уж точно — на протяжении жизни одного поколения: всего тридцать с небольшим лет спустя один из членов городской думы предложил отметить предстоящее в 1919 году семисотлетие Ревеля «воссозданием городской стены в ее былом облике».

Вряд ли, впрочем, речь шла о восстановлении утраченных к тому времени сторожевых башен, воротных комплексов или даже просто отрезков стен. Скорее, подразумевалась реставрация того, что еще существовало, хотя и нуждалось в ремонте.

Ремонт этот не всегда был безупречен с точки зрения современного искусствоведения: башня Хатторпе, например, получила в его ходе декоративный «обо ронный» пояс, а проезд в стене на улице Суур-Клоостри оформили готической аркой.

Сбережение -творчество

Если в царское время для эстонского населения города его средневековые памятники были, скорее, «наследием чужеземцев» и «напоминанием о поработителях», то в двадцатые годы ценностные приоритеты сместились.

«Что мы покажем иностранным гостям? — задавался вопросом на страницах «Раеуа1еЬГ художник Анте Лайкмаа. — Запущенные здания Старого Таллинна. И чужое, что было создано до нас, следует сохранять. Ведь и сбережение — тоже творчество».

Хотя Закон об охране достояния прошлого, речь в котором, помимо прочего, шла и об архитектурных памятниках, был принят депутатами Рийгикогу еще в 1925 году, с его реализацией на практике, как водится, дела обстояли не так гладко, как на бумаге.

Убедиться в этом воочию проще всего, прогулявшись в начале Пярнуского шоссе: от угла с улицей Вяйке-Каарья до горки Муусумяги. Зажатая среди доходных домов двадцатых-тридцатых годов башня Хинке — всё что уцелело тут от городской стены…

Были и позитивные примеры. Именно во времена Эстонской Республики привычный облик обрела площадь Торниде, очищенная от выставочных павильонов. Но башни, давшие ей имя, пребывали без воссозданных черепичных крыш до начала семидесятых годов.

Подход к сохранению, а главное — экспонированию — таллиннской крепостной стены в советское время был своеобразный: главным виделось показать ее в «первозданном облике», очистив, если не сказать -зачистив, от позднейших добавлений.

Самый наглядный пример последствий желания во что бы то ни стало реализовать подобную концепцию — участок городской стены на улице Мюйривахе, правее Вируских ворот, если стоять лицом в сторону Ратушной площади.

Снос в конце пятидесятых годов жилых домов, пристроенных к средневековым фортификационным укреплениям в ХVIII-ХIХ столетиях, привел к тому, что верхняя часть крепостной стены попросту обрушилась.

Утраченное, конечно же, восстановили. А для надежности -подперли обнажившийся отрезок стены бетонными контрфорсами довольно-таки брутального вида. Обещали — что временно. Но стоят они и поныне.

* * *

На протяжении большей части своей биографии городские стены берегли Таллинн и его обитателей от различных невзгод. Ныне пришла пора беречь их от воздействия самого безжалостного врага -времени.

Что ж, современные Таллиннцы, в первую очередь те, от кого зависит это непосредственно, возложенной на них миссией справляются. Будем надеяться — будут справляться и последующие семьсот десять лет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!