А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города — солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней столицы прошло ровно семьсот десять лет.

Точную дату рождения человека — даже достаточно знатного, не говоря уже о простолюдине, — вплоть до начала Нового времени зафиксировать достаточно проблематично.

С архитектурными памятниками ситуация аналогичная: если речь не идет о культовой постройке, закладка которой была привязана к религиозному празднику. исследователям остается лишь догадываться.

Крепостная стена Таллинна в этом плане — счастливое исключение. Можно даже сказать — уникальное: известна дата пускай и не начала непосредственного строительства, но день, когда распоряжение о нем было отдано.

Грозный облик

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации — как минимум.

«День после октавы нашей благочестивой Девы Марии года Господня МССХ»: таким образом датируется письмо, направленное в ревельский магистрат послом датского короля Эрика Менведа, рыцаря Йенса Канне.

В переводе на более понятную современному человеку систему летоисчисления это будет 16 сентября по юлианскому, календарю. Или же 24 сентября по грегорианскому — разница между ними в 1310 году составляла восемь дней.

Сохранившийся в фондах Таллиннского Городского архива документ удивителен не только точной датировкой. А еще тем, что в нем прямым текстом указывается, что именно подвигло верховного сюзерена озаботиться укреплением города.

И если о том, кого именно имели в виду монарх и его посланник, когда писали об угрожающих городу неких «коварных тиранах», можно только предполагать, то вторая упомянутая опасность -«набеги язычников» — абсолютно прозрачна и очевидна.

Едва только успело замкнуться вокруг Нижнего города каменное кольцо стен, как к городу приблизились участники восстания Юрьевой ночи — закрепощенные крестьяне, равно ненавидевшие как дворян, так и бюргеров — всех, без исключения, иноземцев.

До непосредственной осады дело в тот раз, правда, не дошло: крестьянское ополчение было рассеяно и перебито в окрестностях холма Сыямяэ. Но нет особого сомнения, что от штурма города восставших во многом удержал и сам облик городских стен.

Боевое крещение заложенному в 1310 году фортификационному поясу довелось пережить два с половиной века спустя — в Ливонскую войну, когда Ревель штурмовали войска Ивана Грозного и его вассала герцога Магнуса — оба раза безуспешно.

Можно теоретизировать: защитила бы крепостная стена город еще полутора столетиями позже -от петровской артиллерии в годы Северной войны. Дискуссия будет чисто умозрительной — осады, как известно, не состоялось.

Нет, впрочем, никакого сомнения, что и заложенные при участии рыцаря Канне стены с башнями, и добавившиеся к ним уже в шведские времена валы и бастионы не защитили бы Ревель во время Крымской войны.

На этот раз город спасли не его каменно-земляные укрепления, а заминированная акватория Ревель-ской бухты, не подпустившая англо-французскую эскадру на расстояние пушечного выстрела.

Стоит ли удивляться, что практически едва только непосредственная угроза миновала, как Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. И в истории его стен началась новая страница.

Вызов и возможности

Прав тот, кто сравнивает средневековые крепостные стены с рыцарскими латами; на каком-то этапе они становились городу не просто ненужными, но и начинали сдерживать его рост.

Верно это сравнение и в том смысле, что некогда чисто утилитарное приспособление рано или поздно становилось музейной достопримечательностью — да только на пути к этому не обошлось без потерь.

Глядя с высоты наших дней, мы имеем все основания сказать: Таллинну повезло: Сохранить практически две трети своих средневековых фортификаций не посчастливилось ни одной из столиц ЕС.

Но то, что вызывает у нас законную гордость, предками современных горожан, жившим и века полтора назад, воспринималось, скорее, с прямо противоположным знаком: не уникальная реликвия, а символ отсталости.

Ладно, Стокгольм или Рига, «растворившие» стены и башни в жилой застройке к концу XVII и XVIII столетий. Но даже крохотный Выборг, демилитаризованный одновременно с Ревелем, срыл средневековые укрепления оперативно.

Не прочь были избавиться от «свидетельств средневекового варварства» и ревельские отцы города. Еще в 1870 году, отвечая на запрос губернский властей, они сообщили, что стоит сберечь только башню Кик-ин-де-Кёк и комплекс Больших морских ворот.

Лишь дефицит свободных средств в городской казне сберег Ревель от единовременной кампании по срытию унаследованных от Средних веков фортификационных укреплений. А потом отношение к нему кардинально изменилось — почти на глазах.

Уж точно — на протяжении жизни одного поколения: всего тридцать с небольшим лет спустя один из членов городской думы предложил отметить предстоящее в 1919 году семисотлетие Ревеля «воссозданием городской стены в ее былом облике».

Вряд ли, впрочем, речь шла о восстановлении утраченных к тому времени сторожевых башен, воротных комплексов или даже просто отрезков стен. Скорее, подразумевалась реставрация того, что еще существовало, хотя и нуждалось в ремонте.

Ремонт этот не всегда был безупречен с точки зрения современного искусствоведения: башня Хатторпе, например, получила в его ходе декоративный «обо ронный» пояс, а проезд в стене на улице Суур-Клоостри оформили готической аркой.

Сбережение -творчество

Если в царское время для эстонского населения города его средневековые памятники были, скорее, «наследием чужеземцев» и «напоминанием о поработителях», то в двадцатые годы ценностные приоритеты сместились.

«Что мы покажем иностранным гостям? — задавался вопросом на страницах «Раеуа1еЬГ художник Анте Лайкмаа. — Запущенные здания Старого Таллинна. И чужое, что было создано до нас, следует сохранять. Ведь и сбережение — тоже творчество».

Хотя Закон об охране достояния прошлого, речь в котором, помимо прочего, шла и об архитектурных памятниках, был принят депутатами Рийгикогу еще в 1925 году, с его реализацией на практике, как водится, дела обстояли не так гладко, как на бумаге.

Убедиться в этом воочию проще всего, прогулявшись в начале Пярнуского шоссе: от угла с улицей Вяйке-Каарья до горки Муусумяги. Зажатая среди доходных домов двадцатых-тридцатых годов башня Хинке — всё что уцелело тут от городской стены…

Были и позитивные примеры. Именно во времена Эстонской Республики привычный облик обрела площадь Торниде, очищенная от выставочных павильонов. Но башни, давшие ей имя, пребывали без воссозданных черепичных крыш до начала семидесятых годов.

Подход к сохранению, а главное — экспонированию — таллиннской крепостной стены в советское время был своеобразный: главным виделось показать ее в «первозданном облике», очистив, если не сказать -зачистив, от позднейших добавлений.

Самый наглядный пример последствий желания во что бы то ни стало реализовать подобную концепцию — участок городской стены на улице Мюйривахе, правее Вируских ворот, если стоять лицом в сторону Ратушной площади.

Снос в конце пятидесятых годов жилых домов, пристроенных к средневековым фортификационным укреплениям в ХVIII-ХIХ столетиях, привел к тому, что верхняя часть крепостной стены попросту обрушилась.

Утраченное, конечно же, восстановили. А для надежности -подперли обнажившийся отрезок стены бетонными контрфорсами довольно-таки брутального вида. Обещали — что временно. Но стоят они и поныне.

* * *

На протяжении большей части своей биографии городские стены берегли Таллинн и его обитателей от различных невзгод. Ныне пришла пора беречь их от воздействия самого безжалостного врага -времени.

Что ж, современные Таллиннцы, в первую очередь те, от кого зависит это непосредственно, возложенной на них миссией справляются. Будем надеяться — будут справляться и последующие семьсот десять лет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!