А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей — первым столкновением с ложью. «Гэдээр» была последней сказкой, в которую верила Полина Аронсон.

В силу каких-то непонятных обстоятельств, я, книжный ребенок, проводивший дождливое ленинградское лето среди дачных подшивок «Иностранной Литературы», умудрилась не прочитать в детстве «Хроники Нарнии». Лев, колдунья и платяной шкаф прошли мимо меня, свернувшейся на диване с очередным Крапивиным. Однако и у меня была своя волшебная страна, полная чудес и магических превращений. Называлась она «Гэдээр», а путеводителем по ней стал учебник по немецкому языку для третьего класса средней школы.

Волшебство по расписанию.
Открывался учебник диалогом, больше похожим на серию магических заклинаний. На картинке девочка моего возраста намазывала на белую булочку толстый слой варенья, а мама в платье и туфельках говорила ей:

— Моника, не торопись. Ешь медленнее.
— Но я должна быть в школе вовремя, мама!
— По расписанию твой автобус придет через 11 минут. У тебя есть время.
— Спасибо, мама.

Поистине волшебная страна «Гэдээр»! 72-й автобус, отвозивший меня в школу, прибывал не по расписанию, а по воле божьей, так что во вторник я как раз успевала к 8.30, в четверг приезжала на 15 минут раньше, а в пятницу опаздывала так безнадежно, что коротала время, оставшееся от первого урока, за болтовней с гардеробщицей Софьей Исааковной, утверждавшей, что зная идиш, немецкий можно и не учить.

Летом в ГДР всегда светило солнце. Зимой всегда шел густой приятный снег. Осенью следовало собирать грибы, весной — цветы. Населяли ГДР чудесные, здоровые и дружные люди — семейство Краузе, состоявшее из бабушки, бородатого папы, спортивного вида мамы и, наконец, пионерки Моники. Краузе жили простой, понятной жизнью, не омраченной сомнениями. Бабушка пекла печенье, папа сидел в кресле и читал газету, Моника с мамой делали по утрам зарядку. Одноклассники Моники были все как один веселы и веснушчаты и не воровали у нее из ранца югославские жвачки. Когда они пели у костра — Und wir lieben die Heimat! — лица их выглядели такими счастливыми и радостными, что сердце мое екало от тоски.

«Вот каких успехов может достичь социалистическая страна, если все ее граждане соблюдают порядок!», — говорила наша «немка» Татьяна Борисовна и выразительно смотрела на нас. Татьяна Борисовна знала о чем говорит — проведя в ГДР пять лет в качестве офицерской жены, она ходила по тем же улицам, что и семейство Краузе, ела на завтрак те же булочки с вареньем. Одевалась Татьяна Борисовна в неизменной красно-желто-черной гамме, а над ее столом в классе висел фанерный герб с циркулем и венками колосьев.

Раз в неделю с герба нужно было стирать пыль — и впечатленная моим энтузиазмом в зубрежке неправильных глаголов, к концу первой четверти Татьяна Борисовна передала эту обязанность мне. Вскоре последовали и другие задания — например, нарисовать плакат к 50-летию ГДР или таблицу с цифрами годового оборота добычи угля. Согнувшись над очередным листом ватмана, я нередко чувствовала на своем затылке ее испытующий взгляд. Она как будто присматривалась ко мне — достойна ли я того мира, где глагол всегда стоит в конце предложения, а автобус приходит по расписанию.

Мы не проходили никакую стену.
Этот мир обрушился сразу после окончания осенних каникул. 13 ноября 1989 года немецкий язык был первым уроком, но Татьяна Борисовна не ждала нас, как обычно, перед классом, чтобы, запуская внутрь по одному, заодно проверить чистоту ушей и воротничков. Дверь была распахнута настежь, а в сам класс было не войти: в нем собралась, кажется, вся школа — включая Софью Исааковну. В углу у доски на полную мощность что-то бубнил телевизор, а Татьяна Борисовна, размахивая руками, повторяла одну и ту же фразу: «Что же теперь с нами будет! Что же теперь с нами будет!». Там, в черно-белом изображении мужчины и женщины отчаянно лезли на какое-то заграждение, а толпа снизу подталкивала их выше и выше.

«Ну, немцы дают, — сказал стоявший за мной физрук ПалИваныч. — Раз — и снесли стену». «Какую стену?», — спросила я. «В смысле, какую? — переспросил ПалИваныч. — Она вам что, про стену не рассказывала?». «Мы не проходили никакую стену», — прошептала я с таким ужасом, как будто он заставлял меня прыгнуть через козла. «А что же вы проходили?», — спросил он. «Времена года, Монику Краузе», — пробормотала я в ответ. «Моника Краузе! Это что, певица какая-то?», — не унимался ПалИваныч. «Нет, это просто девочка такая, пионерка…», — начала было я. Но ПалИваныч уже махнул рукой: «Нет никакой Моники. И гэдээра теперь тоже не будет. Кончился ваш гэдээр».

Новая жизнь семейства Краузе.
Вместе с гэдээром кончилась и власть Татьяны Борисовны. Всю вторую четверть она проболела, а прямо перед зимними каникулами выяснилось, что в школу она больше не вернется. На Новый Год моя бабушка подарила мне книжку детских английских стихов. «Учи, будешь теперь с американцами разговаривать», — сказала она, когда я развернула подарок. На подоконнике у бабушки стояла «Спидола», настроенная на «Би-Би-Си», и голоса в ней шипели неприятными словами: Хонеккер, штази, Варшавский договор. «Кончился ГДР», говорила бабушка, ворочая на сковородке жареную картошку, — слово в слово, как ПалИваныч. В апреле вместе со всем классом я сдала учебник с Моникой в школьную библиотеку — нам сказали, что их увезут в макулатуру. Герб ГДР завхоз убрал в подвал.

А еще через три месяца тетя одноклассницы прислала из Штутгарта каталог фирмы «Отто», полный кофточек, сапожек и ножей для чистки картофеля. Раскрыв его на разделе «Бытовая техника», я чуть не выронила его из рук. Прямо на меня с глянцевых страниц смотрело семейство Краузе, собравшееся вокруг сияющей кофеварки. Они переехали — но все было по-прежнему. Бабушка все так же держала перед собой поднос с печеньем. Отец все также сидел в кресле с газетой. Мама в платьице и туфельках все также обнимала Монику за плечи. Восставшее из макулатуры, семейство Краузе начинало новую жизнь, еще более прекрасную и волшебную, чем раньше. Жизнь, которую от меня отделяла какая-то новая, непреодолимая и невидимая стена. «Что же теперь с нами будет?» хотелось закричать мне, но я просто перевернула страницу — в раздел «Товары для ванной».

Полина Аронсон — социолог, журналист, редактор онлайн-платформ dekoder и oDR. Автор книги «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств».











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!