А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Хроники Таллина
Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1333 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей — первым столкновением с ложью. «Гэдээр» была последней сказкой, в которую верила Полина Аронсон.

В силу каких-то непонятных обстоятельств, я, книжный ребенок, проводивший дождливое ленинградское лето среди дачных подшивок «Иностранной Литературы», умудрилась не прочитать в детстве «Хроники Нарнии». Лев, колдунья и платяной шкаф прошли мимо меня, свернувшейся на диване с очередным Крапивиным. Однако и у меня была своя волшебная страна, полная чудес и магических превращений. Называлась она «Гэдээр», а путеводителем по ней стал учебник по немецкому языку для третьего класса средней школы.

Волшебство по расписанию.
Открывался учебник диалогом, больше похожим на серию магических заклинаний. На картинке девочка моего возраста намазывала на белую булочку толстый слой варенья, а мама в платье и туфельках говорила ей:

— Моника, не торопись. Ешь медленнее.
— Но я должна быть в школе вовремя, мама!
— По расписанию твой автобус придет через 11 минут. У тебя есть время.
— Спасибо, мама.

Поистине волшебная страна «Гэдээр»! 72-й автобус, отвозивший меня в школу, прибывал не по расписанию, а по воле божьей, так что во вторник я как раз успевала к 8.30, в четверг приезжала на 15 минут раньше, а в пятницу опаздывала так безнадежно, что коротала время, оставшееся от первого урока, за болтовней с гардеробщицей Софьей Исааковной, утверждавшей, что зная идиш, немецкий можно и не учить.

Летом в ГДР всегда светило солнце. Зимой всегда шел густой приятный снег. Осенью следовало собирать грибы, весной — цветы. Населяли ГДР чудесные, здоровые и дружные люди — семейство Краузе, состоявшее из бабушки, бородатого папы, спортивного вида мамы и, наконец, пионерки Моники. Краузе жили простой, понятной жизнью, не омраченной сомнениями. Бабушка пекла печенье, папа сидел в кресле и читал газету, Моника с мамой делали по утрам зарядку. Одноклассники Моники были все как один веселы и веснушчаты и не воровали у нее из ранца югославские жвачки. Когда они пели у костра — Und wir lieben die Heimat! — лица их выглядели такими счастливыми и радостными, что сердце мое екало от тоски.

«Вот каких успехов может достичь социалистическая страна, если все ее граждане соблюдают порядок!», — говорила наша «немка» Татьяна Борисовна и выразительно смотрела на нас. Татьяна Борисовна знала о чем говорит — проведя в ГДР пять лет в качестве офицерской жены, она ходила по тем же улицам, что и семейство Краузе, ела на завтрак те же булочки с вареньем. Одевалась Татьяна Борисовна в неизменной красно-желто-черной гамме, а над ее столом в классе висел фанерный герб с циркулем и венками колосьев.

Раз в неделю с герба нужно было стирать пыль — и впечатленная моим энтузиазмом в зубрежке неправильных глаголов, к концу первой четверти Татьяна Борисовна передала эту обязанность мне. Вскоре последовали и другие задания — например, нарисовать плакат к 50-летию ГДР или таблицу с цифрами годового оборота добычи угля. Согнувшись над очередным листом ватмана, я нередко чувствовала на своем затылке ее испытующий взгляд. Она как будто присматривалась ко мне — достойна ли я того мира, где глагол всегда стоит в конце предложения, а автобус приходит по расписанию.

Мы не проходили никакую стену.
Этот мир обрушился сразу после окончания осенних каникул. 13 ноября 1989 года немецкий язык был первым уроком, но Татьяна Борисовна не ждала нас, как обычно, перед классом, чтобы, запуская внутрь по одному, заодно проверить чистоту ушей и воротничков. Дверь была распахнута настежь, а в сам класс было не войти: в нем собралась, кажется, вся школа — включая Софью Исааковну. В углу у доски на полную мощность что-то бубнил телевизор, а Татьяна Борисовна, размахивая руками, повторяла одну и ту же фразу: «Что же теперь с нами будет! Что же теперь с нами будет!». Там, в черно-белом изображении мужчины и женщины отчаянно лезли на какое-то заграждение, а толпа снизу подталкивала их выше и выше.

«Ну, немцы дают, — сказал стоявший за мной физрук ПалИваныч. — Раз — и снесли стену». «Какую стену?», — спросила я. «В смысле, какую? — переспросил ПалИваныч. — Она вам что, про стену не рассказывала?». «Мы не проходили никакую стену», — прошептала я с таким ужасом, как будто он заставлял меня прыгнуть через козла. «А что же вы проходили?», — спросил он. «Времена года, Монику Краузе», — пробормотала я в ответ. «Моника Краузе! Это что, певица какая-то?», — не унимался ПалИваныч. «Нет, это просто девочка такая, пионерка…», — начала было я. Но ПалИваныч уже махнул рукой: «Нет никакой Моники. И гэдээра теперь тоже не будет. Кончился ваш гэдээр».

Новая жизнь семейства Краузе.
Вместе с гэдээром кончилась и власть Татьяны Борисовны. Всю вторую четверть она проболела, а прямо перед зимними каникулами выяснилось, что в школу она больше не вернется. На Новый Год моя бабушка подарила мне книжку детских английских стихов. «Учи, будешь теперь с американцами разговаривать», — сказала она, когда я развернула подарок. На подоконнике у бабушки стояла «Спидола», настроенная на «Би-Би-Си», и голоса в ней шипели неприятными словами: Хонеккер, штази, Варшавский договор. «Кончился ГДР», говорила бабушка, ворочая на сковородке жареную картошку, — слово в слово, как ПалИваныч. В апреле вместе со всем классом я сдала учебник с Моникой в школьную библиотеку — нам сказали, что их увезут в макулатуру. Герб ГДР завхоз убрал в подвал.

А еще через три месяца тетя одноклассницы прислала из Штутгарта каталог фирмы «Отто», полный кофточек, сапожек и ножей для чистки картофеля. Раскрыв его на разделе «Бытовая техника», я чуть не выронила его из рук. Прямо на меня с глянцевых страниц смотрело семейство Краузе, собравшееся вокруг сияющей кофеварки. Они переехали — но все было по-прежнему. Бабушка все так же держала перед собой поднос с печеньем. Отец все также сидел в кресле с газетой. Мама в платьице и туфельках все также обнимала Монику за плечи. Восставшее из макулатуры, семейство Краузе начинало новую жизнь, еще более прекрасную и волшебную, чем раньше. Жизнь, которую от меня отделяла какая-то новая, непреодолимая и невидимая стена. «Что же теперь с нами будет?» хотелось закричать мне, но я просто перевернула страницу — в раздел «Товары для ванной».

Полина Аронсон — социолог, журналист, редактор онлайн-платформ dekoder и oDR. Автор книги «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств».











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!