Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей — первым столкновением с ложью. «Гэдээр» была последней сказкой, в которую верила Полина Аронсон.

В силу каких-то непонятных обстоятельств, я, книжный ребенок, проводивший дождливое ленинградское лето среди дачных подшивок «Иностранной Литературы», умудрилась не прочитать в детстве «Хроники Нарнии». Лев, колдунья и платяной шкаф прошли мимо меня, свернувшейся на диване с очередным Крапивиным. Однако и у меня была своя волшебная страна, полная чудес и магических превращений. Называлась она «Гэдээр», а путеводителем по ней стал учебник по немецкому языку для третьего класса средней школы.

Волшебство по расписанию.
Открывался учебник диалогом, больше похожим на серию магических заклинаний. На картинке девочка моего возраста намазывала на белую булочку толстый слой варенья, а мама в платье и туфельках говорила ей:

— Моника, не торопись. Ешь медленнее.
— Но я должна быть в школе вовремя, мама!
— По расписанию твой автобус придет через 11 минут. У тебя есть время.
— Спасибо, мама.

Поистине волшебная страна «Гэдээр»! 72-й автобус, отвозивший меня в школу, прибывал не по расписанию, а по воле божьей, так что во вторник я как раз успевала к 8.30, в четверг приезжала на 15 минут раньше, а в пятницу опаздывала так безнадежно, что коротала время, оставшееся от первого урока, за болтовней с гардеробщицей Софьей Исааковной, утверждавшей, что зная идиш, немецкий можно и не учить.

Летом в ГДР всегда светило солнце. Зимой всегда шел густой приятный снег. Осенью следовало собирать грибы, весной — цветы. Населяли ГДР чудесные, здоровые и дружные люди — семейство Краузе, состоявшее из бабушки, бородатого папы, спортивного вида мамы и, наконец, пионерки Моники. Краузе жили простой, понятной жизнью, не омраченной сомнениями. Бабушка пекла печенье, папа сидел в кресле и читал газету, Моника с мамой делали по утрам зарядку. Одноклассники Моники были все как один веселы и веснушчаты и не воровали у нее из ранца югославские жвачки. Когда они пели у костра — Und wir lieben die Heimat! — лица их выглядели такими счастливыми и радостными, что сердце мое екало от тоски.

«Вот каких успехов может достичь социалистическая страна, если все ее граждане соблюдают порядок!», — говорила наша «немка» Татьяна Борисовна и выразительно смотрела на нас. Татьяна Борисовна знала о чем говорит — проведя в ГДР пять лет в качестве офицерской жены, она ходила по тем же улицам, что и семейство Краузе, ела на завтрак те же булочки с вареньем. Одевалась Татьяна Борисовна в неизменной красно-желто-черной гамме, а над ее столом в классе висел фанерный герб с циркулем и венками колосьев.

Раз в неделю с герба нужно было стирать пыль — и впечатленная моим энтузиазмом в зубрежке неправильных глаголов, к концу первой четверти Татьяна Борисовна передала эту обязанность мне. Вскоре последовали и другие задания — например, нарисовать плакат к 50-летию ГДР или таблицу с цифрами годового оборота добычи угля. Согнувшись над очередным листом ватмана, я нередко чувствовала на своем затылке ее испытующий взгляд. Она как будто присматривалась ко мне — достойна ли я того мира, где глагол всегда стоит в конце предложения, а автобус приходит по расписанию.

Мы не проходили никакую стену.
Этот мир обрушился сразу после окончания осенних каникул. 13 ноября 1989 года немецкий язык был первым уроком, но Татьяна Борисовна не ждала нас, как обычно, перед классом, чтобы, запуская внутрь по одному, заодно проверить чистоту ушей и воротничков. Дверь была распахнута настежь, а в сам класс было не войти: в нем собралась, кажется, вся школа — включая Софью Исааковну. В углу у доски на полную мощность что-то бубнил телевизор, а Татьяна Борисовна, размахивая руками, повторяла одну и ту же фразу: «Что же теперь с нами будет! Что же теперь с нами будет!». Там, в черно-белом изображении мужчины и женщины отчаянно лезли на какое-то заграждение, а толпа снизу подталкивала их выше и выше.

«Ну, немцы дают, — сказал стоявший за мной физрук ПалИваныч. — Раз — и снесли стену». «Какую стену?», — спросила я. «В смысле, какую? — переспросил ПалИваныч. — Она вам что, про стену не рассказывала?». «Мы не проходили никакую стену», — прошептала я с таким ужасом, как будто он заставлял меня прыгнуть через козла. «А что же вы проходили?», — спросил он. «Времена года, Монику Краузе», — пробормотала я в ответ. «Моника Краузе! Это что, певица какая-то?», — не унимался ПалИваныч. «Нет, это просто девочка такая, пионерка…», — начала было я. Но ПалИваныч уже махнул рукой: «Нет никакой Моники. И гэдээра теперь тоже не будет. Кончился ваш гэдээр».

Новая жизнь семейства Краузе.
Вместе с гэдээром кончилась и власть Татьяны Борисовны. Всю вторую четверть она проболела, а прямо перед зимними каникулами выяснилось, что в школу она больше не вернется. На Новый Год моя бабушка подарила мне книжку детских английских стихов. «Учи, будешь теперь с американцами разговаривать», — сказала она, когда я развернула подарок. На подоконнике у бабушки стояла «Спидола», настроенная на «Би-Би-Си», и голоса в ней шипели неприятными словами: Хонеккер, штази, Варшавский договор. «Кончился ГДР», говорила бабушка, ворочая на сковородке жареную картошку, — слово в слово, как ПалИваныч. В апреле вместе со всем классом я сдала учебник с Моникой в школьную библиотеку — нам сказали, что их увезут в макулатуру. Герб ГДР завхоз убрал в подвал.

А еще через три месяца тетя одноклассницы прислала из Штутгарта каталог фирмы «Отто», полный кофточек, сапожек и ножей для чистки картофеля. Раскрыв его на разделе «Бытовая техника», я чуть не выронила его из рук. Прямо на меня с глянцевых страниц смотрело семейство Краузе, собравшееся вокруг сияющей кофеварки. Они переехали — но все было по-прежнему. Бабушка все так же держала перед собой поднос с печеньем. Отец все также сидел в кресле с газетой. Мама в платьице и туфельках все также обнимала Монику за плечи. Восставшее из макулатуры, семейство Краузе начинало новую жизнь, еще более прекрасную и волшебную, чем раньше. Жизнь, которую от меня отделяла какая-то новая, непреодолимая и невидимая стена. «Что же теперь с нами будет?» хотелось закричать мне, но я просто перевернула страницу — в раздел «Товары для ванной».

Полина Аронсон — социолог, журналист, редактор онлайн-платформ dekoder и oDR. Автор книги «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств».











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!