А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом — человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом».

Георг Штуде — выпечка и марципаны. Карл Лютер — комоды и венские стулья. Павел Малахов — килька в жестяных коробках, законсервированная по десятку фирменных рецептов.

 На протяжении нескольких десятилетий имя и фамилия Иосифа Копфа были для жителей губернского города Ревеля, а затем и столичного Таллинна, синонимом ювелирной продукции.

Самой разнообразной: от ложечек «на первый зубок» и стопок, которые дарили на серебряную свадьбу, до воинских наград и знаков отличия первых лиц государства. Но неизменно — высшей пробы и качества.

Желание большего

Выражение «где родился, там и пригодился» — не про знаменитого таллиннского ювелира: по национальности он был немцем, но не местным, остзейским, а судетским — происходящим из Чехии.

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Родился Копф 17 января 1867 года в Варшаве. На территории современной Эстонии оказался вместе с родителями — семья его переехала в Дерпт, и подросток был отдан учеником к здешнему ювелиру.

Иоганн Юлиус Штамм, наставник молодого Иосифа, считался одним из лучших мастеров Лиф-ляндской губернии — за заказом к нему порой обращались даже из Риги. Однако ученику его хотелось большего.

Как было заведено со времен Средневековья, вслед за порой ученичества должен был последовать период шлифовки полученной профессии — и Копф отправился в Петербург, где практиковался в статусе подмастерья.

В Ревель он приехал в 1890 году. И на следующий год, приобретя дом на углу улиц Пикк и Хобузепеа, открыл собственное дело. Успех был гарантирован: город рос, богател, а значит в потенциальных клиентах отбоя не наблюдалось.

Десять лет спустя Копф полностью перестроил принадлежавшее ему домовладение. Точнее — снес имеющуюся постройку и возвел на его месте трехэтажное здание в стиле неоренессанса, явственно напоминавшие рижские и петербургские прототипы.

На трех этажах помимо ювелирного магазина разместилась мастерская. Над ней — благоустроенные квартиры. В каждой из них имелась собственная ванна — роскошь, которую в домах Старого города могли позволить себе далеко не многие.

Портрет Иосифа Копфа владельца на золотой брошке

Портрет Иосифа Копфа владельца на золотой брошке

Газетные объявления рубежа прошлого-позапрошлого столетий свидетельствуют: ассортимент продукции, которую фирма Иосифа Копфа предлагала горожанам приобрести к тому или иному празднику, был разнообразен.

Выполнял ювелир и эксклюзивные заказы различных организаций: добрая половина серебряных бокалов с основанием в виде козьей ноги из коллекции Братства Черноголовых выполнена именно им.

Для почетных участников церемонии открытия в Ревеле памятника Петру I Копф изготовил в 1910 году сувениры в виде миниатюрных серебряных макетов домика царя-реформатора.

А для тех, кто двумя годами позже принимал участие в закладке укреплений морской крепости имени того же российского императора, — памятные портсигары с панорамой города.

Вне конкуренции

Летом 1928 года на углу улиц Пикк и Хобузепеа вновь встали строительные леса, а принадлежавший ювелиру Копфу участок был отгорожен от проезжей части дощатым забором.

Проходящие горожане пытались заглянуть за него. Было чему подивиться: не простоявший еще и четырех десятилетий добротный каменный дом был разобран буквально до основания.

В самом скором времени на его месте и на месте невзрачных амортизированных строений в глубине улицы Хобузепеа начали расти стены постройки, решенной в принципиально иной архитектурной стилистике.

По-купечески пышные фантазии конца XIX столетия на тему «ренессанса вообще» уступили место лаконизму ар-деко, несколько смягченному элементами, позаимствованными из строительного лексикона северного барокко.

Но здание, спроектированное зодчим Эугеном Хаберманном, было примечательно даже не столько своим внешним обликом, куда как больше вписывающимся в стилистику архитектурного ансамбля Старого города, сколько своим внутренним «содержанием».

Здесь, практически в самом сердце исторического ядра Таллинна, строилось здание практически целого ювелирного «комбината», оснащение и производственные мощности которого должны были оставить конкурентов Иосифа Копфа далеко позади.

«Хорошо известное предприятие в минувшем году преобразовано в паевое товарищество «J.Kopf», задача которого — производство столовой посуды, отвечающей самым современным требованиям, — сообщала читателям газета «Waba maa». — Если раньше работавший в расположенной в подвале мастерской работник мог обеспечить производство четырех дюжин ложек в день, то теперь фабричная машина может выпускать до сорока дюжин различных столовых приборов».

Имелось здесь и оборудование для гальванопластики — столь массивное и тяжелое, что в будущие производственные помещения занесено оно было еще до того, как каменщики выложили наружную стену здания.

«Подобных механизмов в мире, говорят, существует вообще не более четырех десятков, а в маленьких государствах их нет вовсе», — заверял посетивший предприятие с экскурсией газетный репортер.

Знак признания

Порядка пятидесяти килограммов серебра ежедневно превращались на углу улиц Пикк и Хобузепеа в посуду и столовые приборы на рубеже двадцатых-тридцатых годов минувшего столетия.

Как поясняли составители рекламных брошюр, такие предметы быта, конечно, были не самые дешевые, но значительно элегантнее, надежнее, а главное — полезнее для здоровья, чем алюминиевые аналоги.

Впрочем, не посудой единой. Предприятие по-прежнему исполняло и индивидуальные заказы. Именно здесь в 1932 году был создан подарок для шведского кронпринца Густава Адольфа: серебряное блюдо с силуэтом Таллинна.

Когда в Эстонской Республике была учреждена высшая награда — Крест Свободы, изготовление ее было поручено Копфу. И хотя позже чеканил их также и ювелир Роман Тарвас, ценители предпочитали именно продукцию старого мастера.

Паевому товариществу «J.Kopf» было в 1938 году поручено и изготовление знака отличия для главы государства — президентской цепи с гербом. То, что заказ этот был поручен не эстонскому, а немецкому предприятию, можно считать высшей оценкой.

Едва ли облаченный в свежеизготовленную государственную регалию президент Константин Пяте, равно как и ее изготовитель, могли в тот момент представить, что существовать прославленной фирме оставалось в Таллинне совсем не долго.

Поздней осенью следующего года, в преддверии неспокойных времен, жившие в Эстонии веками немцы сочли для себя за лучшее внять призыву руководства нацистской Германии и «вернуться на родину предков».

Покинули Таллинн в 1939-м и наследники ювелира Иосифа Копфа. Как и другим остзейцам, местом проживания для них власти Рейха определили город Познань на территории недавно оккупированной Польши.

Правда, основатель легендарного предприятия об этом так никогда и не узнал: с 15 октября 1930 года он обрел вечный покой на горке Пооламяги, где располагалось Католическое кладбище Таллинна.

От костела на улице Вене, где состоялось отпевание усопшего (расстояние, скажем прямо, не самое близкое), гроб с телом выдающегося горожанина весь путь пронесли на руках…

* * *

Могила ювелира Копфа до наших дней, к сожалению, не сохранилась: вместе с другими надгробиями упраздненного Католического кладбища она была утрачена в пятидесятые годы.

Зато в собраниях сразу нескольких музеев Эстонии, а также и в частных коллекциях по всему свету сохранились изделия, созданные некогда в доме на углу таллиннских улиц Пикк и Хобузепеа.

Потомки Иосифа Копфа живут в наши дни в Швеции — супруга ювелира была этнической шведкой, и это подарило ей и ее детям шанс покинуть Познань еще до конца Второй мировой войны.

Никто из его наследников не занимается ювелирным ремеслом. Но память о ювелире живет в Таллинне — городе, который превратил некогда фамилию золотых дел мастера в синоним профессионального мастерства.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!