А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина
Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1333 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад.

Перестук вагонных колес и локомотивные свистки – неотъемлемые компоненты городской симфонии Таллинна вот уже полтора столетия.

Постоянным звуковым фоном они стали 24 октября 1870 года – когда выстроенная железнодорожная магистраль от Санкт-Петербурга до Ревеля была официально открыта для всеобщего использования.

Блага ради

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Ничто так не препятствовало экономическому развитию Ревеля на протяжении большей части его истории, как отсутствие надежного пути, связывающего морскую гавань с внутренними районами материка.

В доиндустриальный период таким путем мог быть только водный. И потому, в отсутствие природной реки, уже в начале XIX века родилась идея связать город с акваторией Чудского озера рукотворным каналом.

Пока инициаторы проекта прикидывали, насколько осуществим он технически, а главное – финансово, по рельсам побежали первые паровозы. Даже скептиками становилось очевидно: будущее – за железными дорогами.

Когда именно первый ревельский уроженец впервые проехал по стальной магистрали – сказать трудно. Но о начале регулярного движения поездов по первой в России ветке от Петербурга до Царского села местная пресса писала уже осенью 1837 года.

Минуло десятилетие – и на страницах дерптского еженедельника Das Inland появилась статья, автор которой предлагал протянуть железнодорожную ветку от Ревеля до имперской столицы, соорудив ответвление на…Кронштадт – по насыпной дамбе.

Выдвигались в тогдашней местной периодике и другие, не менее замечательные проекты. Например, – выстроить железную дорогу до Нарвы и Пскова: если даже и не паровой, так, хотя бы, на конной тяге. Но дальше разговоров дело, увы, так и не шло.

Ситуация начала меняться после того, как по результатам Крымской войны Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. А его гавань, до того, преимущественно, военно-морская, вновь, как было оно испокон веков, стала, в первую очередь, торговой.

11 ноября 1868 года акционерное общество Балтийской железной дороги в лице его председателя, предводителя Эстляндского рыцарства барона Александра фон дер Палена получило долгожданную концессию на строительство магистрали.

Работы закипели следующим маем. Газета «Perno Postimees» даже призыла читателей участовать в них безвозмездно – «будущего блага родного края ради». Впрочем, концессионеры не скупились на оплату труда, и дело шло споро.

Уже в сентябре 1869 года британский пароход доставил в Ревель два первых локомотива, которые начали использоваться для подвоза строительных материалов на участке от гавани до будущего разъезда в Лиллекюла.

Основные работы на магистрали были завершены к июлю следующего года. Комиссией Министерства путей сообщения дорога была принята в начале сентября. Открылась для движения – следующим месяцем.

Знак признательности
«Вчера вечером многочисленная толпа собралась на вокзале и на улицах, желая встретить пассажиров первого прибывшего к нам поезда», – писала на следующий день газета «Revalsche Zeitung».

Поезд на этот раз был не совсем обычный: он доставил в город концессионеров строительства и гостей из Санкт-Петербурга, приглашенных на официальную церемонию открытия магистрали.

Площадь перед временным станционным зданием – постоянное еще стояло в строительных лесах – была освещена фонарями, огнями иллюминации и факелами в руках членов добровольной пожарной команды.

Наконец, после двух часов волнительного ожидания, состав остановился у перрона. Барон фон дер Пален и банкир Жадимировский вышли из вагона, поприветствовали делегацию магистрата – и торжества можно было начинать.

«Путь до Большой гильдии был действительно чудесным, – свидетельствовала газета. – В свете пламени факелов эффектно взмывали в воздух разноцветные ракеты, а весь Верхний город переливался постоянной иллюминацией бенгальских огней.

Все магазинные витрины были задрапированы лучшими тканями и залиты ярким освещением. Перед лестницей гильдейского дома установили украшенный зеленью и флагами декоративный портик с транспарантом, на котором изобразили локомотив».

Похоже, паровоз удался безвестному живописцу лучше, чем его машинист: он приветствовал гостей поднятой рукой и настолько свирепым выражением лица, что корреспондент «Revalsche Zeitung» добавил, «что оно могло бы быть чуть гуманнее».

Во всем же остальном принимающая сторона продемонстрировала себя с самой позитивной стороны. Зал гильдии был устлан коврами и украшен пальмами. У входа стоял резной столик, на котором громоздилось серебро из коллекции Черноголовых.

«Стоя подле него магистратские синдики поприветствовали барона фон дер Палена, главу администрации Балтийской железной дороги, сообщив о решении присвоить ему титула почетного гражданина города, – продолжала свой рассказ газета.

Отвечая на приветствие барон, в свою очередь подчеркнул, что несмотря на высокие награды, которыми был он награжден его императорским величеством, подобной чести не были удостоены никто из его многочисленных предков».

В этих словах, думается, присутствовало нечто большее, чем обыкновенная церемониальная любезность: взаимоотношения между магистратом и дворянством традиционно были не слишком-то уж сердечными.

Возведение отличившихся чем-либо бюргеров в рыцарское сословие – такое в истории Ревеля редко, но бывало. Но чтобы предводителя дворянство приняли в ряды горожан – случилось, вероятно, впервые.

Меню торжественного банкета, который состоялся в Большой гильдии после обмена поздравлениями приветственными речами, ни остзейская, ни эстонская пресса, к не опубликовали.

Можно, впрочем, предположить, что к блюдам подавали особое «железнодорожное» вино, а на десерт – «железнодорожное» мороженное, отлитое в форме миниатюрного локомотива.

Во всяком случае, и посетителей винного погреба под гильдейским домом, и расположенного напротив кафе Георга Штуде новомодными лакомствами в 1870 году угощали.

Точность до минуты
Буквально на следующее утро местных жителей ожидало первое связанное с железной дорогой… разочарование.

Многочисленные зеваки отправились проводить в столицу первый регулярный поезд – и, к огромному огорчению, узнали, что опоздали к его отходу на добрых полчаса. Точнее – на двадцать три минуты.

Оказалось, что вся работа железной дороги привязана не к местному времени, а к столичному, Петербургскому. Которое, в силу разницы географического положения двух городов, отнюдь не совпадает между собой.

Сложно представить, но на решение возникшей проблемы потребовалось десять лет. Только в 1880 году на уровне правительства было принято решение, согласно которому Ревель включался в единый со столицей часовой пояс.

До того же всем местным газетам приходилось сопровождать публикацию расписания движения поездов предупреждением: время указывается петербургское и господам пассажирам надлежит помнить об этом, отправляясь на вокзал.

Кстати, во избежание недоразумений, магистрат еще летом 1871 года отдал распоряжение сверять часы на здании ратуши и церкви Пюхавайму по часам в зале ожидания Балтийского вокзала – и вычитать из него двадцать три минуты…

* * *
«Наша Балтийская железная дорога – наше общее выстраданное дитя, – произнес один из участников торжественного приема в честь открытия магистрали. – И потому бы любим ее еще больше!»

Едва ли полтора века спустя кто-либо отважится с уверенностью сказать, какие именно страдания имел в виду автор тоста, прозвучавшего во время праздничного банкета под сводами Большой гильдии.

Но то, что таллинннцы – да и жители всей остальной Эстонии – испытывают к железнодорожному транспорту самые позитивные чувства и могут пожелать ему только процветания – сомневаться не приходится…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!