А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад.

Перестук вагонных колес и локомотивные свистки – неотъемлемые компоненты городской симфонии Таллинна вот уже полтора столетия.

Постоянным звуковым фоном они стали 24 октября 1870 года – когда выстроенная железнодорожная магистраль от Санкт-Петербурга до Ревеля была официально открыта для всеобщего использования.

Блага ради

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Ничто так не препятствовало экономическому развитию Ревеля на протяжении большей части его истории, как отсутствие надежного пути, связывающего морскую гавань с внутренними районами материка.

В доиндустриальный период таким путем мог быть только водный. И потому, в отсутствие природной реки, уже в начале XIX века родилась идея связать город с акваторией Чудского озера рукотворным каналом.

Пока инициаторы проекта прикидывали, насколько осуществим он технически, а главное – финансово, по рельсам побежали первые паровозы. Даже скептиками становилось очевидно: будущее – за железными дорогами.

Когда именно первый ревельский уроженец впервые проехал по стальной магистрали – сказать трудно. Но о начале регулярного движения поездов по первой в России ветке от Петербурга до Царского села местная пресса писала уже осенью 1837 года.

Минуло десятилетие – и на страницах дерптского еженедельника Das Inland появилась статья, автор которой предлагал протянуть железнодорожную ветку от Ревеля до имперской столицы, соорудив ответвление на…Кронштадт – по насыпной дамбе.

Выдвигались в тогдашней местной периодике и другие, не менее замечательные проекты. Например, – выстроить железную дорогу до Нарвы и Пскова: если даже и не паровой, так, хотя бы, на конной тяге. Но дальше разговоров дело, увы, так и не шло.

Ситуация начала меняться после того, как по результатам Крымской войны Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. А его гавань, до того, преимущественно, военно-морская, вновь, как было оно испокон веков, стала, в первую очередь, торговой.

11 ноября 1868 года акционерное общество Балтийской железной дороги в лице его председателя, предводителя Эстляндского рыцарства барона Александра фон дер Палена получило долгожданную концессию на строительство магистрали.

Работы закипели следующим маем. Газета «Perno Postimees» даже призыла читателей участовать в них безвозмездно – «будущего блага родного края ради». Впрочем, концессионеры не скупились на оплату труда, и дело шло споро.

Уже в сентябре 1869 года британский пароход доставил в Ревель два первых локомотива, которые начали использоваться для подвоза строительных материалов на участке от гавани до будущего разъезда в Лиллекюла.

Основные работы на магистрали были завершены к июлю следующего года. Комиссией Министерства путей сообщения дорога была принята в начале сентября. Открылась для движения – следующим месяцем.

Знак признательности
«Вчера вечером многочисленная толпа собралась на вокзале и на улицах, желая встретить пассажиров первого прибывшего к нам поезда», – писала на следующий день газета «Revalsche Zeitung».

Поезд на этот раз был не совсем обычный: он доставил в город концессионеров строительства и гостей из Санкт-Петербурга, приглашенных на официальную церемонию открытия магистрали.

Площадь перед временным станционным зданием – постоянное еще стояло в строительных лесах – была освещена фонарями, огнями иллюминации и факелами в руках членов добровольной пожарной команды.

Наконец, после двух часов волнительного ожидания, состав остановился у перрона. Барон фон дер Пален и банкир Жадимировский вышли из вагона, поприветствовали делегацию магистрата – и торжества можно было начинать.

«Путь до Большой гильдии был действительно чудесным, – свидетельствовала газета. – В свете пламени факелов эффектно взмывали в воздух разноцветные ракеты, а весь Верхний город переливался постоянной иллюминацией бенгальских огней.

Все магазинные витрины были задрапированы лучшими тканями и залиты ярким освещением. Перед лестницей гильдейского дома установили украшенный зеленью и флагами декоративный портик с транспарантом, на котором изобразили локомотив».

Похоже, паровоз удался безвестному живописцу лучше, чем его машинист: он приветствовал гостей поднятой рукой и настолько свирепым выражением лица, что корреспондент «Revalsche Zeitung» добавил, «что оно могло бы быть чуть гуманнее».

Во всем же остальном принимающая сторона продемонстрировала себя с самой позитивной стороны. Зал гильдии был устлан коврами и украшен пальмами. У входа стоял резной столик, на котором громоздилось серебро из коллекции Черноголовых.

«Стоя подле него магистратские синдики поприветствовали барона фон дер Палена, главу администрации Балтийской железной дороги, сообщив о решении присвоить ему титула почетного гражданина города, – продолжала свой рассказ газета.

Отвечая на приветствие барон, в свою очередь подчеркнул, что несмотря на высокие награды, которыми был он награжден его императорским величеством, подобной чести не были удостоены никто из его многочисленных предков».

В этих словах, думается, присутствовало нечто большее, чем обыкновенная церемониальная любезность: взаимоотношения между магистратом и дворянством традиционно были не слишком-то уж сердечными.

Возведение отличившихся чем-либо бюргеров в рыцарское сословие – такое в истории Ревеля редко, но бывало. Но чтобы предводителя дворянство приняли в ряды горожан – случилось, вероятно, впервые.

Меню торжественного банкета, который состоялся в Большой гильдии после обмена поздравлениями приветственными речами, ни остзейская, ни эстонская пресса, к не опубликовали.

Можно, впрочем, предположить, что к блюдам подавали особое «железнодорожное» вино, а на десерт – «железнодорожное» мороженное, отлитое в форме миниатюрного локомотива.

Во всяком случае, и посетителей винного погреба под гильдейским домом, и расположенного напротив кафе Георга Штуде новомодными лакомствами в 1870 году угощали.

Точность до минуты
Буквально на следующее утро местных жителей ожидало первое связанное с железной дорогой… разочарование.

Многочисленные зеваки отправились проводить в столицу первый регулярный поезд – и, к огромному огорчению, узнали, что опоздали к его отходу на добрых полчаса. Точнее – на двадцать три минуты.

Оказалось, что вся работа железной дороги привязана не к местному времени, а к столичному, Петербургскому. Которое, в силу разницы географического положения двух городов, отнюдь не совпадает между собой.

Сложно представить, но на решение возникшей проблемы потребовалось десять лет. Только в 1880 году на уровне правительства было принято решение, согласно которому Ревель включался в единый со столицей часовой пояс.

До того же всем местным газетам приходилось сопровождать публикацию расписания движения поездов предупреждением: время указывается петербургское и господам пассажирам надлежит помнить об этом, отправляясь на вокзал.

Кстати, во избежание недоразумений, магистрат еще летом 1871 года отдал распоряжение сверять часы на здании ратуши и церкви Пюхавайму по часам в зале ожидания Балтийского вокзала – и вычитать из него двадцать три минуты…

* * *
«Наша Балтийская железная дорога – наше общее выстраданное дитя, – произнес один из участников торжественного приема в честь открытия магистрали. – И потому бы любим ее еще больше!»

Едва ли полтора века спустя кто-либо отважится с уверенностью сказать, какие именно страдания имел в виду автор тоста, прозвучавшего во время праздничного банкета под сводами Большой гильдии.

Но то, что таллинннцы – да и жители всей остальной Эстонии – испытывают к железнодорожному транспорту самые позитивные чувства и могут пожелать ему только процветания – сомневаться не приходится…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!