А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад.

Перестук вагонных колес и локомотивные свистки – неотъемлемые компоненты городской симфонии Таллинна вот уже полтора столетия.

Постоянным звуковым фоном они стали 24 октября 1870 года – когда выстроенная железнодорожная магистраль от Санкт-Петербурга до Ревеля была официально открыта для всеобщего использования.

Блага ради

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

Ничто так не препятствовало экономическому развитию Ревеля на протяжении большей части его истории, как отсутствие надежного пути, связывающего морскую гавань с внутренними районами материка.

В доиндустриальный период таким путем мог быть только водный. И потому, в отсутствие природной реки, уже в начале XIX века родилась идея связать город с акваторией Чудского озера рукотворным каналом.

Пока инициаторы проекта прикидывали, насколько осуществим он технически, а главное – финансово, по рельсам побежали первые паровозы. Даже скептиками становилось очевидно: будущее – за железными дорогами.

Когда именно первый ревельский уроженец впервые проехал по стальной магистрали – сказать трудно. Но о начале регулярного движения поездов по первой в России ветке от Петербурга до Царского села местная пресса писала уже осенью 1837 года.

Минуло десятилетие – и на страницах дерптского еженедельника Das Inland появилась статья, автор которой предлагал протянуть железнодорожную ветку от Ревеля до имперской столицы, соорудив ответвление на…Кронштадт – по насыпной дамбе.

Выдвигались в тогдашней местной периодике и другие, не менее замечательные проекты. Например, – выстроить железную дорогу до Нарвы и Пскова: если даже и не паровой, так, хотя бы, на конной тяге. Но дальше разговоров дело, увы, так и не шло.

Ситуация начала меняться после того, как по результатам Крымской войны Ревель был вычеркнут из списка городов-крепостей. А его гавань, до того, преимущественно, военно-морская, вновь, как было оно испокон веков, стала, в первую очередь, торговой.

11 ноября 1868 года акционерное общество Балтийской железной дороги в лице его председателя, предводителя Эстляндского рыцарства барона Александра фон дер Палена получило долгожданную концессию на строительство магистрали.

Работы закипели следующим маем. Газета «Perno Postimees» даже призыла читателей участовать в них безвозмездно – «будущего блага родного края ради». Впрочем, концессионеры не скупились на оплату труда, и дело шло споро.

Уже в сентябре 1869 года британский пароход доставил в Ревель два первых локомотива, которые начали использоваться для подвоза строительных материалов на участке от гавани до будущего разъезда в Лиллекюла.

Основные работы на магистрали были завершены к июлю следующего года. Комиссией Министерства путей сообщения дорога была принята в начале сентября. Открылась для движения – следующим месяцем.

Знак признательности
«Вчера вечером многочисленная толпа собралась на вокзале и на улицах, желая встретить пассажиров первого прибывшего к нам поезда», – писала на следующий день газета «Revalsche Zeitung».

Поезд на этот раз был не совсем обычный: он доставил в город концессионеров строительства и гостей из Санкт-Петербурга, приглашенных на официальную церемонию открытия магистрали.

Площадь перед временным станционным зданием – постоянное еще стояло в строительных лесах – была освещена фонарями, огнями иллюминации и факелами в руках членов добровольной пожарной команды.

Наконец, после двух часов волнительного ожидания, состав остановился у перрона. Барон фон дер Пален и банкир Жадимировский вышли из вагона, поприветствовали делегацию магистрата – и торжества можно было начинать.

«Путь до Большой гильдии был действительно чудесным, – свидетельствовала газета. – В свете пламени факелов эффектно взмывали в воздух разноцветные ракеты, а весь Верхний город переливался постоянной иллюминацией бенгальских огней.

Все магазинные витрины были задрапированы лучшими тканями и залиты ярким освещением. Перед лестницей гильдейского дома установили украшенный зеленью и флагами декоративный портик с транспарантом, на котором изобразили локомотив».

Похоже, паровоз удался безвестному живописцу лучше, чем его машинист: он приветствовал гостей поднятой рукой и настолько свирепым выражением лица, что корреспондент «Revalsche Zeitung» добавил, «что оно могло бы быть чуть гуманнее».

Во всем же остальном принимающая сторона продемонстрировала себя с самой позитивной стороны. Зал гильдии был устлан коврами и украшен пальмами. У входа стоял резной столик, на котором громоздилось серебро из коллекции Черноголовых.

«Стоя подле него магистратские синдики поприветствовали барона фон дер Палена, главу администрации Балтийской железной дороги, сообщив о решении присвоить ему титула почетного гражданина города, – продолжала свой рассказ газета.

Отвечая на приветствие барон, в свою очередь подчеркнул, что несмотря на высокие награды, которыми был он награжден его императорским величеством, подобной чести не были удостоены никто из его многочисленных предков».

В этих словах, думается, присутствовало нечто большее, чем обыкновенная церемониальная любезность: взаимоотношения между магистратом и дворянством традиционно были не слишком-то уж сердечными.

Возведение отличившихся чем-либо бюргеров в рыцарское сословие – такое в истории Ревеля редко, но бывало. Но чтобы предводителя дворянство приняли в ряды горожан – случилось, вероятно, впервые.

Меню торжественного банкета, который состоялся в Большой гильдии после обмена поздравлениями приветственными речами, ни остзейская, ни эстонская пресса, к не опубликовали.

Можно, впрочем, предположить, что к блюдам подавали особое «железнодорожное» вино, а на десерт – «железнодорожное» мороженное, отлитое в форме миниатюрного локомотива.

Во всяком случае, и посетителей винного погреба под гильдейским домом, и расположенного напротив кафе Георга Штуде новомодными лакомствами в 1870 году угощали.

Точность до минуты
Буквально на следующее утро местных жителей ожидало первое связанное с железной дорогой… разочарование.

Многочисленные зеваки отправились проводить в столицу первый регулярный поезд – и, к огромному огорчению, узнали, что опоздали к его отходу на добрых полчаса. Точнее – на двадцать три минуты.

Оказалось, что вся работа железной дороги привязана не к местному времени, а к столичному, Петербургскому. Которое, в силу разницы географического положения двух городов, отнюдь не совпадает между собой.

Сложно представить, но на решение возникшей проблемы потребовалось десять лет. Только в 1880 году на уровне правительства было принято решение, согласно которому Ревель включался в единый со столицей часовой пояс.

До того же всем местным газетам приходилось сопровождать публикацию расписания движения поездов предупреждением: время указывается петербургское и господам пассажирам надлежит помнить об этом, отправляясь на вокзал.

Кстати, во избежание недоразумений, магистрат еще летом 1871 года отдал распоряжение сверять часы на здании ратуши и церкви Пюхавайму по часам в зале ожидания Балтийского вокзала – и вычитать из него двадцать три минуты…

* * *
«Наша Балтийская железная дорога – наше общее выстраданное дитя, – произнес один из участников торжественного приема в честь открытия магистрали. – И потому бы любим ее еще больше!»

Едва ли полтора века спустя кто-либо отважится с уверенностью сказать, какие именно страдания имел в виду автор тоста, прозвучавшего во время праздничного банкета под сводами Большой гильдии.

Но то, что таллинннцы – да и жители всей остальной Эстонии – испытывают к железнодорожному транспорту самые позитивные чувства и могут пожелать ему только процветания – сомневаться не приходится…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!