А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад.

В сквере на улице Нунне она была впервые установлена в конце октября, а на постоянном постаменте застыла 5 ноября 1930 года.

С тех пор и поныне, сколько бы ни исчезало отсюда на время изваяние грациозной косули, представить себе подножье восточного склона Тоомпеа без нее невозможно. А главное – зачем?!

Гипс и бронза

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Яан Коорт на этот раз решил выступить, говоря ироничным языком, со всем своим зоопарком: свиньей, поросенком, бараном, косулей», – писала в сентябре 1928 года газета Päevaleht.

Не слишком почтительный тон заметки об экспонатах ежегодной художественной выставки не должен вводить в заблуждение: премьера в будущем прославленной скульптуры определенно удалась.

«Как монументалист Коорт зарекомендовал себя своими прежними, несколько массивными бюстами, – писал журналист. – Что же касается «Косули», то она словно сюрприз, раскрывающий иные таланты автора.

Она полна легкости, наблюдательности, грации, нежности, изящности контуров, обогащающими наше молодое искусство скульптуры. Это зрелый плод долголетнего внимания и заботы, равный которому у нас было бы трудно сыскать.

Это ценность, которая, без сомнения, должна быть признана сокровищем, достойным художественного музея, созданием которой Коорт навсегда обессмертил свое имя. Нашлись бы только средства, чтобы она была переведена в более стойкий материал!»

Средства, как оказалось, нашлись: ровно через год, на осенней выставке-1929, создатель представил свое произведение уже не в виде прежней гипсовой модели, а скульптурой, отлитой на деньги Художественного фонда в благородной бронзе.

Результат, правда, оказался как-то не очень. Искусствовед Альфред Вага отмечал на страницах Postimees: при отливке начисто пропала легкость и чистота форм. Да и вся скульптура кажется словно «склеенной» из отдельных деталей.

«Ущерб, который причиняет скульптурам их перевод в бронзу, к сожалению, – привычное явление, – сокрушался критик. – Ни один из существующих у нас заводов или мастерских не справляется с этим заданием должно.

Правление Художественного фонда в этом плане должно как-то пойти навстречу скульптору: заказать отливку за границей или же привлечь профессионального литейщика на какое-либо местное производство».

Народное восприятие
Скептически к переводу «Косули» из гипса в металл отнесся и критик Ханно Компус: ему в новом варианте категорически не хватало благородной патины – хотя откуда ей было взяться на новорожденной скульптуре?!

В любом случае технические дефекты было решено незамедлительно исправить – и следующая отливка, изготовленная в литейной Йоханна Миттуса на улице Вабрику, 8, каких-либо нареканий в свой адрес в прессе не оставила.

Не до конца понятно, кто именно решил подарить «Косулю» столице, в городском пространстве которой в ту пору ощущался натуральный дефицит декоративной пластики, – сам скульптор или же правление Художественного фонда.

В любом случае подарок был принят – и в августе 1930 года установлен на временное основание в сквере на улице Нунне. Туда, где вместо снесенных домов планировали возвести то гостиницу, то фуникулер на Тоомпеа – да так ничего и не построили.

Строить здесь довелось… самому Коорту: городской строительный отдел выделил двести пятьдесят крон на изваяние гранитного постамента для скульптуры – хотя установку ее на «пьедестал» сам автор едва ли считал самым верным решением.

Подобное композиционное решение, конечно, выделяло произведение искусства из окружающей среды – и служило неплохой защитой от детей, практически сразу же воспринявших фигуру косули как идеальный гимнастический снаряд-лазилку.

Впрочем, и у более взрослых горожан изваяние лесной козочки, возвышающееся на солидном основании, неизбежно вызывало ассоциации не столько с декоративным парковым элементом, сколько с неким монументальным памятником.

«Что ж это за зверь такой? – делилась газета Waba Maa подслушанными непосредственно в сквере на улице Нунне разговоры. – И чего ради его сюда поставили – просто так или ради того, чтобы увековечить кого-то?!»

«Да просто так установили – кого оно может увековечивать. В газетах же писали: просто так». «Ну, не скажите – был Петр I, есть «Русалка», да еще этот бесстыдный парень, который, перед фасадом Реальной школы».

«Кто ж в наши дни просто так ставить бы стал. Думаю, это памятник тем быстроногим господам, которые государственные денежки прихватывают и исчезают. Видите, как она от Тоомпеа прочь бежать готова!»

Подобная трактовка декоративной скульптуры, надо понимать, в народе прижилась: пять лет спустя газета Jutuleht публикует фельетон о неблаговидном облике домов, окружающих сквер на Нунне.

Персонаж, от лица которого написан материал, тоже упоминает, мол, простой люд называет «Косулю» памятником тем, кто получает казенные денежки и улепетывает, словно пугливая лань.

Невольные странствия
Трудно уже сказать, по какой причине столичные власти решили осенью 1939 года переместить скульптуру с улицы Нунне в парк Хирве – но не позднее следующей весны переезд состоялся.

Простоять на новом месте «Косуле» довелось не долго: зимой 1942 года в оккупированном нацистами Таллинне шел сбор цветного металла для нужд вермахта – и скульптура едва не пала его жертвой.

С постамента она была снята и перенесена на военный склад где-то в районе порта – туда же, куда попал бюст памятника Петру и «Три грации», украшавшие фонтан на пересечение улиц Виру с трассой Нарвского шоссе.

И тут, если верить публикациям в послевоенной эмигрантской прессе, в неминуемое вмешался случай: какой-то немецкий офицер, не чуждый изящному, опознал в груде металлолома скульптуру, известную ему по фотографиям.

Он незамедлительно распорядился изъять произведение искусства со склада – впрочем, только для того, чтобы по окончании войны, перевезти его к себе на родину в Восточную Пруссию и установить «трофей» перед родовой усадьбой.

Так оно было на самом деле или нет – проверить за давностью лет возможности не имеется. В любом случае военное лихолетье скульптура благополучно пережила – и вновь продолжила радовать таллиннцев в уличном пейзаже.

Не удается точно отследить, когда именно было принято решение вернуть «Косулю» от парка у стен Шведского бастиона на ее изначальное место – в сквер на улице Нунне, к тому времени переименованную в Ваксали.

Во всяком случае произошло это, по всей видимости, не позднее пятидесятых годов – и последующие лет сорок, за исключением работ по реконструкции сквера в 1979 году, «Косуля» постамент не покидала.

А дальше началось неладное: в первой половине девяностых годов скульптуру с пугающей регулярностью похищали то охотники за цветным металлом, то обыкновенные вандалы.

Первоапрельские номера газет, публикуя новость об очередном возвращении «Косули», писали, что для охраны ее решено поставить по бокам двух бронзовых полицейских.

Или, еще лучше, перенести с той же целью в скверик на Нунне скульптуру тяжелоатлета Георга Луриха – его, кстати, похищали с постамента не менее часто.

***
Где-то с середины семидесятых годов прошлого века в посвященных Коорту газетных и журнальных публикациях начинает проскальзывать мысль: сводить все его творчество к «Косуле» – несправедливо.

Формально все именно так и есть. Но для десятков, если не сотен тысяч таллиннцев, не говоря уже о миллионах туристов, скульптура лесной козочки в сквере на Нунне стала синонимом имени мастера и его творчества.

Не даром, когда в ноябре 1935 года урну с прахом скончавшегося в Москве ваятеля несли с вокзала в Дом искусств для прощания, траурная процессия, без предварительного плана, остановилась у «Косули» на Нунне.

Полицейские немедленно остановили идущие в сторону Каламая и Копли автобусы. Прохожие остановились и обнажили головы. И именно в этот момент – если, опять- таки, верить репортерам – с неба начали падать первые белые хлопья снега…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!