А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу в музее Нигулисте.

Cказать, что имя Кристиана Акерманна известно современному таллиннцу, далекому от искусствоведческих или краеведческих штудий, было бы, скажем прямо, большим преувеличением.

Это даже не Бальтазар Руссов — ренессансный живописец, увековеченный в городском пространстве разом названием чесночного ресторана, букинистического салона и мемориальной доской на фасаде.

А между тем в одном только Таллинне находятся семь из двадцати двух созданных Акер-манном произведений искусства. И для знакомства с одним из них надо лишь поднять взгляд, проходя по Старому городу…

Языком преданий

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна — алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Среди изустных гидовских легенд, не то чтобы самых распространенных, но время от времени к радости туристов звучащих, есть предание о часах на фасаде церкви Святого Духа.

Дескать, случилось это в те стародавние времена, когда для того чтобы честно заниматься в городе ремеслом или торговлей, надо было обязательно вступить в профессиональное братство.

Помимо обязательного взноса и устройства пирушки по поводу вступления кандидат в таллиннские ремесленники должен был изготовить «шедевр» — образчик своей продукции, свидетельство таланта и мастерства.

И вот однажды прибыл в Таллинн заморский мастер — резчик по дереву. И так он искусен в этом ремесле оказался, что собратья по цеху сразу поняли: примешь такого в свои ряды — он моментально все заказы на себя перетянет.

Так что сколько ни старался чужеземец, сколько ни корпел с резцом и долотом в руках — вердикт гильдейских старейшин оставался неизменен: всякий его «шедевр» признавался никуда не годным, а его автор — звания мастера недостойным.

Не было бы счастья, да, как говорится, несчастье помогло: сгорели главные городские часы. И тогда, не спросив ни у кого разрешения, отчаявшийся иностранец за одну ночь изготовил для них циферблат и сам установил его.

Как рассвело — так чуть ли не весь город столпился у входа в церковь Святого Духа. Не точное время сверить (механизм, надо понимать, всё равно у часов не работал), а на красоту невиданную подивиться.

Надивившись, кинулись искать создателя. Как нашли — так заставили гильдейских старейшин публично извиниться перед ним за свои коварные происки и принять мастера в свой круг.

А шедевр его (уже без всяких кавычек), некогда весьма поспособствовавший тому, чтобы талант и мастерство были оценены непредвзятым взглядом, и по сей день глаз радует.

Против традиций

Легенда справедлива только в одном: Кристиан Акерманн, создатель циферблата часов Свято-духовской кирхи, действительно, прибыл из-за моря. Во всём остальном дело обстояло с точностью до наоборот.

Уроженец Кенигсберга, он появился в Ревеле где-то в середине семидесятых годов XVII века. К тому времени за плечами его уже был солидный опьгг в мастерских резчиков по дереву Данцига, Стокгольма, Риги.

По прибытии в главный город Эстляндской провинции Шведского королевства Акерманн начинает подмастерьем Элерта Тиле: главного на тот момент здешнего специалиста в области художественной резьбы по дереву.

Идут годы. После кончины наставника его подмастерье, как было принято со Средних веков, женится на его вдове: благо, та была значительно моложе покойного супруга. Вместе с ней — наследует мастерскую на нынешней улице Олевимяги.

Всё это вполне вписывается в жизненный сценарий средневекового ремесленника. Но Акерманн чувствовал себя принадлежащим иной эпохе. В разрыв с цеховыми уставами и неписаными правилами вступать в профессиональное братство он отказался.

Что стояло за этим принципиальным отказом? Нежелание состоять в одной корпорации со столярами и плотниками? Осознание, что собственное художественное дарование на порядок выше, чем у прочих местных мастеров? Желание быть не таким, как все?

Гильдейские братья жаловались на амбициозного выскочку в магистрат. Писали, что он ведет себя и держится с ними так, будто бы он — новоявленный Фидий, прославленный античный ваятель, едва ли не основоположник классического искусства.

Самым удивительным при этом кажется то, что отцы города, призванные служить оплотом и хранителями традиций, заняли в споре сторону скульптура — и в 1677 году позволили ему работать, не вступая в члены ремесленного цеха.

Даже имея таких заступников, Акерманн, вероятно, чувствовал себя в Нижнем городе недостаточно хорошо. Двумя годами спустя он перебирается на Тоомпеа, а затем — и вовсе основывает дом и мастерскую на Тынисмяги.

Северную войну мастер, по всей вероятности, не пережил — скорее всего, скончался во время чумы 1710 года. Зато большинству его работ, созданных как в Таллинне, так и за его пределами, посчастливилось сохраниться.

Дух эпохи

Что Акерманн парадоксальным образом унаследовал от, казалось бы, столь нелюбезной самой его свободолюбивой творческой натуре средневековой ремесленной традиции — так это обычай не подписывать свои работы.

0 принадлежности ему четырех работ можно судить по сохранившимся счетам. Еще семнадцать хранят явную печать если и не руки мастера непосредственно, то наверняка созданы в его мастерской — учениками или подмастерьями.

«Фидием», конечно, Акерманн не был: собственного художественного стиля он не создал, да и не стремился. Но то что именно он смог привнести на территорию современной Эстонии подлинный дух барочной скульптуры — несомненно.

Пышный декор в виде разлапистых листьев аканта — неведомого в здешних краях средиземно-морского растения, давным-давно стилизованного почти до условного орнамента, — щедро украшает созданные резчиком по дереву алтари и эпитафии.

Фигуры библейских персонажей и христианских добродетелей лишены театрального пафоса, который иногда воспринимается синонимом стиля барокко. Вместо этого они преисполнены эмоциональной живости — не наигранной, а достоверной и подлинной.

Глядя на них, задумываешься не о современниках Моисея или Иисуса, а о людях эпохи, к которой принадлежал их создатель, Кристиан Акерманн. Раннего Нового времени — поры непростой, часто трагической, но от того не менее волнительной и манящей.

Таллиннцам, безусловно, повезло. Три с половиной столетия назад в их город прибыл незаурядный мастер. На протяжении почти полувека он жил и творил в нем. И большинство приписываемых ему произведений сохранилось именно здесь.

А еще повезло таллиннцам потому, что именно в столицу на ближайшие полгода «съехались» работы Акерманна, доселе украшавшие интерьеры полутора десятка провинциальных церквей по всей Эстонии — в Ляэнемаа, Рапламаа, Ярвамаа.

Все они были созданы некогда в Таллинне — преимущественно в мастерской на Тоомпеа и на Тынисмяги. Однако никогда прежде не находились в городе одновременно — заказывали их различные приходы в разные годы.

Три года, которые предшествовали открытию выставки, команда профессионалов из тринадцати искусствоведов, реставраторов, историков тщательно изучала творческое наследие Кристиана Акерманна и его современников.

Результат этого труда огромен: экспозиция выставки, сопровождающий ее каталог, который вернее было бы назвать полноценной научной монографией, двуязычный интерактивный сайт ackermann.ee.

Посетители как «реальной», так и «виртуальной» выставок смогут ознакомиться не только с нынешним обликом экспонатов, но и с тем, как выглядели они до научной реставрации.

* * *

Посвященная Кристиану Акерманну выставка проработает в Нигулисте до начала мая будущего года — и наверняка привлечет к себе заслуженное внимание как ценителей искусства, так и любителей старины.

Хочется верить, что рано или поздно на стене дома, где располагалась некогда первая мастерская скульптора, где обрел он семейное счастье и где родился его сын, рано или поздно обязательно украсит памятная доска.

Горожанин, нашедший в себе силы пойти на конфликт с отжившими свой век представлениями и корпоративной этикой, вышедший из него победителем и первый ставший из ремесленника художником, заслуживает того.

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна — алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!