А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу в музее Нигулисте.

Cказать, что имя Кристиана Акерманна известно современному таллиннцу, далекому от искусствоведческих или краеведческих штудий, было бы, скажем прямо, большим преувеличением.

Это даже не Бальтазар Руссов — ренессансный живописец, увековеченный в городском пространстве разом названием чесночного ресторана, букинистического салона и мемориальной доской на фасаде.

А между тем в одном только Таллинне находятся семь из двадцати двух созданных Акер-манном произведений искусства. И для знакомства с одним из них надо лишь поднять взгляд, проходя по Старому городу…

Языком преданий

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна — алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Среди изустных гидовских легенд, не то чтобы самых распространенных, но время от времени к радости туристов звучащих, есть предание о часах на фасаде церкви Святого Духа.

Дескать, случилось это в те стародавние времена, когда для того чтобы честно заниматься в городе ремеслом или торговлей, надо было обязательно вступить в профессиональное братство.

Помимо обязательного взноса и устройства пирушки по поводу вступления кандидат в таллиннские ремесленники должен был изготовить «шедевр» — образчик своей продукции, свидетельство таланта и мастерства.

И вот однажды прибыл в Таллинн заморский мастер — резчик по дереву. И так он искусен в этом ремесле оказался, что собратья по цеху сразу поняли: примешь такого в свои ряды — он моментально все заказы на себя перетянет.

Так что сколько ни старался чужеземец, сколько ни корпел с резцом и долотом в руках — вердикт гильдейских старейшин оставался неизменен: всякий его «шедевр» признавался никуда не годным, а его автор — звания мастера недостойным.

Не было бы счастья, да, как говорится, несчастье помогло: сгорели главные городские часы. И тогда, не спросив ни у кого разрешения, отчаявшийся иностранец за одну ночь изготовил для них циферблат и сам установил его.

Как рассвело — так чуть ли не весь город столпился у входа в церковь Святого Духа. Не точное время сверить (механизм, надо понимать, всё равно у часов не работал), а на красоту невиданную подивиться.

Надивившись, кинулись искать создателя. Как нашли — так заставили гильдейских старейшин публично извиниться перед ним за свои коварные происки и принять мастера в свой круг.

А шедевр его (уже без всяких кавычек), некогда весьма поспособствовавший тому, чтобы талант и мастерство были оценены непредвзятым взглядом, и по сей день глаз радует.

Против традиций

Легенда справедлива только в одном: Кристиан Акерманн, создатель циферблата часов Свято-духовской кирхи, действительно, прибыл из-за моря. Во всём остальном дело обстояло с точностью до наоборот.

Уроженец Кенигсберга, он появился в Ревеле где-то в середине семидесятых годов XVII века. К тому времени за плечами его уже был солидный опьгг в мастерских резчиков по дереву Данцига, Стокгольма, Риги.

По прибытии в главный город Эстляндской провинции Шведского королевства Акерманн начинает подмастерьем Элерта Тиле: главного на тот момент здешнего специалиста в области художественной резьбы по дереву.

Идут годы. После кончины наставника его подмастерье, как было принято со Средних веков, женится на его вдове: благо, та была значительно моложе покойного супруга. Вместе с ней — наследует мастерскую на нынешней улице Олевимяги.

Всё это вполне вписывается в жизненный сценарий средневекового ремесленника. Но Акерманн чувствовал себя принадлежащим иной эпохе. В разрыв с цеховыми уставами и неписаными правилами вступать в профессиональное братство он отказался.

Что стояло за этим принципиальным отказом? Нежелание состоять в одной корпорации со столярами и плотниками? Осознание, что собственное художественное дарование на порядок выше, чем у прочих местных мастеров? Желание быть не таким, как все?

Гильдейские братья жаловались на амбициозного выскочку в магистрат. Писали, что он ведет себя и держится с ними так, будто бы он — новоявленный Фидий, прославленный античный ваятель, едва ли не основоположник классического искусства.

Самым удивительным при этом кажется то, что отцы города, призванные служить оплотом и хранителями традиций, заняли в споре сторону скульптура — и в 1677 году позволили ему работать, не вступая в члены ремесленного цеха.

Даже имея таких заступников, Акерманн, вероятно, чувствовал себя в Нижнем городе недостаточно хорошо. Двумя годами спустя он перебирается на Тоомпеа, а затем — и вовсе основывает дом и мастерскую на Тынисмяги.

Северную войну мастер, по всей вероятности, не пережил — скорее всего, скончался во время чумы 1710 года. Зато большинству его работ, созданных как в Таллинне, так и за его пределами, посчастливилось сохраниться.

Дух эпохи

Что Акерманн парадоксальным образом унаследовал от, казалось бы, столь нелюбезной самой его свободолюбивой творческой натуре средневековой ремесленной традиции — так это обычай не подписывать свои работы.

0 принадлежности ему четырех работ можно судить по сохранившимся счетам. Еще семнадцать хранят явную печать если и не руки мастера непосредственно, то наверняка созданы в его мастерской — учениками или подмастерьями.

«Фидием», конечно, Акерманн не был: собственного художественного стиля он не создал, да и не стремился. Но то что именно он смог привнести на территорию современной Эстонии подлинный дух барочной скульптуры — несомненно.

Пышный декор в виде разлапистых листьев аканта — неведомого в здешних краях средиземно-морского растения, давным-давно стилизованного почти до условного орнамента, — щедро украшает созданные резчиком по дереву алтари и эпитафии.

Фигуры библейских персонажей и христианских добродетелей лишены театрального пафоса, который иногда воспринимается синонимом стиля барокко. Вместо этого они преисполнены эмоциональной живости — не наигранной, а достоверной и подлинной.

Глядя на них, задумываешься не о современниках Моисея или Иисуса, а о людях эпохи, к которой принадлежал их создатель, Кристиан Акерманн. Раннего Нового времени — поры непростой, часто трагической, но от того не менее волнительной и манящей.

Таллиннцам, безусловно, повезло. Три с половиной столетия назад в их город прибыл незаурядный мастер. На протяжении почти полувека он жил и творил в нем. И большинство приписываемых ему произведений сохранилось именно здесь.

А еще повезло таллиннцам потому, что именно в столицу на ближайшие полгода «съехались» работы Акерманна, доселе украшавшие интерьеры полутора десятка провинциальных церквей по всей Эстонии — в Ляэнемаа, Рапламаа, Ярвамаа.

Все они были созданы некогда в Таллинне — преимущественно в мастерской на Тоомпеа и на Тынисмяги. Однако никогда прежде не находились в городе одновременно — заказывали их различные приходы в разные годы.

Три года, которые предшествовали открытию выставки, команда профессионалов из тринадцати искусствоведов, реставраторов, историков тщательно изучала творческое наследие Кристиана Акерманна и его современников.

Результат этого труда огромен: экспозиция выставки, сопровождающий ее каталог, который вернее было бы назвать полноценной научной монографией, двуязычный интерактивный сайт ackermann.ee.

Посетители как «реальной», так и «виртуальной» выставок смогут ознакомиться не только с нынешним обликом экспонатов, но и с тем, как выглядели они до научной реставрации.

* * *

Посвященная Кристиану Акерманну выставка проработает в Нигулисте до начала мая будущего года — и наверняка привлечет к себе заслуженное внимание как ценителей искусства, так и любителей старины.

Хочется верить, что рано или поздно на стене дома, где располагалась некогда первая мастерская скульптора, где обрел он семейное счастье и где родился его сын, рано или поздно обязательно украсит памятная доска.

Горожанин, нашедший в себе силы пойти на конфликт с отжившими свой век представлениями и корпоративной этикой, вышедший из него победителем и первый ставший из ремесленника художником, заслуживает того.

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна — алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!