А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Хроники Таллина
Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством.

Событие, вне сомнения, примечательное, оно могло бы принадлежать исключительно истории местной музыкальной жизни – если бы речь не шла едва ли не о самом первом исполнении оперы, написанной немецким композитором.

Путь на Север

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

Композитора звали Иоганн Валентин Медер, и был он отпрыском династии церковных канторов и органистов, с незапамятных времен проживавшей крохотном в тюрингском городке Васунгене.

В 1669 году он был зачислен на теологический факультет Лейпцигского университета. Уже через год перевелся в Йену, но и там с богословием что-то не заладилось: в 1671-м Иоганн Валентин связал свою жизнь с музыкой.

Поначалу он поступил на службу в дворцовую капеллу правителя Тюрингии – герцога Эрнста Благочестивого. Ужиться в столичной Готе придворному певцу не удалось – и через несколько месяцев он отправляется на север Германии, в вольный город Бремен.

Тут-то, казалось бы, уместно было бы отпустить дежурную шутку на тему «бременского музыканта» – да только неуживчивый характер Медера гонит его дальше. На этот раз – в Гамбург, оттуда – в Копенгаген, и, наконец, в Любек.

Именно в Любеке амбициозный вокалист знакомится с человеком, который окажет на его дальнейшую биографию несомненное влияние, – органистом и композитором Дитрихом Букстехуде, титаном немецкой музыки эпохи барокко.

Не меньшую роль сыграли и существовавшие у Любека еще со времен Средневековья обширные торговые и культурные связи с Ревелем – городом, который воспринимался северным форпостом некоронованной «столицы Ганзы».

Туда, в далекий и едва ли хорошо известный прежде уроженцу Тюрингии административный центр Эстляндской провинции королевства Швеции, и направился в декабре 1674 года музыкант Медер.

На придворную карьеру в дальних краях рассчитывать ему не приходилось. Вместо нее Ревель предлагал кое-что менее престижное, но значительно более надежное – место гимназического кантора.

Стиль и жанр

Осенью 1680 года ревельский магистрат получил письмо – официальное по форме и довольно неожиданное по содержанию. Автором его был житель Верхнего города – епископ эстляндский Якоб Хелвиг.

«Так как до нас дошли сведения, что гимназический кантор намерен представить некую комедию, содержание которой затрагивает коронованных особ, следует отложить ее хотя бы на неделю…» – значилось в послании.

Глава лютеранской церкви настоятельно советовал отцам города тщательно ознакомиться с содержанием предстоящей постановки – и решить, не оскорбит ли ее содержание как царствующую фамилию, так и прочих монархов.

Сложно сказать, по каким каналам содержание оперы «Верная Аргения», написанной Иоганном Валентином Медером на либретто, созданное, видимо, учителем латинского языка Николаусом Флоршютцем, стало известно вышгородскому священнику.

Однако, судя по тону письма, если и не с самим текстом произведения непосредственно, то с историей постановки оперы – до той поры не вполне удачной – епископ Хелвиг был знаком совсем неплохо. И опасения его были оправданными.

Когда именно Медер приступил к работе над оперой – неизвестно, но завершил он ее не позднее начала лета 1680 года. После чего решил представить свое произведение ни много ни мало самому шведскому королю, отправившись в Стокгольм лично.

В столице инициативу учителя пения Ревельской гимназии не оценили. Ставить предложенное произведение на королевских подмостках – даром что располагались они в бывшем зале для игры в мяч – сочли неподобающим и недостойным.

Официально – по причине того, что композитор-провинциал смешал в своей опере «высокий» и «низкий» жанры: стилистика античного мифа время от времени перемежалась с жанровыми сценками в духе народного зингшпиля.

Однако, скорее всего, главную роль сыграла не музыкальная, а сюжетная сторона дела. Ведь «Верная Аргения», пускай и в завуалировано-мифологической форме, повествовала о событиях актуальной политической жизни.

В истории двух враждующих государств-соседей – вымышленных Фракии и Ликии – явно просматривались Дания и Швеция. В фигурах их правителей – царей Клендра и Лисандра – соответственно, Кристиан V и Карл XI.

Военный конфликт завершался счастливой женитьбой Лисандра на Аргении – сестре Клеандра, что полностью повторяло реальные события – брак Карла с датской принцессой Ульрикой Элеонорой.

Но если в реальности королевская свадьба завершала победоносную для Швеции войну и закрепляла мир с поверженным противником, то на сцене мир наступал именно благодаря свадьбе.

Примиряться с подобной трактовкой событий двор был не согласен: полководческий талант короля-победителя он никак не подчеркивал, скорее – изображал его жертвой любовных чар.

Громкий резонанс

Точная дата премьеры «Верной Аргении» в Таллинне, к сожалению, неизвестна. Зато известно, когда магистрат дал свое официальное добро на постановку: 9 ноября по юлианскому календарю.

Перед этим, правда, произведение было тщательнейшим образом просмотрено профессорами гимназии и завизировано двумя полномочными представителями королевского двора в Эстляндии.

Никакой «крамолы» обнаружено не было – хотя и имеются свидетельства тому, что определенную правку Медеру сделать пришлось. Правда, не в содержательном, а исключительно в музыкальном плане.

Нет никаких свидетельств тому, как была принята постановка ревельским обществом. Более того, не ясно до конца, где именно она состоялась: в зале нынешней Гимназии Густава Адольфа или же зале Большой гильдии.

Очевидно другое: епископ Хелвиг со своим поражением не смирился и продолжил бомбардировать магистрат Нижнего города письмами, предупреждая, что постановка «безбожной комедии» вывела из себя не только его, но и Господа.

Несомненным свидетельством тому духовное лицо посчитало появление кометы, которая была особенно ярко заметна над крышами Ревеля в период с начала и до конца зимы 1680–1681 годов: вероятно, все это время оперу продолжали играть.

Правда, магистрат, во избежание различных кривотолков, обязал Медера предварять каждое новое исполнение «Верной Аргении» выходом автора к публике и оповещением слушателей о том, что все, что будет разыграно, – чистой воды выдумка.

Куда как опаснее морализаторских посланий епископа оказалась нота, направленная из Копенгагена в Стокгольм летом 1681 года: датчане были возмущены, что «комедия», якобы выставляющая их в неподобающем виде, играется в Шведском королевстве.

Дело приняло скверный оборот – и Медеру пришлось писать разъяснение, а затем собственноручно представить его шведскому губернатору на Тоомпеа. Кантору было бы несдобровать – но на защиту его встал ревельский магистрат.

Вероятно, его члены не состояли сплошь из искушенных меломанов и вряд ли вообще имели представление о таком понятии, как свобода творческого самовыражения. Конфликт вокруг оперы был ценен им совершено иным.

Недовольство епископа Хелвига было истолковано как посягательства Верхнего города на права и вольности города Нижнего, гарантированных присягой горожан шведскому престолу еще в дни Ливонской войны.

Так что нет оснований объяснять отъезд Медера из Ревеля в Данциг исключительно проблемами, вызванными постановкой его оперы, – просто место композитору предложили там доходнее.

* * *
На протяжении тридцати пяти лет последующей своей биографии – проработав в Данциге и Кенигсберге, он скончался в 1719 году в Риге – Медер так никогда и не вернулся в город, где состоялась премьера его первой оперы.

Более того, как выяснили много лет спустя после кончины авторы исследователи-музыковеды, – вообще самой первой в истории оперы, созданной немецким композитором на либретто немецкого же автора.

Верность Таллинну продемонстрировала сама «Верная Аргения»: летом 2011 года она после более чем трехвекового перерыва была поставлена в рамках Таллиннского фестиваля театрального искусства.

Пускай резонанс от ее постановки был несравнимо меньший, чем в XVII столетии. Сам факт возвращения первой не только немецкой, но и первой таллиннской оперы на родину не может не радовать.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!