А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина
Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие эпохи.
За три прошедшие недели адвента таллиннцы сумели убедиться: столичным окнам – по крайней мере, в исторической части города – ничего не стоит превратиться то в музыкальную эстраду, то в театральные подмостки.

Доводится им это не впервой: аналогичная культурная программа впервые была опробована в конце восьмидесятых годов прошлого века – в рамках проводившихся в ту пору Зимних дней Старого города.

С основой же своей задачей – служить источником естественного света – окна в Таллинне начали справляться за много веков до того – едва ли не самого рождения городского поселения.

Дым и чад

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

Получить представление о том, как выглядели самые древние предки таллиннских окон, можно и в наши дни: достаточно отправиться в Рокка-аль-Маре, в Музей под открытым небом.

Старейший из представленных в его коллекции хуторов – жилая рига XVIII столетия из Сасси-Яани – конструктивно не так-то сильно отличается от домов протогорожан, живших пятью веками ранее.

Узкие волоковые оконца, конечно, не столько освещали интерьер, сколько служили дымниками: печи-то что исконные местные жители, что заморские колонисты из Дании и Германии топили тогда по-черному.

Удивительным образом подобные «дымовые оконца» не потеряли актуальности и после того, как в обиход бюргеров ганзейского Ревеля вошли очаги с кожуховыми дымоходами, а камень сменил в качестве стройматериала дерево.

Убедиться в этом проще всего, проходя мимо фасада Галереи детского творчества Kullo, последние без малого лет сорок расположенной в бывшем жилом доме средневекового купца по адресу улица Кунинга, 6.

Слева от стрельчатой арки воссозданного реставраторами готического портала – крохотное прямоугольное отверстие, некогда служившее, как считается, для отвода из сеней, где готовили пищу, кухонного чада.

Не исключено, впрочем, что из него не столько выходила гарь, сколько проникал с улицы свежий воздух, повышая тем самым тягу в высокой трубе кожухового дымохода, вентилируя помещение.

Бережливый подход

В равной степени нет однозначного ответа на вопрос о том, для чего служили декоративные элементы, которые время от времени обнаруживаются под штукатуркой жилых домов Старого города.

Самое большое их скопление радует глаз на фасаде бывшего здания отделения искусств Таллиннского университета, выходящем на улицу Суур-Клоостри: между окнами второго и третьего этажа их тут целых пять.

Небольшие пластинки из ласнамяэского плитняка прорезаны сквозными четырехлистниками и выглядят настолько архаичными, что невольно подозреваешь, что они старше стен здания, выстроенного в XV столетии.

Если датировка эта верна, то можно предположить, что и нынешнее расположение их – вторично. По крайней мере ни освещать, ни вентилировать ни одно из расположенных за украшенной ими стеной помещения они в наши дни не могут однозначно.

В равной степени то же самое справедливо и в отношении аналогичного элемента, который красуется в правой части средневековой постройки на улице Сауна, 10: здесь, правда, отверстие оформлено в виде изящного трилистника, вписанного в круг.

Интриги добавляет и то, что если здание на Сауна одно время и использовалось в качестве амбара, то здание на углу Лай и Суур-Клоостри – нет. Да и на складских этажах прочих жилых домов подобных деталей отыскать пока не довелось.

Так что ничто не мешает видеть в них самый древний тип собственно световых таллиннских окон: небольшие по площади плитняковые рамы вполне могли быть «остеклены» кусочками слюды или же затянуты бычьим пузырем.

Остается только подивиться рачительности ревельских обывателей, которые при модернизации своего жилища не избавились от устаревших оконных рам, а использовали их в качестве декоративного элемента.

Окно в Средневековье

Стоит подчеркнуть еще раз: все вышесказанное – не более чем только гипотеза, причем достаточно умозрительная, а отнюдь не искусствоведческая истина в последней инстанции.

Что же сомнению быть подвергнуто не может – это констатация: едва ли не главным акцентом всей композиции фасадов домов таллиннского Старого города окна стали в первой трети XV века.

Именно этим временам мы обязаны хрестоматийному облику вытянутого ввысь фронтона, по центральной оси которого, как правило, располагалась входная дверь, а слева и справа от нее – два высоких окна.

Каменные их рамы, пускай и не столь филигранные, как в церковном зодчестве, сложены мастерами, одаренными в эстетическом и техническом плане. Зачастую сливаясь с порталом, они создают целостный и запоминающийся образ.

Наверняка бывшие для средневековых домовладельцев объектом гордости, окна эти по большей мере пали жертвами перестроек и переделок лет сто пятьдесят тому назад, когда первые этажи жилых домов стали превращаться в торговые помещения.

Потому едва ли не самые «классические» их образчики – окна здания Городского театра на улице Лай или же ресторана «Пепперсак» на Вана-Тург – плод исторической реконструкции третьей четверти минувшего столетия.

Тем ценнее подлинные средневековые оригиналы, сохранившиеся до наших дней: в первую очередь окна дома Хопнера в переулке Ванатуру каэл, а также на здании Городского музея по адресу Вене, 17.

Причуды барокко

Традиционная форма оконного проема – четырехугольник. Можно, конечно, заострить его верхнюю часть, как практиковалось в церковной архитектуре, но это – исключение, которое подтверждает правило.

Неписаный закон впервые был нарушен в Таллинне лет триста тому назад. Причем не здешним уроженцем и даже не местным жителем, а приглашенной звездой из далекой Италии – архитектором Николо Микетти.

Проектируя во вновь основанном Екатеринентале царскую резиденцию, композиционным центром ее западного, парадного фасада мастер решил сделать балкон, увенчав его дверь огромным овальным оконным проемом.

Решенное в духе искусства барокко, окно это было одновременно и декоративным элементом, и функциональным: свет из него лился почти из-под самого потолка главного дворцового зала, наверняка удивляя гостей императорской «дачи».

В том, что среди них бывали не только столичные царедворцы и иноземные послы, но и ревельские обыватели, сомневаться не приходится: круглые или овальные окна вскоре получают распространение в архитектуре бюргерских жилищ.

Правда, новомодный прием приживается почти исключительно в роли украшения: едва ли существовала острая необходимость освещать чердачные помещения здания браковки пеньки на Уус, 15 или дома на Лай, 21.

Был в Старом городе и дом сразу с двумя барочными овальными окнами на фасаде: судя по гравюрам, в середине позапрошлого века они прорезали стену верхнего этажа жилища на углу улиц Вене и Ванатуру каэл.

* * *
В середине сентября 1935 года на северной стороне площади Вабадузе распахнуло перед ценителями прекрасного и простыми любопытствующими двери невиданное доселе в Таллинне здание – Дом искусств.

Необычными были его функции: соединение под одной крышей жилых помещений и пространств для проведения художественных выставок. Еще необычнее – внешний облик удивительной постройки.

Всю центральную часть фасада его занимало остекленное пространство – по сути, гигантское окно. Острые на язык горожане не замедлили подметить его сходство с современной мебелью.

«Сервант искусств» или «комод искусств», демонстративно повернутый к исторической части города тыльной стороной, стал провозвестником принципиально новой архитектуры.

Девизом ее могло бы стать растворение плоскости стен в пространстве окна – принцип, который массово утвердится в Таллинне через добрых лет семьдесят, уже в начале XXI столетия

Можно скептически относиться к современным зданиям «из стекла и бетона». Но стоит пройти днем мимо одного из первого в их семействе – офиса Kawe plaza на Пярнуском шоссе, 15.

В стеклянной его стене, словно в волшебном зеркале, отражаются шпили Старого города. И оптический этот эффект заставляет вспомнить историю таллиннских окон еще раз.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!