А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1325 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие эпохи.
За три прошедшие недели адвента таллиннцы сумели убедиться: столичным окнам – по крайней мере, в исторической части города – ничего не стоит превратиться то в музыкальную эстраду, то в театральные подмостки.

Доводится им это не впервой: аналогичная культурная программа впервые была опробована в конце восьмидесятых годов прошлого века – в рамках проводившихся в ту пору Зимних дней Старого города.

С основой же своей задачей – служить источником естественного света – окна в Таллинне начали справляться за много веков до того – едва ли не самого рождения городского поселения.

Дым и чад

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

Получить представление о том, как выглядели самые древние предки таллиннских окон, можно и в наши дни: достаточно отправиться в Рокка-аль-Маре, в Музей под открытым небом.

Старейший из представленных в его коллекции хуторов – жилая рига XVIII столетия из Сасси-Яани – конструктивно не так-то сильно отличается от домов протогорожан, живших пятью веками ранее.

Узкие волоковые оконца, конечно, не столько освещали интерьер, сколько служили дымниками: печи-то что исконные местные жители, что заморские колонисты из Дании и Германии топили тогда по-черному.

Удивительным образом подобные «дымовые оконца» не потеряли актуальности и после того, как в обиход бюргеров ганзейского Ревеля вошли очаги с кожуховыми дымоходами, а камень сменил в качестве стройматериала дерево.

Убедиться в этом проще всего, проходя мимо фасада Галереи детского творчества Kullo, последние без малого лет сорок расположенной в бывшем жилом доме средневекового купца по адресу улица Кунинга, 6.

Слева от стрельчатой арки воссозданного реставраторами готического портала – крохотное прямоугольное отверстие, некогда служившее, как считается, для отвода из сеней, где готовили пищу, кухонного чада.

Не исключено, впрочем, что из него не столько выходила гарь, сколько проникал с улицы свежий воздух, повышая тем самым тягу в высокой трубе кожухового дымохода, вентилируя помещение.

Бережливый подход

В равной степени нет однозначного ответа на вопрос о том, для чего служили декоративные элементы, которые время от времени обнаруживаются под штукатуркой жилых домов Старого города.

Самое большое их скопление радует глаз на фасаде бывшего здания отделения искусств Таллиннского университета, выходящем на улицу Суур-Клоостри: между окнами второго и третьего этажа их тут целых пять.

Небольшие пластинки из ласнамяэского плитняка прорезаны сквозными четырехлистниками и выглядят настолько архаичными, что невольно подозреваешь, что они старше стен здания, выстроенного в XV столетии.

Если датировка эта верна, то можно предположить, что и нынешнее расположение их – вторично. По крайней мере ни освещать, ни вентилировать ни одно из расположенных за украшенной ими стеной помещения они в наши дни не могут однозначно.

В равной степени то же самое справедливо и в отношении аналогичного элемента, который красуется в правой части средневековой постройки на улице Сауна, 10: здесь, правда, отверстие оформлено в виде изящного трилистника, вписанного в круг.

Интриги добавляет и то, что если здание на Сауна одно время и использовалось в качестве амбара, то здание на углу Лай и Суур-Клоостри – нет. Да и на складских этажах прочих жилых домов подобных деталей отыскать пока не довелось.

Так что ничто не мешает видеть в них самый древний тип собственно световых таллиннских окон: небольшие по площади плитняковые рамы вполне могли быть «остеклены» кусочками слюды или же затянуты бычьим пузырем.

Остается только подивиться рачительности ревельских обывателей, которые при модернизации своего жилища не избавились от устаревших оконных рам, а использовали их в качестве декоративного элемента.

Окно в Средневековье

Стоит подчеркнуть еще раз: все вышесказанное – не более чем только гипотеза, причем достаточно умозрительная, а отнюдь не искусствоведческая истина в последней инстанции.

Что же сомнению быть подвергнуто не может – это констатация: едва ли не главным акцентом всей композиции фасадов домов таллиннского Старого города окна стали в первой трети XV века.

Именно этим временам мы обязаны хрестоматийному облику вытянутого ввысь фронтона, по центральной оси которого, как правило, располагалась входная дверь, а слева и справа от нее – два высоких окна.

Каменные их рамы, пускай и не столь филигранные, как в церковном зодчестве, сложены мастерами, одаренными в эстетическом и техническом плане. Зачастую сливаясь с порталом, они создают целостный и запоминающийся образ.

Наверняка бывшие для средневековых домовладельцев объектом гордости, окна эти по большей мере пали жертвами перестроек и переделок лет сто пятьдесят тому назад, когда первые этажи жилых домов стали превращаться в торговые помещения.

Потому едва ли не самые «классические» их образчики – окна здания Городского театра на улице Лай или же ресторана «Пепперсак» на Вана-Тург – плод исторической реконструкции третьей четверти минувшего столетия.

Тем ценнее подлинные средневековые оригиналы, сохранившиеся до наших дней: в первую очередь окна дома Хопнера в переулке Ванатуру каэл, а также на здании Городского музея по адресу Вене, 17.

Причуды барокко

Традиционная форма оконного проема – четырехугольник. Можно, конечно, заострить его верхнюю часть, как практиковалось в церковной архитектуре, но это – исключение, которое подтверждает правило.

Неписаный закон впервые был нарушен в Таллинне лет триста тому назад. Причем не здешним уроженцем и даже не местным жителем, а приглашенной звездой из далекой Италии – архитектором Николо Микетти.

Проектируя во вновь основанном Екатеринентале царскую резиденцию, композиционным центром ее западного, парадного фасада мастер решил сделать балкон, увенчав его дверь огромным овальным оконным проемом.

Решенное в духе искусства барокко, окно это было одновременно и декоративным элементом, и функциональным: свет из него лился почти из-под самого потолка главного дворцового зала, наверняка удивляя гостей императорской «дачи».

В том, что среди них бывали не только столичные царедворцы и иноземные послы, но и ревельские обыватели, сомневаться не приходится: круглые или овальные окна вскоре получают распространение в архитектуре бюргерских жилищ.

Правда, новомодный прием приживается почти исключительно в роли украшения: едва ли существовала острая необходимость освещать чердачные помещения здания браковки пеньки на Уус, 15 или дома на Лай, 21.

Был в Старом городе и дом сразу с двумя барочными овальными окнами на фасаде: судя по гравюрам, в середине позапрошлого века они прорезали стену верхнего этажа жилища на углу улиц Вене и Ванатуру каэл.

* * *
В середине сентября 1935 года на северной стороне площади Вабадузе распахнуло перед ценителями прекрасного и простыми любопытствующими двери невиданное доселе в Таллинне здание – Дом искусств.

Необычными были его функции: соединение под одной крышей жилых помещений и пространств для проведения художественных выставок. Еще необычнее – внешний облик удивительной постройки.

Всю центральную часть фасада его занимало остекленное пространство – по сути, гигантское окно. Острые на язык горожане не замедлили подметить его сходство с современной мебелью.

«Сервант искусств» или «комод искусств», демонстративно повернутый к исторической части города тыльной стороной, стал провозвестником принципиально новой архитектуры.

Девизом ее могло бы стать растворение плоскости стен в пространстве окна – принцип, который массово утвердится в Таллинне через добрых лет семьдесят, уже в начале XXI столетия

Можно скептически относиться к современным зданиям «из стекла и бетона». Но стоит пройти днем мимо одного из первого в их семействе – офиса Kawe plaza на Пярнуском шоссе, 15.

В стеклянной его стене, словно в волшебном зеркале, отражаются шпили Старого города. И оптический этот эффект заставляет вспомнить историю таллиннских окон еще раз.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!