А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1325 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным образом.

Самый таллиннский камень – он же, по совместительству, и национальный для всей Эстонии – известняк.

Едва ли не с самого момента основания города – и на протяжении последующих за этим семи столетий – основным строительным материалом в Таллинне был именно он – практически безраздельно.

Продолжалось это до осени 1910 года, пока на обочине Пярнуского шоссе не задымили трубы нового предприятия – фабрики по производству силикатного кирпича товарищества «Оскар Амберг и Ко».

Сделай сам

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Оскар Амберг принадлежал к тому типу людей, которых уже в годы его жизни начали называть расхожим американизмом self-made man – буквально, «человек сделавший себя сам».

Выходец из крестьян Дерптского уезда, он, окончив приходскую школу, устремился в частную гимназию Треффнера, оттуда перевелся в государственную и, наконец, поступил в Рижский политехникум.

Получив в 1904 году диплом инженера-машиностроителя, Оскар был призван в армию, причем на фронт попросился вольноопределяющимся добровольцем, завершив Русско-японскую войну с погонами младшего офицера.

По возвращении в родные края проработал четыре года инженером-конструктором на рижском машиностроительном заводе «Мотор». Потом – руководил деревообрабатывающим предприятием некого Агаркова в Минской губернии.

В Ревель тридцатидвухлетний инженер прибыл в 1910 году – город переживал промышленный подъем, доселе в его долгой истории невиданный. Амберг понимал, что его специальность, опыт работы и деловая хватка наверняка будут востребованы.

Традиционно считается, что основанный им завод по производству силикатного кирпича приступил к работе в ноябре. Однако на страницах тогдашней эстонской периодики рекламные объявления о его продукции появляются уже в сентябре.

Как бы ни обстояло дело с хронологической точностью, предприятию было на чем развернуться: если жилые дома тогдашних предместий возводились все больше из дерева, то промышленные и общественные постройки – почти исключительно в камне.

Каменными – правда, сложенными из традиционного плитняка – были и стены цеха, выстроенного в 1908 году Мартином Беклером для производства смазочного масла – да что-то бизнес у него, как гНа месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом, как говорится, с самого начала не заладился.

Амберг с выгодой выкупил у обанкротившегося предшественника производственные помещения, несколько расширил их и незамедлительно приступил к установке необходимого в его начинании оборудования.

Начало было довольно скромным: паровая машина с котлом на дровах, формовочный пресс да два автоклава – аппарата, необходимых для создания давления, превышающего атмосферное.

Работать фабрика первоначально планировала только в теплое время года, когда велась непосредственно кладка стен. Но очень скоро спрос превысил предложение – график стал круглогодичным.

Новый владелец

Стоило бы отметить: первые эксперименты с выпуском силикатного кирпича были предприняты в Ревеле еще лет за одиннадцать до того, как к его производству приступила фабрика Амберга.

Благо, исходного сырья на песчаниках Нымме имелось более чем достаточно – да только вот технология еще была недостаточно совершенной, а самое главное – потенциальных заказчиков не хватало просто хронически.

Тут-то и сыграла роль еще одна сторона личности Амберга: кипучая его натура искала выхода в общественной сфере. Вскоре после появления в городе он стал активным членом чуть ли не всех здешних эстонских обществ.

Общество взаимного кредита строило свой банк – и Амберг как член его правления не мог, разумеется, остаться в стороне. Театральное общество возводило нынешний театр «Эстония» – без Амберга дело никак не могло обойтись и тут.

Все было замечательно, пока в августе 1914 года не грянула Мировая война. Гражданское строительство прекратилось, и фабрика по выпуску силикатного кирпича остановилась. А владелец и основатель ее вновь отправился на фронт.

Вернуться к управлению предприятием ему так никогда больше и не довелось: вернувшись в Таллинн весной 1918-го, Амберг преподавал в гимназии математику, потом принимал участие в Освободительной войне, возглавив инженерные войска.

Еще через два года он стал депутатом Рийгикогу первого созыва, возглавил Эстонский красный крест и, среди прочего, стал инициатором безвозмездной отправки в охваченное голодом Поволжье тысяч тонн продовольствия и сотен – медикаментов.

Трижды он занимал министерский пост, поочередно возглавляя Министерство труда, Министерство обороны и Министерство путей сообщения. В роли главы последнего он лично открывал первую в Эстонии линию электрической железной дороги.

Сложно сказать, какие чувства испытывал Амберг, когда в сентябре 1924 года новенький вагон ныммеской электрички вез министра мимо станции Рахумяэ, совсем неподалеку от которой располагалась некогда его фабрика.

Ведь фабричные трубы совсем недавно вновь начали дымить: предприятие перешло в руки нового владельца – акционерного общества Silikaat – и уже к осени следующего года выпустило первые 620 000 штук кирпичей.

Индивидуальный эксперимент

О том, что нынешний «дом Сааринена» на Пярнуском шоссе и соседний с ним театр «Эстония» в значительной мере выстроены из силикатного кирпича, знают только специалисты.

Это и неудивительно: художественные вкусы эпохи модерна были в губернском Ревеле начала ХХ века еще не столь радикальны, чтобы не скрывать новый стройматериал под штукатуркой.

Другое дело – Таллинн двадцатых-тридцатых годов, ставший столицей молодого независимого государства: силикатный кирпич стал тут неотъемлемым элементом архитектурного облика новых жилых районов.

Вилл, полностью выстроенных из силиката, за пределами Нымме отыскать будет трудно, зато лестничные клетки деревянных жилых домов «таллиннского типа» радуют глаз неоштукатуренным ритмом силикатных кирпичей.

Самым же значительным зданием, выстроенным в столице довоенной Эстонской Республики из этого материала, стала возведенная в 1928 году на Певческом поле эстрада для хоров: обращенная к морю ее сторона была силикатной.

Послевоенный сталинский ампир делал ставку на солидность: продукцию вновь пущенного весной 1945 года завода в Рахумяэ использовать продолжали активно, но, как и в последние годы царской власти, тщательно скрывали под штукатуркой.

«Реабилитация» силикатного кирпича случилась во второй половине пятидесятых – когда в рамках борьбы с «архитектурными излишествами» было решено вернуться к художественному языку функционализма и его относительной дешевизне.

До той поры, пока Таллиннский домостроительный комбинат не освоил выпуск массивных бетонных панелей, пятиэтажные жилые дома с отдельными квартирами, как грибы после дождя, росли по всему городу от Копли до Ласнамяэ.

Позже, когда массовое жилищное строительство в Таллинне стало почти исключительно панельным, силикатный кирпич продолжали использовать в индивидуальных или экспериментальных проектах.

Яркие примеры тому – четырехэтажный дом на Гонсиори, 18 и девятиэтажки на Вильде теэ 52, 56, 68 и 70 – неоштукатуренные силикатные стены сочетаются в их облике с декоративными деревянными панелями.

Склонность к эксперименту ощущается и в группе жилых домов на улице Роопа, выстроенных на заре девяностых. Силикатный кирпич тут акцентирован металлоконструкциями.

* * *
Чудом избежавший июньской депортации Оскар Амберг в годы Второй мировой бежал в Германию и скончался в 1963 году в Любеке.

Основанный им завод благополучно пережил военное лихолетье. А вот переход от плановой экономики к свободному рынку – не столь гладко: производство было сохранено, однако с Пярнуского шоссе перебралось в Мяннику.

Предприятие Silikaat AS находится в наши дни на тамошней улице Силикатсийди. А вот улице Силикаади, которая вела некогда к производственным корпусам фабрики Оскара Амберга, в 1990 году было возвращено давнее название Ристи.

Оно, возможно, исторически и верно – тем более что на месте цехов ныне торговый центр Järve Selver. Но ведь и при его строительстве силикатный кирпич наверняка был задействован – как и в сотнях, если не тысячах иных таллиннских построек.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!