А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа на бульваре Эстония.

Вопреки распространенной точке зрения о том, что в «старое доброе время» зимы в наших краях были чуть ли не арктические, по отношению к периоду довоенной Эстонской Республики утверждение это не совсем справедливо.

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

По крайней мере всю вторую половину двадцатых годов местная периодика сетовала на то, что Рождество и Новый год опять выдались бесснежными, а то и вовсе дождливыми – словно у нас тут не Таллинн, а Париж или даже Лондон.

Впрочем, с началом тридцатых годов ситуация, похоже, вновь повернула в лучшую сторону: жалобы на отсутствие снега и мороза постепенно сменяются традиционным сетованием на небывалые заносы и стужу, «какие не припомнят и старожилы».

Особенно ощутимо дыхание зимы было девяносто лет назад в самом центре столицы: буквально в двух шагах от главной площади можно было встретить… северных оленей, невозмутимо пасущихся близ аутентичного чума – жилища обитателей Лапландии.

Олени в трюме

Во вторник, 20 января 1931 года, к обледенелому причалу таллиннского порта причалил финский пароход «Посейдон».

Среди его пассажиров было пятеро не совсем привычных: мужчина, женщина и трое детей, все одетые в невиданного покроя шубы на оленьем меху и пестрые вязаные шапочки с множеством не менее пестрых помпонов.

Дождавшись, когда основной поток прибывших несколько рассосется, они, к радости толпившихся в гавани зевак, вышли на прогулочную палубу, помахали встречающим рукой и чинно прошествовали к пункту пограничного контроля.

Внешний вид экзотических гостей явно заинтересовал пограничника – а то, что все пятеро были вписаны в один паспорт, где вклеена была только фотография главы семейства, вызвало у стражей границы неловкую заминку с идентификацией.

Подобное в практике первой половины ХХ века встречалось. Проблема же состояла, преимущественно в том, что подтвердить свою личность прибывшие не могли – потому просто, что не знали ни одного из языков, на которых к ним пытались обратиться.

Наконец, выяснилось, что в определенной мере иностранцам знаком финский – и с помощью сопровождавшей их женщины-переводчика эстонская сторона смогла выяснить, кто из гостей является кем и какова цель их визита в Эстонию.

Последнее, пожалуй, было процедурной формальностью: уже с середины января газеты сообщали, что в Таллинн прибывает передвижная выставка, знакомящая с бытом самого северного финно-угорского народа – лопарей или саамов.

После того как все погранично-таможенные формальности были улажены, на берег также спустились два северных оленя, проделавших путь от Хельсинки до Таллинна в… багажном отделении под палубой.

Накормив полярных красавцев специально привезенным из Лапландии замороженным ягелем, гости запрягли животных в двое саней – и живописная процессия двинулась к центру столицы.

Образовательный аспект

Нынешнему таллиннцу сама идея того, что «главными экспонатами» этнографической выставки могут быть представители экзотических стран и народов, кажется несколько шокирующей.

Так оно, разумеется, и есть – с точки зрения современной этики. Но вплоть до середины прошлого столетия в подобных «экспозициях» не видели ничего особенного, тем более – возмутительного.

Судя по всему, ничего унизительного в роли «живых экспонатов» не видели и сами гости: словно не замечая посетителей, они вели во дворе Коммерческой гимназии ту же привычную жизнь, что и в тундре.

Единственное, на что жаловались репортерам местных изданий уроженцы Крайнего Севера, – это нежданно-суровая таллиннская погода: жители Заполярья ощущали себя тут даже в чуме непривычно… холодно.

Причина оказалась достаточно прозаична: Таллиннская бухта еще не успела покрыться льдом – и сырой морской воздух даже при восьми градусах ниже нуля казался лапландцам, выросшим в континентальном климате, лютой стужей.

Зато самим таллиннцам подобный температурный режим был вовсе не помехой: дефицита желающих поглазеть на «передвижной лапландский скансен» не наблюдалось. Правда – все больше издалека, не приобретая входной билет.

Девушки-билетерши предполагали, что причина тому – нежелание снимать на морозном ветру варежки или перчатки и лезть в кошелек за монетами. Но, по всей вероятности, организаторы просто переоценили финансовые возможности горожан.

Выложить пятьдесят сентов с взрослого человека – раза в три больше, чем за дневной киносеанс – таллиннцы не торопились. Да и для школьников пятнадцать сентов тоже было тратой, надо понимать, весьма значительной.

Лишь после того, как городские власти решили, что выставка во дворе Коммерческой гимназии носит не увеселительный, а скорее образовательный характер, от уплаты налога на развлечения организаторы были освобождены.

В благодарность за это цену на билеты удалось понизить на пятнадцать процентов – а малоимущим школьникам по предъявлении ученического удостоверения посещение чума сделали и вовсе бесплатным.

Местные реалии

«Интерес публики к прибывшей семье лапландцев наблюдается большой, – свидетельствовала заметка в «Вестях дня». – Ежедневно на двор Коммерческой гимназии направляется масса любопытных».

Узнать от обитателей импровизированного «зимовья» на площадке в двух шагах от бульвара Эстония и впрямь можно было немало любопытного: благо, девушки-билетеры бойко переводили с финского на эстонский.

Например, что при всей верности приготовлению пищи в котле на открытом огне едят саамы те же самые продукты, что и жители Эстонии: мясо, рыбу, хлеб, масло – вот только практически без соли – нет ее в тундре.

Или что зовут главу семейства Пока, его супругу – Мария, причем то же самое имя носит и средний ребенок – восьмилетняя дочь. У старшего сына – христианское имя Иисак, а вот младшего, полуторагодовалого, нарекли по-лопарски: Ааслака.

«Означают ли что-то лапландские имена – это сопровождающим выставку девушкам неизвестно, – бесхитростно сообщала читателям газета Waba maa. – Фамилии же лапландцы вовсе не употребляют, обходясь исключительно личными именами».

Корреспонденту удалось выяснить, что родом гости Таллинна с финляндско-шведского приграничья, километрах в четырехстах от городка Рованиеми – в ту пору, разумеется, еще не успевшего стать общепризнанной резиденцией Санта-Клауса.

«В глухой тамошней тундре живут их родичи – целая большая семья, – продолжал журналист. – Там они пасут своих оленей и ловят рыбу. Не так давно они приезжали в Хельсинки, откуда двое старейшин уже уехали назад домой».

С реалиями местной жизни, по крайней мере, глава семейства освоился: выучив на эстонском соответствующую фразу, он интересовался, где тут поблизости находится лавка со спиртным и до скольких она открыта.

Журналисту саам пояснил, мол, спирт ему нужен для приготовления снадобья от простуды. На деле же, вероятно, манила его сама доступность горячительного: в Финляндии еще действовал сухой закон…

Успех повсюду

Проведя в Таллинне пять полных дней, лапландцы направились в Ляэнемаа, а оттуда – по северо-восточной, центральной и южной Эстонии.

Хаапсалу и Нарва, Валга и Раквере, Пайде и Вильянди – в каждом населенном пункте «передвижной экспозиции» сопутствовал успех. Правда, во время переездов один из оленей пал, а в Выру даже пониженную цену за билет сочли слишком высокой.

Лишь во второй половине марта гости из Заполярья достигли Риги. Морем туда же были доставлены три новых оленя – и программа «передвижной выставки» была дополнена возможностью прокатиться в лапландских санях.

К тому моменту уроженцы Крайнего Севера, похоже, окончательно обжились в непривычных условиях. И от статуса «пассивных экспонатов» перешли к роли, как могли бы сказать в наши дни, «интерактивного этнографического шоу».

Так, старший сын лопаря Пока, подросток Иисак, к примеру, не только демонстрировал публике навыки обращения с лассо, но и за несколько монет в обход официальной кассы начал обучать своему искусству рижских сверстников.

Долго задерживаться на чужбине саамам не пришлось: приближалась весна. Надо было успеть добраться хотя бы до Финляндии, прежде чем снег сойдет, сани превратятся в обузу, а оленям станет слишком жарко.

Можно предположить, что обратно до Хельсинки семейство добиралось прямым путем – по морю. Во всяком случае, о том, чтобы саамы посетили Таллинн на пути домой, свидетельств не сохранилось.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!