А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для пешеходов.

Курс «архитектурного омоложения» оказался на этот раз не слишком продолжительным: всего-то неполные полгода – считай, пять с половиной месяцев – Бёрси кяйк был закрыт для прохода.

Ничтожно мало по сравнению даже с относительно недавним прошлым. И совсем уж незначительно в масштабах всей биографии этой пешеходной улочки, насчитывающей вот уже более шести с небольшим столетий.

Проход через двор.

Биржевой переулок.

Биржевой переулок.

Готический фасад здания Исторического музея Эстонии – изначально Большой гильдии – венчает коньковый камень с цифрами «1410», указывающими на год завершения строительства.

Можно ли считать ту же дату точкой отсчета и для истории пешеходного прохода, вытянувшегося вдоль юго-западной стены гильдейского дома, – вопрос, как говорится, открытый.

Нет оснований сомневаться, что существовал переулок и ранее – с той поры, как главное торжище переместилось с площади Вана-Тург на Ратушную, а улица Лай начала застраиваться жилищами.

Иначе и быть не могло: планировка исторического ядра Таллинна – стихийная. Улицы и переулки его – бывшие дороги и тропы, некогда связывающие между собой те или иные центры общественной жизни поселения.

Площадь перед зданием магистрата – «чрево» города, сосредоточение коммерции. Улица, вытянутая от подножья Тоомпеаского холма почти до гавани – «спальный микрорайон». Бёрси кяйк – кратчайший путь между ними.

Современным исследователям пока не удалось найти ответ на вопрос, как и в какой степени повлияло строительство здания Большой гильдии на коммуникационные функции этого пути. Но то, что влияние имелось – почти наверняка.

Ведь пространство, бывшее до того общедоступным, начало все чаще восприниматься «частным». Или, точнее, «корпоративным» – принадлежащим конкретной организации, братству самых зажиточных и влиятельных купцов. То есть – элите города.

По крайне мере с XVI века в источниках начинает упоминаться «первый» или «большой» гильдейский двор: малым, соответственно, считался незастроенный клочок земли у тыльного фасада Большой гильдии, обращенного в сторону улицы Лай.

Вскоре после завершения строительства гильдейского здания над пешеходным проходом со стороны улицы Пикк возвели помещения акцизной камеры – учреждения, по своим функциям схожего с современным налоговым департаментом.

Спустя еще век – не позднее 1510 года – надвратное помещение было пристроено и с противоположной стороны: здесь разместилась опочивальня, или невестина камора – помещения для отдыха новобрачных после свадебного пира.

Гильдейская территория

В первой половине ХХ века живописность Бёрси кяйк открыли для себя не только фотографы, но графики. Обложка литературно-художественного журнала Agu, 1923 год.

В первой половине ХХ века живописность Бёрси кяйк открыли для себя не только фотографы, но графики. Обложка литературно-художественного журнала Agu, 1923 год.

Не позднее 1563 года проход стал перекрываться: вначале некой деревянной «загородкой», а спустя еще четверть века появились ворота, которые вначале покрывали смолой, а позже начали красить масляной краской.

Проход, превратившийся таким образом в закрытый двор, зажил собственной жизнью: по крайней мере в теплое время года он стал чем-то вроде еще одного гильдейского «зала» – крытого не каменным сводом, а самим небом.

В 1613 году двор замостили – причем не булыжником и галькой с морского побережья, как было это принято у частных домовладельцев, а восьмью десятками каменных плит. Нельзя исключать, что для большего лоска они были гладко отесаны.

Вдоль стен соседних зданий были установлены деревянные скамьи – и можно предполагать, что гильдейские братья не только чинно сидели на них, наслаждаясь летним теплом и свежим воздухом, но и практиковали вполне активный отдых.

Так, известно, что в 1612 году во дворе был установлен стол для игры в «корабельный», или «шкиперский» бильярд – современные таллиннцы без труда распознали бы в нем корону. Не исключено, что играли здесь летом и в кегельбан – условия это позволяли.

Для того чтобы попадать сюда непосредственно из дома Большой гильдии, в первой трети XVII столетия был пробит новый дверной проем и ведущая во двор лестница: следы их были маркированы на стене Исторического музея при последней реставрации.

Известно, впрочем, что приблизительно в те же годы двор был поделен на две части каменной стеной, оштукатуренной и выбеленной: надо полагать, одна часть осталась рекреационной, а вторая начала использоваться в хозяйственных целях.

Во всяком случае известно, что еще лет двести тому назад где-то на дворе Большой гильдии сушились скатерти, залитые вином во время пиров – свадебных и приуроченных к гильдейским праздникам годового цикла.

Удивительным образом функция эта сохранилась и после того, как двор вновь стал проходным: до девяностых годов прошлого века сюда выносили в жаркие дни проветрить гобелены из музейной коллекции.

Понятное дело, что на это время проход посторонним по Бёрси кяйк закрывался – словно в те стародавние времена, когда переулок был владением средневековых ганзейских купцов.

Упрямый трест

Когда именно Биржевой проход опять вернул себе статус общедоступной городской территории и снова стал служить кратчайшим путем между улицами Пикк и Лай – сказать не так-то просто.

Куда проще сказать, когда само здание Большой гильдии горожане все чаще стали именовать Биржевым залом: судя по газетным объявлениям, случилось это в последней трети позапрошлого столетия.

Неизвестно также, сразу же после вселения под готические своды в 1873 году ревельской биржи вытянутый вдоль ее стены переулок стали называть Биржевым, позабыв прежнее имя – Гильдейский, или нет.

Однако уже к началу минувшего столетия он определенно стал одной из городских достопримечательностей: открытки с его увенчанной шпилем церкви Святого духа перспективой издавались уже в царское время.

Несмотря на растущую туристическую популярность – фотографии переулка в двадцатые-тридцатые годы активно тиражировались изданиями на иностранных языках, – он не спешил превращаться в «музейный экспонат».

Так, например, крохотная лавочка, встроенная под аркой былой невестиной каморы неким шляпником еще в начале XIX века, продолжала бойкую торговлю и в предвоенной ЭР: вначале – колониальным товарами, потом – бакалеей.

Ничто, казалось бы, не предвещало того, что совсем скоро биография исторического пешеходного прохода парадоксальным образом… повернет вспять – и, к огорчению ценителей таллиннской старины, он станет недоступным на изрядное время.

Беда, как говорится, пришла откуда не ждали: по окончанию Второй мировой войны в помещения биржи въехала торговая палата Эстонской ССР, а вот готические подвалы под средневековым зданием почему-то отдали в распоряжение треста «Главвино».

Особого пиетета к наследию минувшего организация, снабжавшая таллиннцев горячительными напитками, не испытывала: вначале она захламила переулок пустыми ящиками и бочками, а потом и вовсе превратила Бёрси кяйк в свой хоздвор.

Самое досадное, что даже после того, как в 1952 году в здание Большой гильдии въехала экспозиция Исторического музея ЭССР, освобождать подвалы виноторговый трест отнюдь не поспешил. И тогда к делу подключилась пресса.

Резонанс, пожалуй, оказался даже сильнее, чем предполагалось: статью молодого архитектора Дмитрия Брунса, опубликованную еженедельником Sirp ja Vasar, отреферировала даже эмигрантская пресса в Стокгольме.

Не отставали, конечно же, и местные, таллиннские издания: в разделе сатиры публиковали вирши, мол, винный дух обосновался в Биржевом проходе так, что даже исполкому его оттуда никак не выкурить…

Наконец, в последнем номере перед наступлением нового, 1955 года, Õhtuleht разместила снимок: последняя винная бочка выкачена из-под арки акцизной камеры – исторический проход вновь открыт!

* * *

Одиннадцать лет тому назад Биржевой проход изрядно помолодел: в ходе реставрации всего гильдейского комплекса он превратился из переулка просто в часть музейной экспозиции.

На устилающих землю гранитных плитах появились тексты и даты, напоминающие об основных датах истории: от появления на территории Эстонии первых людей до присоединения к ЕС.

Для того чтобы у посетителей осталось ощущение незавершенности исторического процесса, после нее были отмечены «вехи будущего» – вроде пятисотлетия ЭР или сотого Певческого праздника.

Одного авторы концепции предвидеть не сумели: темперамента таллиннских… дворников: очищая переулок от наледи, они очистили его и от ряда букв и цифр в высеченных на граните текстах.

Реставрация вернула их на прежнее место, одновременно подновив карнизы акцизной камеры и невестиных покоев. А сам Биржевой проход вновь стал открыт для всех желающих. Ежедневно с семи утра до девяти вечера.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!