А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть этого отрезка городской биографии.

Было ли оно и в самом деле старым-добрым, как по сей день заверяют порой научно-популярные издания, – вопрос, лежащий в области не столько исторического знания, сколько его интерпретаций.

С одним спорить бессмысленно: сто лет, бессменно прожитых Ревелем и его обитателями под властью шведских монархов, наложили отпечаток на весь уклад и течение городской жизни.

Порой – в тех ее сферах и областях, о которых далекий от профильных научных исследований горожанин, скорее всего, не задумывается, не говоря уже о мимолетном госте города.

А между тем именно XVII веку Таллинн обязан переменами, которые – в долгосрочной перспективе – свидетельствовали: Средневековье завершилось, на пороге – Новое время.

Шаг за стену

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Представлять себе средневековый город, закованный в кольцо крепостных укреплений, словно рыцарь в латы, – привычно и эффектно, но, говоря по правде, достаточно далеко от истины.

Сколь неприступными ни были бы городские стены и башни, рано или поздно вокруг фортификационного пояса начинали возникать домишки предместий – и Ревель не был тут исключением.

К XVII веку стало очевидно: от артиллерии за крепостными стенами не отсидеться. На смену им шли укрепления нового типа – бастионы, возведение которых оборачивалось ростом городской территории.

Территория эта незамедлительно осваивалась магистратом: делилась на участки под застройку и прошивалась регулярной сетью улиц. Как правило, «в комплекте» с ними шла и новая площадь, одновременно торговая и парадная.

Планы модернизации ревельских укреплений во времена шведского владычества составлялись, корректировались, отменялись и утверждались вновь многократно. И хотя большая их часть так и осталась на бумаге, кое-что удалось реализовать.

Речь в данном случае идет даже не о трех массивных бастионах, которые прикрыли подступы к городу, соответственно, с юга и с севера – нынешних горках Линдамяги, Харьюмяги и Сконе. А о проекте, непосредственного отношения к ним не имеющем.

Лет за сорок до начала их строительства вдоль восточного отрезка городских стен протянулась новая улица – та, что ныне носит название Уус. Ровная, будто прочерченная по линейке, она пролегала не за укреплениями, а перед ними.

Участки под застройку были выставлены на аукцион. Приобретали их преимущественно члены Большой гильдии, что было новшеством само по себе: до того в предместьях за городской стеной жила публика небогатая.

Ни одного бюргерского жилища шведского времени на улице Уус, к сожалению, не сохранилось. Зато цел деревянный дом номером 9, выстроенный то ли в самом конце XVII, то ли уже XVIII века, служивший некогда казармой.

От времен шведского правления сохранилась и еще одна постройка, расположенная на изрядном расстоянии от городских укреплений, – бывшая летняя мыза ратмана Дрентельна, нынешний домик Петра в Кадриорге.

Три полосы
Считается, что одной из причин того, что царь остановил выбор именно на этом загородном доме, являлось его месторасположение: из окон открывался прекрасный вид на гавань и рейд.

Любоваться панорамой бухты, скрытой ныне позднейшими постройками и парковыми насаждениями, можно было и в шведские времена. Разве что флаги на кораблях наверняка несколько отличались.

Среди моря голубых полотнищ с желтым крестом – корабельных штандартов собственно Швеции – нетрудно было разглядеть и не столь многочисленные полосатые бело-голубые, радостные глазу горожанина особо.

Если история таллиннского герба к настоящему времени изучена неплохо, то сказать то же самое относительно флага Таллинна, увы, до сих пор невозможно: в лучшем случае упоминается, что использовать его начинают в XVII столетии.

В ту пору шведское правительство начинает все активнее делать ставку на развитие международной морской торговли: разрабатывается целая система льгот, в первую очередь – налоговых и таможенных, – которые полагаются судовладельцам.

Купечество Ревеля, равно как Риги и Нарвы, принимает эту инициативу на ура: строить собственные суда им поначалу еще не по карману, однако покупать в складчину плавсредства в Нидерландах или Великобритании – доступно вполне.

В том числе – и довольно внушительные: так, в 1674 году на воду в Амстердаме был спущен трехмачтовый галиот «Герб Ревеля» грузоподъемностью почти в триста тонн, заложенный на средства сразу семнадцати таллиннских купцов.

Не во всех портах шведская символика принималась дружественно. Понимая это, правительство Швеции позволяло судам, принадлежащим купцам из эстляндских и лифляндских городов, ходить под собственными флагами.

Считается, что первоначально ревельский флаг повторял мотив герба: три синих льва на золотом фоне. Но от непогоды флаги линяли, контуры изображений стирались – так, дескать, и получились три полосы на белом фоне.

При всей соблазнительности данной версии стоит признать ее все же легендарной: аналогичные «полосатые» флаги использовались в XVI–XVII веках судовладельцами многих городов восточного берега Балтики.

В первую очередь вспоминается используемый и поныне красно-белый флаг Висмара. Или черно-белый флаг Кнайпхофа – одного из трех городских поселений, позже объединившихся в Кенигсберг.

Ревельский, ныне таллиннский, сине-белый вписывается в это семейство идеально. Полосатый, словно тельняшка, он пришелся городу мореходов и судовладельцев к лицу, как никакой иной.

Окно в мир
Под какими бы флагами ни заходили в ревельскую гавань суда, везли они не только иноземные товары – в шведский период преимущественно соль, сукно и железо, – но и новости.

Стремление узнать о происходящем за много сотен миль от родных мест было присуще, вероятно, людям всегда. Но только в Новое время сведения эти обрели материальную ценность.

Коммерсанты, интересующиеся в первую очередь стоимостью тех или иных товаров на ведущих мировых рынках, были готовы заплатить за оперативно составленную «бизнес-сводку» мелкую монету.

Название подобной денежной единицы, бывшей в ходу в Венецианской республике лет пятьсот тому назад, известно в наши дни всякому носителю русского языка: «газетта», откуда уже рукой подать до современной газеты.

Когда именно таллиннцы впервые познакомились с газетными изданиями – отследить невозможно. Во всяком случае регулярно получать их горожане смогли с 1638 года, когда Эстляндия была включена в почтовую систему Швеции.

Не многим яснее ситуация и с начальной точкой отсчета биографии собственно таллиннских СМИ: по одной версии, периодический новостной листок стали издавать в Ревеле чуть ли не с 1675 года, по альтернативной – никак не ранее 1689-го.

Второй вариант выглядит все же достовернее. Как минимум по той причине, что в самом названии издания было прямое указание на конкретное место выпуска. Называлось оно Revalsche Post-Zeitung – то есть «Ревельская почтовая газета».

Издателем ее традиционно считается почтмейстер Карл Филипп Груббе – по крайней мере с момента своего вступления на занимаемый пост в 1697 году. Но, вероятно, и предшественником его в роли «главреда» был человек, связанный с почтой.

Иначе и быть не могло: по своему содержанию первая таллиннская газета была, пользуясь современно терминологией, «дайджестом». Проще говоря – «нарезкой» новостей, почерпнутых из иностранных периодических изданий.

Для своего времени это был информационный прорыв: исследователи выяснили, что Revalsche Post-Zeitung была источником сведений не только для местных купцов, но, вероятно, и для хрониста Кристиана Кельха, например.

Жаль только, что новости местной жизни, в первую очередь таллиннской, на газетных полосах практически не отражались – за исключением чрезвычайных происшествий и коммерческой рекламы.

Видимо, сама возможность узнать о том, что происходит за тридевять земель, казалась тогдашним ревельским обывателям почти чудом, по сравнению с которым повседневность выглядела блекло.

* * *
С точки зрения политической истории XVII столетие было для таллиннцев периодом относительной стабильности: ни вражеские войска, ни социальные бури не тревожили мерное течение жизни.

С точки же зрения ментальной век, прожитый под скипетром шведских королей, был для ревельских бюргеров переломным моментом – рубежом между эпохами, который город и его обыватели начинали преодолевать.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!