А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть этого отрезка городской биографии.

Было ли оно и в самом деле старым-добрым, как по сей день заверяют порой научно-популярные издания, – вопрос, лежащий в области не столько исторического знания, сколько его интерпретаций.

С одним спорить бессмысленно: сто лет, бессменно прожитых Ревелем и его обитателями под властью шведских монархов, наложили отпечаток на весь уклад и течение городской жизни.

Порой – в тех ее сферах и областях, о которых далекий от профильных научных исследований горожанин, скорее всего, не задумывается, не говоря уже о мимолетном госте города.

А между тем именно XVII веку Таллинн обязан переменами, которые – в долгосрочной перспективе – свидетельствовали: Средневековье завершилось, на пороге – Новое время.

Шаг за стену

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Представлять себе средневековый город, закованный в кольцо крепостных укреплений, словно рыцарь в латы, – привычно и эффектно, но, говоря по правде, достаточно далеко от истины.

Сколь неприступными ни были бы городские стены и башни, рано или поздно вокруг фортификационного пояса начинали возникать домишки предместий – и Ревель не был тут исключением.

К XVII веку стало очевидно: от артиллерии за крепостными стенами не отсидеться. На смену им шли укрепления нового типа – бастионы, возведение которых оборачивалось ростом городской территории.

Территория эта незамедлительно осваивалась магистратом: делилась на участки под застройку и прошивалась регулярной сетью улиц. Как правило, «в комплекте» с ними шла и новая площадь, одновременно торговая и парадная.

Планы модернизации ревельских укреплений во времена шведского владычества составлялись, корректировались, отменялись и утверждались вновь многократно. И хотя большая их часть так и осталась на бумаге, кое-что удалось реализовать.

Речь в данном случае идет даже не о трех массивных бастионах, которые прикрыли подступы к городу, соответственно, с юга и с севера – нынешних горках Линдамяги, Харьюмяги и Сконе. А о проекте, непосредственного отношения к ним не имеющем.

Лет за сорок до начала их строительства вдоль восточного отрезка городских стен протянулась новая улица – та, что ныне носит название Уус. Ровная, будто прочерченная по линейке, она пролегала не за укреплениями, а перед ними.

Участки под застройку были выставлены на аукцион. Приобретали их преимущественно члены Большой гильдии, что было новшеством само по себе: до того в предместьях за городской стеной жила публика небогатая.

Ни одного бюргерского жилища шведского времени на улице Уус, к сожалению, не сохранилось. Зато цел деревянный дом номером 9, выстроенный то ли в самом конце XVII, то ли уже XVIII века, служивший некогда казармой.

От времен шведского правления сохранилась и еще одна постройка, расположенная на изрядном расстоянии от городских укреплений, – бывшая летняя мыза ратмана Дрентельна, нынешний домик Петра в Кадриорге.

Три полосы
Считается, что одной из причин того, что царь остановил выбор именно на этом загородном доме, являлось его месторасположение: из окон открывался прекрасный вид на гавань и рейд.

Любоваться панорамой бухты, скрытой ныне позднейшими постройками и парковыми насаждениями, можно было и в шведские времена. Разве что флаги на кораблях наверняка несколько отличались.

Среди моря голубых полотнищ с желтым крестом – корабельных штандартов собственно Швеции – нетрудно было разглядеть и не столь многочисленные полосатые бело-голубые, радостные глазу горожанина особо.

Если история таллиннского герба к настоящему времени изучена неплохо, то сказать то же самое относительно флага Таллинна, увы, до сих пор невозможно: в лучшем случае упоминается, что использовать его начинают в XVII столетии.

В ту пору шведское правительство начинает все активнее делать ставку на развитие международной морской торговли: разрабатывается целая система льгот, в первую очередь – налоговых и таможенных, – которые полагаются судовладельцам.

Купечество Ревеля, равно как Риги и Нарвы, принимает эту инициативу на ура: строить собственные суда им поначалу еще не по карману, однако покупать в складчину плавсредства в Нидерландах или Великобритании – доступно вполне.

В том числе – и довольно внушительные: так, в 1674 году на воду в Амстердаме был спущен трехмачтовый галиот «Герб Ревеля» грузоподъемностью почти в триста тонн, заложенный на средства сразу семнадцати таллиннских купцов.

Не во всех портах шведская символика принималась дружественно. Понимая это, правительство Швеции позволяло судам, принадлежащим купцам из эстляндских и лифляндских городов, ходить под собственными флагами.

Считается, что первоначально ревельский флаг повторял мотив герба: три синих льва на золотом фоне. Но от непогоды флаги линяли, контуры изображений стирались – так, дескать, и получились три полосы на белом фоне.

При всей соблазнительности данной версии стоит признать ее все же легендарной: аналогичные «полосатые» флаги использовались в XVI–XVII веках судовладельцами многих городов восточного берега Балтики.

В первую очередь вспоминается используемый и поныне красно-белый флаг Висмара. Или черно-белый флаг Кнайпхофа – одного из трех городских поселений, позже объединившихся в Кенигсберг.

Ревельский, ныне таллиннский, сине-белый вписывается в это семейство идеально. Полосатый, словно тельняшка, он пришелся городу мореходов и судовладельцев к лицу, как никакой иной.

Окно в мир
Под какими бы флагами ни заходили в ревельскую гавань суда, везли они не только иноземные товары – в шведский период преимущественно соль, сукно и железо, – но и новости.

Стремление узнать о происходящем за много сотен миль от родных мест было присуще, вероятно, людям всегда. Но только в Новое время сведения эти обрели материальную ценность.

Коммерсанты, интересующиеся в первую очередь стоимостью тех или иных товаров на ведущих мировых рынках, были готовы заплатить за оперативно составленную «бизнес-сводку» мелкую монету.

Название подобной денежной единицы, бывшей в ходу в Венецианской республике лет пятьсот тому назад, известно в наши дни всякому носителю русского языка: «газетта», откуда уже рукой подать до современной газеты.

Когда именно таллиннцы впервые познакомились с газетными изданиями – отследить невозможно. Во всяком случае регулярно получать их горожане смогли с 1638 года, когда Эстляндия была включена в почтовую систему Швеции.

Не многим яснее ситуация и с начальной точкой отсчета биографии собственно таллиннских СМИ: по одной версии, периодический новостной листок стали издавать в Ревеле чуть ли не с 1675 года, по альтернативной – никак не ранее 1689-го.

Второй вариант выглядит все же достовернее. Как минимум по той причине, что в самом названии издания было прямое указание на конкретное место выпуска. Называлось оно Revalsche Post-Zeitung – то есть «Ревельская почтовая газета».

Издателем ее традиционно считается почтмейстер Карл Филипп Груббе – по крайней мере с момента своего вступления на занимаемый пост в 1697 году. Но, вероятно, и предшественником его в роли «главреда» был человек, связанный с почтой.

Иначе и быть не могло: по своему содержанию первая таллиннская газета была, пользуясь современно терминологией, «дайджестом». Проще говоря – «нарезкой» новостей, почерпнутых из иностранных периодических изданий.

Для своего времени это был информационный прорыв: исследователи выяснили, что Revalsche Post-Zeitung была источником сведений не только для местных купцов, но, вероятно, и для хрониста Кристиана Кельха, например.

Жаль только, что новости местной жизни, в первую очередь таллиннской, на газетных полосах практически не отражались – за исключением чрезвычайных происшествий и коммерческой рекламы.

Видимо, сама возможность узнать о том, что происходит за тридевять земель, казалась тогдашним ревельским обывателям почти чудом, по сравнению с которым повседневность выглядела блекло.

* * *
С точки зрения политической истории XVII столетие было для таллиннцев периодом относительной стабильности: ни вражеские войска, ни социальные бури не тревожили мерное течение жизни.

С точки же зрения ментальной век, прожитый под скипетром шведских королей, был для ревельских бюргеров переломным моментом – рубежом между эпохами, который город и его обыватели начинали преодолевать.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!